Олег Столяров. Праязык как основа цивилизации: проблемы реконструкции

Даже самые серьезные научные публикации по данной теме грешат узко-конфессиональным или расовым подходом. Добро бы их авторы приходили к подобным выводам в результате независимых исследований. Нет, они в большинстве случаев заранее убеждены в своей правоте и пытаются подогнать факты и источники под собственные гипотезы.
0
31
20:11:2020
праязык или протоязык

Праязык или протоязык – где, когда и как? (фото /cf.ppt-online.org/)

«Язык следует рассматривать не как мертвый продукт,  а как созидающий процесс».
Вильгельм фон Гумбольдт

Олег Столяров праязыкОлег Столяров (род. 1965 г.) – Литературный институт им. А.М.Горького, факультет поэзии, апсирантура ИМЛИ РАН, кандидат филологических наук, доцент. Президент МАИР (Международная Академия исследований и развития)

Существовал ли праязык? Если – да, то почему не сохранился, когда дал начало другим языкам? Что собой представляет «праязык», как явление?  По этому поводу возникло множество компетентных мнений, научных гипотез и теорий, противостоящих подчас самым абсурдным домыслам и нелепым фантазиям. Подавляющее большинство современных людей, в том числе представители точных и естественных наук почему-то считают, что о процессах, происходящих в языке и с языком способен судить любой носитель данного языка, однако это весьма опасная ошибочная точка зрения, простительная только лишь дилетантам

О самом факте существования праязыка лингвисты, филологи и языковеды спорят со времен глубокой античности до сих пор. К тому же проблема праязыка, кроме лингвистов и филологов, издавна волнует многих антропологов, философов и эзотериков. Представители этих направлений человеческой мысли рассматривают сей предмет с разных точек зрения, казавшихся несовместимыми друг с другом еще недавно, в эпоху тотального господства “классической” материалистической науки. В последнее время, казалось бы, закончившиеся споры приобрели особенно ожесточенный характер. Каковы же причины, спровоцировавшие их обострение? Попробуем разобраться.

Начнем с языковедческого определения категории «праязык». Праязы́к (калька с нем. Ursprache) — древний язык, из которого впоследствии возникли языки, относящиеся к данной семье языков (латинский по отношению к романским языкам). Праязык, язык-основа, протоязык, термин, обозначающий гипотетическое состояние группы или семьи родственных языков, реконструируемое на основе системы соответствий, которые устанавливаются между языками в области фонетики, грамматики и семантики сравнительно-историческим методом (например, индоевропейский П., праславянский язык).

Реальность П. как звучащего единообразного языка определённого доисторического этноса остаётся дискуссионной. П. может пониматься и как группа близкородственных диалектов, из которых в результате обособленного развития возникли позднейшие группы исторически засвидетельствованных языков. Если возникновение и развитие группы родственных языков не выходит за исторические рамки, реальность П. может быть строго документирована (ср. современные романские языки, для которых П. был народный латинский — т. н. вульгарная латынь). Элементы и формы П. называют архетипами. Соответствия им на последующих этапах языковой эволюции называют их рефлексами.

Праязык, не зафиксированный письменностью, реконструируется с помощью сравнительно-исторического метода. Возможна ли попытка подобной реконструкции? Разные ученые отвечают на провокационный вопрос по-разному. Уже на первых порах развития сравнительно-исторического языкознания возникла гипотеза о том, что сходство структур родственных языков, совпадения в словаре и грамматике сложно было бы объяснить, приняв мысль о том, что все эти структуры восходят к одному общему языку-предку. Французский ученый А. Мейе писал: «Два языка называются родственными, когда они оба являются результатами двух различных эволюций одного и того же языка, бывшего в употреблении раньше». Как раз здесь-то и возникает вопрос: если можно восстановить отдельные слова и формы этого языка, то нельзя ли попытаться восстановить язык целиком, несмотря на то, что он не был зафиксирован в свое время? Да, этот путь возможен – утверждают одни языковеды. В качестве аргумента, подтверждающего их правоту, они приводят успехи  некоторых славистов в реконструкции «общеславянского языка», звучавшего более пятнадцати веков назад в районе среднего течения Днепра и Дуная, на прилегающих землях.

Структурная лингвистика уже давно при помощи математических методов обосновывала существование праязыка, вероятным ближайшим родственником которого является, по их мнению, санскрит как самый старший представитель наиболее многочисленной семьи индоевропейских языков. Действительно, если мы предположим, что языки возникли из единого корня, то самой древней согласно статистическим законам должна оказаться группа, доминирующая в количественном отношении с точки зрения вариативности. Таковой, безусловно, является индоевропейская группа языков. С другой стороны, грамматическая и фонетическая структуры и письменность языков, относящихся к монголоидной расе, настолько отличаются от параметров индоевропейской и семито-хамитской семей, что впору задуматься об ее отдельном происхождении. Также имеет свое право на жизнь и антропологический подход. Большинство современных антропологов, не говоря уже о генетиках, ратуют за теорию происхождения homo sapiens’a из единого корня.

Родиной изначального человечества объявлена Африка, где до недавнего времени были обнаружены наидревнейшие останки австралопитеков. Однако последние открытия опять-таки китайских ученых, обнаруживших человекообразные останки возрастом до двух миллионов лет несколько поколебали данную концепцию. Пришлось срочно выдумывать для нее подпорки. Теперь добавляют, что некоторые виды человекообразных до homo sapiens’a начали расселяться гораздо раньше, нежели предполагалось и, что последний вытеснял своих более отсталых в эволюционном плане сородичей в процессе географической экспансии. Кроме того, вряд ли кто-нибудь из серьезных ученых даже из соображений политкорректности возьмется признать за праязык какое-нибудь африканское наречие. Да, вдобавок, необходимо отыскать потомков тех первых “человеков разумных”, которые может быть вышли из Африки, так как Черный континент заселен, как известно, мигрантами из Европы.

Философский и эзотерический походы к данной проблеме очень схожи, так как предполагают единство человеческого знания. Как говорил Конфуций: “Знаки и символы правят миром”, — а язык в его письменном выражении является одним из величайших символов. Символы несут в себе идеи (эйдосы), о которых рассуждал Платон, выдавая часть пифагорейского учения. Универсальность идей подразумевает наличие некоего универсального языка, будь-то музыка, математика или непосредственно сама речь. Многие социальные утопические проекты сопровождались предложениями создания единого языка в целях уничтожения национальных, расовых, культурных и прочих различий. Эсперанто или надсат (Надсат – трансформированное на английский манер слово «надцать», дабы передать смысл слова подросток (teenager).) Берджесса суть явления довольно близкие. Первый является плодом научной мысли, так и никогда неосуществленный на практике. Второй – порождение фантазии художника для иллюстрации стирания границ в обществе будущего.

К убежденным сторонникам существования праязыка относятся представители почти всех религий на нашей планете. Это естественно. Система символов Общего Начала Вселенной не может не быть единой. Лишь человеческое сознание по-разному интерпретирует данное единство, отчего и появляется множество систем.

Каббалисты наследуют зогарическую традицию халдеев, которая, в свою очередь, абсолютизируется и отчасти профанируется в Торе и Библии. Ведические религии в силу более раннего упадка утратили книжное единство, но оно до сих пор сильно на лингвистическом уровне, представляемом индоевропейскими народами. Да и священные тексты индусов, иранцев, славян, германцев и кельтов таят в себе много схожего. Веды, Авеста, Эдда, другие  древние мифы и саги несут в себе общий корень, восходят к общим архетипам.

Мало чем отличаются по своей сути и различные оккультные науки у разных народов. Хиромантия и астрология в Китае и в Европе не имеют принципиальных противоречий. В любом священном тексте вы найдете упоминание об изначальном языке, на котором божественные силы передавали свои знания и создавали Великие Традиции.

Напомню, что предметом нашего научного интереса является язык. С сожалением приходится констатировать, что практически все, даже самые серьезные научные публикации, связанные с данной проблемой, грешат узко-конфессиональным или расовым подходом. Причем, добро бы их авторы приходили к подобным выводам в результате независимых исследований. Нет, они в большинстве случаев заранее убеждены в своей правоте и пытаются подогнать факты и источники Традиции под собственные гипотезы. И они имеют на это полное право. В конце концов, выбор часто становится вопросом веры. Однако все же жалкую и смешную картину представляют попытки проникнуть в любой нерасшифрованный древний язык на основе универсального языкового (а не системного) ключа. Они весьма схожи с такими избитыми выражениями как “Россия – родина слонов” или “евреи – избранный народ”, что, кстати, довольно точно отражает сущность двух базовых историко-культурных парадигм – индоевропейской и семитской. Бывали между ними и конфликты, но вряд ли какая-нибудь из них способна полностью все объяснить в чисто лингвистическом плане.

Разногласия их все равно будут сохраняться до тех пор, пока, как говорится, есть спор между Гипербореей (Арктогея или Арктида) и Атлантидой.

Попытки сопоставления существующих лингвистических структур при помощи сравнительного языковедческого анализа на сегодняшний день не могут дать точной, исчерпывающей  картины зарождения, развития праязыка и дальнейшего его деления на различные семиотико-семантические направления и этнические группы, но необходимость подобной реконструкции весьма актуальна и до сих пор не утратила своего значения. Возможно, благодаря таким прорывам, каким является открытие Ю.В. Кнорозова – современным филологам и лингвистам в обозримом будущем удастся придти к более интересным и значимым результатам.

Мы находимся на пороге великих филологических и лингвистических открытий, приходящих на смену эпохе великих географических и исторических открытий; языковедческих открытий,  которые по всей вероятности перевернут наши традиционные, устоявшиеся представления о языке. Открытия такого рода помогут по-новому взглянуть не только на проблему зарождения и развития языка, как способа и средства общения, но и языка, как культурного национально образующего исторического феномена, рассматриваемого в контексте развития человеческой цивилизации в ее многообразии и пестроте, присущей любой нации и этнической группе.

Филологам и лингвистам XXI века предстоит, быть может, скорое разрушение прежних стереотипов, расширение границ исследовательских методов, создание нового научного инструментария, который будет намного совершеннее прежнего и превзойдет его по глубине, точности и объективности научных выводов. Это позволит кардинально реформировать старую и создать новую, более совершенную теоретическую базу, без возникновения которой невозможны никакие попытки языковедческих реконструкций и лишены перспективности любые научные эксперименты в данном направлении.

Литература

Андреев Н.Д. Раннеиндоевропейский праязык. Л., 1986.
Андронов М.С. Из истории классификации дравидийских языков // Теоретические основы классификации языков мира: Проблемы родства. М., 1982.
Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966.
Гамкрелидзе Т.В., Иванов Вяч. Вс. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1984. Т. 1-2.
Дельбрюк Б. Введение в изучение индоевропейских языков // Звегинцев В.А. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях. М., 1964. Ч. 1.
Дыбо В.А. Ностратическая гипотеза: (Итоги и проблемы) // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1978. Т. 37, № 5.
Журавлев В.К., Нерознак В.П. Проблемы реконструкции праязыкового состояния // Slavica XVIII. Debrecen, 1981.
Иванов Вяч. Вс. Праязыки как объекты описания в издании «Языки мира» // Теоретические основы классификации языков мира. М., 1980.
Иванов Вяч. Вс. Славянский, балтийский и раннебалканский глагол: Индоевропейские истоки. М., 1981.
Иллич-Свитыч В.М. Опыт сравнения ностратических языков: Введение. Сравнительный словарь. М., 1971. Т. 1; 1976. Т. 2; 1984. Т. 3.
История первобытного общества: Общие вопросы. Проблемы антропосоциогенеза. М., 1983.
Климов Г.А. Введение в кавказское языкознание. М., 1986.
Кумахов М.А. Сравнительно-историческая фонетика адыгских (черкесских) языков. М., 1981.
Лингвистическая реконструкция и древнейшая история Востока. М., 1984 г. Ч. 5: Проблемы изучения ностратической макросемьи языков: (Тезисы и доклады конференции).
Макаев Э.А. Общая теория сравнительного языкознания. М., 1977.
Марр Н.Я. Избранные работы. Л., 1937. Т. 4: Основные вопросы истории языка.
Марузо Ж. Словарь лингвистических терминов. М., 1960.
Мейе А. Введение в сравнительное изучение индоевропейских языков. М., 1938.
Нерознак В.П. Метод сравнения в синхронном языкознании: (К основаниям лингвистической компаративистики) // Изв. АН СССР. Сер. лит. и яз. 1986, Т. 45, № 5.
Нерознак В.П., Герценберг Л.Г. Языковые общности: Проблемы теории и метода исследования // Соотношение частнонаучных методов и методолгиии в филологической науке. М., 1986.
Общее языкознание: Методы лингвистических исследований. М., 1973.
Охотина Н.В. Языки банту // Сравнительно-историческое изучение языков разных семей: Задачи и перспективы. М., 1982.
Палмайтис М.Л. Праязык — генетическая или контактная общность? // ВЯ, 1978, № 1.
Поржезинский В.К. Сравнительная грамматика славянских языков. М., 1914. Вып. 1.
Порхомовский В.Я. Афразийские языки. Чадские языки // Сравнительно-историческое изучение языков разных семей: Задачи и перспективы. М., 1982.
Серебренников Б.А. Проблема достаточности основания в гипотезах, касающихся генетического родства языков // Теоретические основы классификации языков мира: Проблемы родства. М., 1982.
Серебренников Б.А., Гаджиева Н.З. Сравнительно-историческая грамматика тюркских языков. 2-е изд. М., 1986.
Соссюр Ф. де. Труды по языкознанию. М.: Прогресс, 1977.
Старостин С.А. Праенисейская реконструкция и внешние связи енисейских языков // Кетский сборник: Антропология. Этнография. Мифология. Лингвистика. Л., 1982.
Топоров В.Н. Категория времени и пространства и балтийское языкознание // Балто-славянские исследования. 1980. М., 1981.
Трубецкой Н.С. Вавилонская башня и смешение языков // Евразийский временник. Берлин, 1923. Кн. 3.
Фортунатов Ф.Ф. Сравнительное языковедение: Общий курс. М., 1902.
Хайду П. Уральские языки и народы. М., 1985.
Шлейхер А. Компендий сравнительной грамматики индоевропейских языков // Звегинцев В.А. История языкознания XIX-XX веков в очерках и извлечениях. М., 1964. Ч. 1.
Шухардт Г. Избранные статьи по языкознанию. М., 1950.
Щербак А.М. О ностратических исследованиях с позиции тюрколога // ВЯ, 1984, № 6.
Щербак А.М. Очерки по сравнительной морфологии тюрских языков: (Имя). М., 1977.
Щербак А.М. Сравнительная фонетика тюрских языков. М., 1970.
Эдельман Д.И. Сравнительная грамматика восточноиранских языков: Фонология. М., 1986.
Яхонтов С.Е. Оценка степени близости родственных языков // Теоретические основы классификации языков мира. М., 1980.

Для связи с автором: oleg-stolyarov@yandex.ru

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля