А.В. Дутов. Искусство разведки. Эмиль Гольдфус – Рудольф Абель – Вильям Фишер

Служивший в советской разведке с 1930-х гг. Вильям Фишер вошел в историю как Рудольф Абель: именем этого разведчика, к тому времени уже покойного, Фишер назвался при аресте в 1957 г. в Нью-Йорке. Его настоящего имени ФБР так и не узнало (в Нью-Йорке он был известен как талантливый художник Э. Гольдфус). Не знал его и выдавший Фишера предатель – его бывший связной-радист Р. Хейханен. Более того, ФБР не удалось выяснить, в чем конкретно заключалась шпионская деятельность резидента. Между тем именно Фишер/Абель сыграл ключевую роль в получении сведений об американской атомной бомбе, в т.ч. об устройстве инициирующего взрыв «замыкателя» заряда, что помогло коллективу Курчатова сэкономить по меньшей мере год на пути к первому испытанию советской бомбы. В США «Абеля» приговорили к 32 годам тюрьмы, но менее чем через 5 лет великий разведчик вернулся на родину – его обменяли на агента ЦРУ Ф.Г. Пауэрса, чей самолёт был сбит над территорией СССР в 1960 г.
0
339

Спецслужбы никогда до конца не раскрывают свои секреты. Поэтому фильмы о шпионаже, как правило, строятся на вымышленных сюжетах.

Фильм «Мёртвый сезон» можно считать исключением. В его основу положены подлинные факты из биографии легендарного советского разведчика. Прообразом героя, которого сыграл Д. Банионис, является человек, получивший известность под именем Рудольф Абель.

Нью-Йорк. 21 июня 1957 года. Бруклин. Недорогой отель «Latham». В одном из номеров пожилой человек досыпает последние минуты на свободе. Это один из самых известных разведчиков в истории. Когда через 14 лет он уйдёт из жизни, его дочери с трудом удастся добиться того, чтобы на надгробии отца была выбита его подлинное имя – Вильям Генрихович Фишер.

Агенты ФБР, вошедшие в номер, сразу попытались получить от постояльца чистосердечное признание. Но Вилли Фишер, резидент советской разведки в Соединенных Штатах, понимал, что для него главное – выиграть время. Именно в тот момент он решил называться именем своего умершего в 1955 году друга и коллеги – Рудольфом Абелем.

Расчёт заключался в том, что новость об аресте советского шпиона под таким именем тотчас же попадет в прессу. И в Москве, зная о многолетней дружбе Фишера и Абеля, сразу поймут, кто арестован на самом деле.

Поразительно, что, осудив Фишера, американцы почти ничего не узнали о его делах в Соединенных Штатах. Более того, они так и не узнали его подлинного имени.

Советский разведчик Рудольф Абель покидает суд с федеральными агентами

Дело арестованного и осужденного агента оказалось парадоксальным. Американская контрразведка так и не выяснила, что именно он делал в США на протяжении почти целого десятилетия. В приговоре не было сказано, каков состав его преступления. Там много говорилось о том, что было найдено в его комнате и фотомастерской на бывшем складе: увеличители, проявители, закрепители, закладки и так далее. Но какого-либо материала относительно того, в чём конкретно заключался шпионаж, у американцев не было никакого. Возникло даже предположение, что шпион был так называемым «спящим агентом».

Обычный американский пятицентовик, знаменитый «Никель». Одна из таких монет стала для ФБР первым сигналом о том, что в стране действует советский нелегал.

В историю ФБР дело Абеля вошло под названием «полый никель».

22 июня 1953 года в районе Бруклина мальчишка – разносчик газет «Brooklyn Eagle» зашёл к своим клиентам. У них не оказалось сдачи, и мальчик стал стучаться к соседям с просьбой разменять доллар. В числе соседей оказался фотохудожник Гольдфус, он же резидент Фишер-Абель, совершивший роковую ошибку. С обычной мелочью он нечаянно отдал газетчику монету-тайник. Когда мальчишка, выйдя из дома, стал считать выручку, одна из монет показался ему подозрительно легкой. Он подбросил её и не смог поймать, никель ударился о мостовую и разбился. Внутри оказалась микропленка и бумажка с цифрами.

Фотохудожник Гольдфус, он же резидент Рудольф Абель, он же Вильям Фишер

В тот же день он показал странную находку подружке, чей отец служил в полицейском управлении Нью-Йорка. Назавтра монетка, бумажка и пленка попали в полицию, оттуда в местное управление ФБР, а на следующий день, спецкурьером, в штаб-квартиру ФБР в Вашингтоне.

Были задействованы лучшие эксперты, однако шифр раскрыть не удалось. Единственное, что удалось выяснить – машинка, на которой напечатаны цифры, советского производства, и данным шрифтом пользуются в СССР. Никаких концов, ведущих к резиденту, находка не дала, и дело положили на полку. Привести к советскому резиденту «полый никель» тогда не смог. Вилли Фишера через четыре года выдаст предатель…

Англия начала ХХ века. Фотография семьи Генриха Фишера, немца, политического эмигранта из России.

В России отец Вильяма вступил в один из первых марксистских кружков, созданных самим Владимиром Ульяновым. Одно время они были довольно близки. Ленин доверял Генриху первое прочтение своих политических статей.

Генрих женился на русской красавице Любе, которую тоже обратил в большевистскую веру. Люба была фельдшером и помогала мужу тайно перевозить по стране подпольные газеты, спрятанные в огромных медицинских справочниках. После высылки царской полицией семьи Фишеров в Англию её глава продолжил политическую борьбу и стал одним из основателей Компартии Великобритании.

Жили супруги скромно, растили сыновей – старшего Гарри и младшего Вильяма, будущего разведчика, который родился в 1903 году. Чтобы помочь семье, Вильяму, которого назвали так в честь Шекспира, пришлось подрабатывать. Но времени хватало и на учебу в школе, и на увлечения музыкой и рисованием. Позже была учеба в университете, но его Вилли так и не окончил.

Кремль. Семья Фишер, личные покои.

В 1920 году Фишер по личному приглашению Ленина возвращается в Россию. Семью старого большевика Генриха Фишера с почётом поместили в самом Кремле.

Слева направо: Эрнст Кренкель, Вильям Фишер, Михаил Царёв.

На этой фотографии 1925 года – эпизод из жизни красноармейцев учебной роты связи. Эти трое – друзья. Каждый из них достигнет вершин в своей профессии: Вильям Фишер – выдающийся разведчик; Михаил Царёв – великий актер; Эрнст Кренкель – знаменитый полярник, участник папанинских экспедиций, прототип радиста из фильма «Семеро смелых». Колоритная «троица» иногда шокировало своими гражданскими привычками сослуживцев, в большинстве простых деревенских ребят. В первую ночь, когда новобранцы отходили ко сну, старшина роты из старослужащих украинцев чуть не сошёл с ума, когда увидел, что один новобранец, раздевшись перед сном, облачился в шёлковую полосатую пижаму. Это и сегодня в армии произвело бы фурор. А тогда это было что-то невероятное. Новобранец оказался Михаилом Ивановичем Царёвым, будущим Народным артистом СССР.

Елена Лебедева и Вилли Фишер

После армии Вилли стал хорошим радистом, что позже помогло его службе в разведке. Он знакомится с девушкой – арфисткой Еленой, долго ухаживает за ней. Елена Степановна будет спутницей Вильяма Генриховича всю его жизнь. Благодаря жене он попал на работу в ОГПУ: его рекомендовала сестра жена, работавшая в иностранном отделе ОГПУ переводчицей.

С самого начала в органах ценились, прежде всего, его навыки радиста и прекрасное знание языков.

Китай, где служил радистом Рудольф Абель – он стоит, облокотившись на поручни. Рядом – жена Ася. На корточках – Вилли Мартенс, тоже из разведки. А сидит на поручнях – Вильям Фишер

До недавнего времени эта фотография была незнакома даже ведущим историкам разведки. На ней можно увидеть двух Абелей: настоящего Рудольфа Абеля и Вильяма Фишера. Страной первой зарубежной командировки Вильяма Фишера считают Норвегию, куда он приехал в начале 30-х годов. Но на этой фотографии 1927 года за спиной у разведчиков Китай.

Настоящий Рудольф Иванович Абель

После возвращения на родину Вильям Фишер по заданию разведки получает британскую визу. Ему, уроженцу Англии, это было несложно.

Вильям Фишер за работой в радиоцентре

В начале 30-х Фишер создает нелегальную радиосеть в Европе.

Он живет то в Норвегии, то в Англии. Там ему довелось познакомиться с учёным Петром Капицей, которого советская власть уговаривала вернуться на родину. Капица вернулся; как считается, в этом была немалая заслуга Фишера.

В 1936 году Фишер становится личным радистом советского резидента в Испании Александра Орлова (Лейба Лазаревич Фельдбин, Лев Лазаревич Никольский). Очень скоро это сыграет роковую роль в его карьере.

Александр Орлов (Лейба Лазаревич Фельдбин, Лев Лазаревич Никольский) – заместитель Главного военного советника в Испании, резидент НКВД

После возвращения из Европы Фишера направляют в одно из самых секретных подразделений разведки. Его возглавлял Георг Миллер, австрийский социалист, начинавший в разведке Коминтерна. В историю золотого периода нашей разведки 30-х и отчасти 40-х, когда её могущество было огромным, Миллер вошёл как гениальный мастер изготовления поддельных документов.

Миллер Георгий Георгиевич, подполковник Министерства госбезопасности

Работа в группе Миллера, да и вообще в разведке, неожиданно для Фишера закончилась в 1938 году. В стране начались «троцкистские репрессии». Основной причиной массовых чисток в спецслужбах была борьба Сталинской группы против политических противников Советской власти, одним из лидеров которых был Лев Троцкий. Среди разведчиков выявлялись троцкисты, которых увольняли или арестовывали. Но существовала причина более субъективного характера, а именно, бегство на Запад Лейбы Фельдбина – вышеупомянутого Александра Орлова. Он был тогда одной из крупнейших фигур во внешней разведке. Чекист, следователь трибунала, резидент во Франции, Австрии, Италии и Испании.

В 1938 году Орлова заподозрили в связи с Троцким и вызвали в Москву. Но он решил бежать. Прихватил средства резидентуры, громадную по тем временам сумму – 60 тысяч долларов, и вместе с женой перебрался в Канаду, а затем в США.

Орлов подставил под удар огромное количество людей, которые были на него завязаны. Тогда, в 1938 году, Вильям Фишер, личный радист резидента-перебежчика, избежал ареста. Его не обвинили в измене, а просто уволили. Специалист по радиотехнике Фишер обошёл кадровые отделы нескольких московских предприятий. Как только кадровики узнавали, что перед ними уволенный чекист, ему автоматически давали от ворот поворот. Но тут неожиданно помогло знание иностранных языков.

Пётр Леонидович Капица – советский физик. Лауреат Нобелевской премии. Дважды Герой Социалистического Труда. Лауреат двух Сталинских премий l степени. Член Академии наук СССР. Член Лондонского королевского общества, иностранный член Национальной академии наук США

Одним из немногих источников существования были переводы из патентного бюро. Эту работу давал Фишеру никто иной, как Петр Капица. Заработки были нерегулярными и небольшими, но главное – была работа.

Однако Вилли Генрихович на этом не успокоился. Он написал письмо другу своего отца, старому большевику Андрееву. Письмо до Андреева дошло, и через некоторое время руководство НКВД пригласило Фишера на работу.

С 1941 года Фишер готовил радистов для партизанских отрядов и разведывательных групп, засылаемых в оккупированные Германией страны. Он внёс огромный вклад в успешное осуществление операции «Монастырь» и «Березино» крупнейших радиоигр Второй мировой войны. Их суть заключалась в передаче немцам дезинформации от имени антисоветского подполья и немецких диверсионных групп. Десятки немецких агентов, направленных с проверкой к своим, в тыл большевиков, были задержаны.

Сразу после войны его вернули во Внешнюю разведку. Вскоре он начал готовиться к главной командировке в своей жизни – в США.

Вильям Генрихович Фишер

«Король Нью-Йорка»

50-е годы. Нью-йоркская богема: художники, писатели, журналисты, музыканты. Особым вниманием пользуется новенький, немец, эмигрант Эмиль Гольдфус. Прекрасный собеседник, остряк, эрудит, интеллектуал. Отлично играет на гитаре, дарит новым знакомым талантливые наброски. Ещё одной особенностью новичка было умение тихо и незаметно покидать компанию. Современники описывают поведение Вилли Фишера так, что можно предположить: разведчик владел основами гипноза.

Портрет нью-йоркского живописца Эмиля Гольдфуса кисти американского художника Берта Сильвермена

На Фишера была возложена сложнейшая задача: восстановление разведывательной сети в Соединенных Штатах, получение сведений об американских атомных разработках, помощь засвеченным агентам в эвакуации через Латинскую Америку.

Также перед ним стояла задача, которая и сегодня мало кому известна. Он должен был создать диверсионную сеть. «Марк» – такой псевдоним получил Вилли Генрихович. На случай горячей войны шла подготовка к возможным действиям в тылу врага; для этого готовились силы не в США, а в Латинской Америке, так называемые Коммандос – отряды Никарагуа, Гондураса, Гватемалы, Кубы. Именно Фишер отвечал за создание и ввод в действие отлаженной системы этих сил быстрого реагирования на случай возникновения военного конфликта между США и СССР.

Детали американского этапа работы Вилли Фишера – до сих пор тема секретная. Известно, что он сыграл ключевую роль в получении сведений об атомной бомбе, в частности, об устройстве «замыкателя» ядерного заряда, вызывающего её взрыв.

17.11.1969 года. Москва. Леонтина и Моррис Коэны после награждения орденами «Красного Знамени»

Фишеру было поручено проверить старых агентов, старые сети, которые использовались ещё в 30-е – 40-е годы, и восстановить связь с теми из них, кого он сам сочтёт достаточно надёжными. Такими товарищами были Моррис Коэн и его жена Леонтина. Эта семейная пара и стала той группой, которая помогла Фишеру добыть информацию по атомной бомбе.

Предположительно эти материалы помогли коллективу Курчатова сэкономить год на пути к первому испытанию атомной бомбы.

Разведчики-нелегалы почти никогда не фотографируются в военной форме. Фото майора Вильяма Фишера сделано для служебного удостоверения

О заслугах Вилли Генриховича Фишера говорит тот факт, что именно в те годы он получает один из высших орденов для разведчиков – Орден «Красного Знамени». Но лучшей наградой для него стал долгосрочный отпуск, организованный «Центром». Несколько месяцев Вилли Генрихович, наслаждаясь общением с семей в Москве, отдыхает на природе в Подмосковье.

Уже тогда у Фишера были недобрые предчувствия: он не хотел возвращаться в Америку, доказывал, что на работе может пагубно отразиться его усталость, говорил о ненадежности связников.

Во время отпуска разведчика-нелегала летом 1955-го на даче в Челюскинской собирались только свои. Справа налево сидят Вильям Фишер с женой, близкие друзья Рудольф Абель и Вилли Мартенс с женами

Арест

После возвращения в США опасения разведчика подтвердились. Появились явные признаки слежки. Единственное, что он мог сделать – минимизировать ущерб от ареста, который из вероятного всё более превращался в неизбежный.

Арест Рудольфа Абеля (Вильяма Фишера)

Но при этом часть улик всё же продолжал носить с собой. Свою ошибку Фишер частично исправил при аресте. Одну из улик ему удалось незаметно спрятать в ладонь и во время похода в туалет спустить в унитаз практически на глазах у агента ФБР. Тогда, во время ареста, его последний бой только начинался, и главной опасностью оказался предатель – бывший радист Фишера Рейно Хейханен (псевдоним «Вик»), карел по национальности. В своё время он смог получить настоящий американский паспорт. Наверное, это сыграло главную роль в решении направить его в распоряжении Фишера.

Рейно Хейханен – сотрудник нелегальной резидентуры советской внешней разведки в США. Работал радистом у Вильяма Фишера, проживал под именем финна Юджина Маки. В 1957 году перешёл на сторону США и способствовал раскрытию ряда советских агентов, действовавших в США. Согласно официальной версии, погиб в автокатастрофе в Пенсильвании при невыясненных обстоятельствах.

Когда «Вик» неожиданно уехал во Францию, Фишеру стало всё ясно. Это было бегство. Осталось ждать окончательного провала. Хейханен мог сдать самого резидента, что он и сделал, придя по своей инициативе в Американское посольство в Париже. Но, к счастью, он не знал о Фишере многого: ни его настоящего имени, ни, тем более, его контактов.

Во время процесса обвинение настаивало на смертной казни. Но на присяжных заседателей, на судей, на всех, кто следил за громким процессом, подействовало поведение подсудимого. Он держался спокойно, дружелюбно, часто шутил. Только когда стали зачитывать найденные при обыске письма жены и дочери, на глаза подсудимого навернулись слезы. Но и это сработало в его пользу.

Джеймс Донован – американский адвокат, офицер военно-морских сил США и политический переговорщик. Широко известен ролью переговорщика в обмене американского пилота самолёта-шпиона U-2 Фрэнсиса Гэри Пауэрса на советского разведчика Рудольфа Абеля в 1962 году.

Огромную роль в смягчении приговора, в изменении отношения к суперагенту русских сыграл адвокат Джеймс Донован. Сам бывший разведчик, Донован хорошо понимал: нужно во что бы то ни стало сохранить жизнь своего подопечного. Прежде всего потому, что человека такого уровня можно было всегда обменять на американских агентов, арестованных в СССР. Кроме того, между адвокатом и подзащитным сложились доверительные отношения. Донован проникся к Абелю искренним человеческим расположением и впоследствии называл его настоящим джентльменом.

Приговор суда был суров – 32 года тюремного заключения. Во время оглашения вердикта Вилли Генрихович держался стойко, хотя для него этот срок был равносилен пожизненному.

Вильям Фишер (Рудольф Абель) после Приговора суда

Полковник русской разведки пользовался уважением всех обитателей тюрьмы: и обыкновенных убийц, и крёстных отцов, и сотрудников, от рядовых охранников до начальства.

Четыре с небольшим года Абеля содержали в Атланте – Федеральной тюрьме. В камере кроме него было ещё семь человек. Рядом с ним постоянно находились заключенные, как правило, с большим сроком, совершившие достаточно серьезные преступления.

Интеллигентный, худой, сутулый, отнюдь не атлет, ничего общего с сокамерниками Абель не имел. Таким людям в тюрьме трудно даже просто выжить. Вилли Генрихович не только выжил, он завоевал у заключённых огромное уважение.

У моих друзей разведчиков-нелегалов стоит на полке копия этюда Рудольфа Абеля, который он нарисовал, находясь в американской тюрьме; на оборотной стороне этюда – автографы знаменитой тройки Великих советских разведчиков. На фото слева направо: Ашот Акопян, Конон Молодый, Вильям Фишер

Русский шпион в тюрьме был без преувеличения на положении «вора в законе». Его уважали не только рядовые преступники. Он исполнял роль «третейского судьи» в разрешении конфликтов легендарных крёстных отцов того времени. Знаменитые американские гангстеры, которые отсиживали свои сроки, обращались к Абелю не иначе как «Полковник». В частности, он примирил таких известных мафиози, как Кастелло и Динавелло.

Обмен

Сцена обмена в фильме «Мёртвый сезон» довольно точно воспроизводит реальный обмен Вилли Фишера на сбитого американского летчика Френсиса Пауэрса, который произошёл 11 февраля 1962 года на границе ГДР и Западного Берлина. Самой процедуре обмена предшествовала многоходовая операция и длительные переговоры. Многие интереснейшие подробности эпопеи обмена становятся известны только сегодня.

Под именем Юргена Дривса, якобы немецкого двоюродного брата Эмиля Гольдфуса, будущий начальник нелегальной разведки Управления «С» ПГУ КГБ Юрий Дроздов натурализовался и поселился в Восточном Берлине. Затем он вступил в переписку с адвокатом Джеймсом Донованом.

У советской стороны появился серьезный козырь для будущих переговоров. В канун 1 мая 1960 года над Уралом был сбит американский самолет-разведчик «У-2». Пилот выпрыгнул с парашютом, был арестован и осуждён.

Фрэнсис Гэри Пауэрс – американский лётчик, выполнявший разведывательный полёт над территорией СССР. Пилотируемый Пауэрсом самолёт-разведчик U-2 был сбит в районе Свердловска 1 мая 1960 года. На фото Пауэрс позирует на камеру вместе с макетом самолёта U-2. Забавно, что на работу в ЦРУ Френсис Гэри Пауэрс был принят в день вынесения приговора Рудольфу Абелю/Вилли Фишеру.

После обмена письмами, которые обозначали позиции сторон, было решено начать очные переговоры. Адвокат Донован вместе с несколькими сотрудниками ЦРУ прибыл в Берлин.

Остался последний день заключения Абеля. На фото Эвелина (Елена) и Эля Фишер только что встретились с адвокатом Донованом. На заднем плане «кузен Дривс» – Юрий Дроздов.

Поначалу американцы соглашались на обмен по принципу: «голова за голову», но потом стали набивать цену. После многих месяцев работы десятков людей всё было готово. Сам Хрущев распорядился поменять ТРЁХ американцев на ОДНОГО Абеля. В Восточный Берлин прибывает жена и дочь Вилли Генриховича. Самого Фишера самолетом перевозят в Германию.

10 Февраля 1962 года обмен на мосту Глиникер-Брюкке (Glienicker Brucke) Рудольфа Абеля на Пауэрса

1967 год, на даче в Челюскинской, где Вильям Генрихович проводил последние годы своей жизни.

Дача в Подмосковье стала главным местом отдыха Вилли Фишера. О скромном участке и доме Вильям Генрихович заботился трогательно. Полученные в качестве компенсации за годы заключения 25 тысяч рублей он потратил на постройку второго этажа. Там он устроил своё гнездо: кабинет, библиотеку, мастерскую.

Вилли Генрихович был в курсе современных ему научных и технических достижений. В 1968 году в Новосибирском Академгородке после недолгой беседы специалисты приняли его за физика-ядерщика. Они и предположить не могли, что перед ними разведчик, который специально изучал проблему ещё в конце 40-х перед командировкой в США.

Увидев на столе макет «Магнитной ловушки», Вилли Генрихович дал по поводу этого, знакомого в то время лишь горстке специалистов, устройства по-настоящему профессиональный комментарий. Директор института, ученик Курчатова академик Будкер, узнав, что общался с разведчиком, был просто поражен. Он сказал:

«Если бы он был помоложе, я бы с удовольствием взял его на работу в институт и дал бы ему самый важный отдел».

15 ноября 1971 года Вилли Генрихович Фишер, вошедший в историю разведки под именем Рудольфа Абеля, умер. Гениальный разведчик, виртуозный радист, радиотехник экстракласса, тонкий психолог, философ, музыкант, художник – таланты этого человека можно перечислять долго. Его вклад в дело обеспечения безопасности страны и всего мира переоценить невозможно.

Москва. Новое Донское кладбище. Могила Вильяма Фишера

Разведка – это война, а на войне нет более высокой оценки, чем признание заслуг противником. Создатель ЦРУ, непримиримый враг Советского Союза Аллен Даллес в своей книге «Искусство разведки» отметил: «Я бы хотел, чтобы мы имели в Москве трёх-четырёх человек, таких, как Абель». Это скупое признание стоит тысяч похвал.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Искусство, разведки, Абель, Фишер, А.В. Дутов

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*