Anlazz. Главный смысл Революции

Революция - это ликвидация базового противоречия, состоящего в том, что при общественном характере производства капитализм сохраняет частный характер присвоения результата этого производства. "Выдернув" сотни миллионов людей со своих индивидуальных, семейных хозяйств и бросив их на огромные производства, капитализм оставил в руках небольшого класса собственников управление прибавочной стоимостью, которая в лучшем случае тратилась на его собственное потребление. Революция явилась попыткой ликвидировать указанное мегапротиворечие, т.е. сделать распределение прибавочного продукта общественным процессом, таким же, как и процесс производства. Без разрешения этого противоречия невозможно никакое развитие. Отсюда следует, что идущие сейчас в России процессы, ведущие к усилению значимости "общественного" в пику "частному" - на деле являются прогрессивными. Вопреки открытому декларированию современной России, как антисоветской и антиреволюционной, она на деле оказывается... на революционной стороне.
0
218

На самом деле очень многие просто не понимают: в чем же состоит “исторический смысл Революции” – той самой, что началась в России 1917 года, и, по сути, продолжается до сих пор. Потому, что слова “построение социализма”, например – могут восприниматься совершенно по разному для представителей различных идеологических течений. (Скажем, для одних это – “ликвидация частной собственности и научный атеизм”, для других – “бесплатные квартиры и колбаса по 2-20”, для третьих – “раскулачивание и Гулаг”.) Но на самом деле все просто.

Потому, что Революция – это ликвидация “того самого” базового противоречия, описанного в позапрошлом посте. Состоящего в том, что при общественном характере производства капитализм сохраняет частный характер присвоения результата этого производства. Иначе говоря: капитализм изменил “вековую” – на самом деле, тысячелетнюю – особенность классового общества: его “парцеллярный характер”, его ориентированность на частное (семейное) производство. (Кое было базисом экономики и в Древнем Риме, и в средневековой Франции, и даже в Германии Нового времени до Бисмарка.)  То есть, “выдернул” миллионы, десятки миллионов, сотни миллионов людей со своих “парцелл”, со своих индивидуальных, семейных хозяйств – крестьянских наделов, мастерских, лавок – и бросил их на огромные фабрики, заводы, порты, железнодорожные дороги, сети ритейла и т.д.

А вот “управление результатами” всего этого – распределение прибавочного продукта – оставил “в руках” небольшого класса собственников. Которые, собственно, и продолжили решать: куда потратить все, сделанное в указанной огромной производственной системе. Поэтому они – в самом-самом-самом – лучшем случае тратят их на собственное потребление. Да, все эти яхты, дворцы и персональные самолеты – это реально ЛУЧШИЙ вариант потребления “элиты”! Потому, что в худшем – они начинают их расходовать на “повышение в иерархической пирамиде”, на конкурентную борьбу, на полное – и окончательное – подчинение себе воли всех остальных. (Включая других элитариев.)

Кстати, если до недавнего времени вершиной “худшего” была война, то теперь становится понятным, что есть и еще более мерзкая альтернатива. Ну да, установление “мира Железной пяты”, Торманса – мира, где воля всех людей полностью подчинена некоей группе олигархии. (Сейчас есть “зачаток” этого – пресловутая “климатическая истерия”, которая охватила большую часть мира. То есть, система, в которой прямо заявлено: цель каждого человека – “сохранить климат”, причем необходимость оного не обсуждается. Поэтому КАЖДЫЙ должен только и делать – что снижать свой “углеродный след”, вплоть до очевидного принятия эвтаназии.)

Впрочем, ладно – обо всем этом надо говорить уже отдельно. Тут же важно только то, что Революция, по сути, явилась попыткой ликвидировать указанное мегапротиворечие, сделать целеполагание таким же общественным процессом, что и процесс производства. Собственно, и все действия Советской власти – это именно что попытка “сделать указанное”. (Собственно, превращение ВКП(б) в “партию нового типа”, а затем – концепция “номенклатуры”, т.е., партийности всех высших должностей в стране – это движение как раз в указанную сторону. В сторону формирования системы выявления “общественных потребностей” и постановку их перед обществом.)

Собственно, именно с этой т.з. и следует оценивать “революционность” и “контрреволюционность” происходивших – и происходящих – событий. (А вот формальные лозунги – это самое последнее из всего, на что следует обращать внимание.) И в этом плане становится понятным, что НЭП был… революционным явлением, потому, что он как раз означал то, что общественное производство становилось на пользу обществу. А вот частное, мелкое – оставалось в рамках частных, мелких целей, ну так оно на то и частное, “доисторическое”, то самое “парцеллярное”, и ничего иного из него не выжмешь. (Попытки подчинить их общей цели во время “военного коммунизма”, в общем, доказали ошибочность подобного подхода.)

То есть, с переходом от “военного коммунизма” к НЭПу общество стало более “революционным”. (Освобожденные от нереализуемой идеи “управления мелкими хозяйствами” силы можно было направить на более важные цели.) А вот пресловутая “либермановская реформа”, наоборот – была контрреволюционной в своей сути. Хотя формально она вообще не затрагивала “вопросов собственности”. (Предприятия как были государственными – так и остались.)

Но на деле она означала превращение до этого входящих в единую (пускай и условно) производственную систему “агентов” в самостоятельные сущности, могущие теперь ориентироваться на собственные же интересы. Пускай они – эти интересы – пока еще оставались и “коллективными”: скажем, с получающихся прибылей стало возможным строить рабочим шикарные санатории и т.п. вещи, в том числе и на “югах”. Но именно что “пока”: от указанных “интересов отдельного коллектива” до “отдельных интересов начальства” – к котором все скатилось в начале 1990 годов (а затем это “начальство” банально прихватизировало заводы) – был один шаг!

В общем, можно сказать, что имеется вполне объективный критерий прогрессивности того или иного явления. (Именно прогрессивности – потому, что Революция, как уже говорилось, случилась не по чьей-то прихоти, не случайно, а потому, что она должна была устранить указанное в начале поста базовое противоречие капиталистического общества.

Противоречие, без разрешения которого невозможно никакое развитие – а вот деградации и страданий, напротив, может быть сколько угодно.) Поэтому – переходя уже к нынешней ситуации – можно достаточно определенно сказать, что любой процесс, увеличивающий “общественность” управления крупным производством, прогрессивен. И, напротив, все, что ведет к “приватизации”, к росту значения частных интересов – регрессивно. (Еще раз: речь идет именно об общественных, о крупных системах. Потому, что всевозможная “мелочь” – все эти магазинчики-мастерские-кафе, столь любимые “закапиталистами” – для истории, в общем-то, безразличны. В том смысле, что есть они, нет – не важно вообще никак!)

Ну, а отсюда уже можно делать выводы. Например, связанные с тем, что идущие сейчас в России процессы – которые в конечном итоге, ведут к усилению значимости “общественного” в пику “частному” – на деле являются прогрессивными, как бы странно это не выглядело. (Причем – как уже говорилось в прошлом посте – происходит это исключительно по причине “внешнего давления”, “внутреннее” стремления россиян обратно. То есть они – не только “элитарии”, но и значительное количество “простых граждан” – в целом хотело бы обратного, “приватизации” всего, до чего можно дотянуться. Но нет – История не дает, почти открыто “бьет по рукам”, показывая, куда надо засунуть свои желания…)

И наоборот: нарастающие в соседних с Россией государствах (не только в пресловутом “404”!) устремление к “частному” – включая “главное частное желание бывшего советского человека”, состоящее в том, что “надо валить отсюда как можно скорее” – следует рассматривать исключительно деструктивно. (Впрочем, это элементарно: массовый “вал” людей отсюда “в Европы” во-первых, создает феномен “брошенного пространства”, пространства, возвращающего в дикость. А, во-вторых, тот факт, что “валят” данные обитатели исключительно в “паразитические места” – надеясь стать “суперпаразитами” (“беженцами”) – совершенно очевидно говорит о полной и очевидной деструкции в случае исполнения данного “стремления”. Причем, даже при понимании, что “суперпаразитами” им стать никто не позволит.)

То есть, получается, что – несмотря на открытое и явное декларирование современной России, как антисоветской и антиреволюционной (думаю, мало кто ненавидит революционеров так, как текущий президент), она объективно оказывается… на революционной стороне. Да-да-да-да!

Как я уже неоднократно говорил: самое глупое, что можно сделать – это прямо верить тому, что говориться. (И не только с высоких трибун.) Причем, даже в том случае, если говориться это совершенно искренне. Еще раз: “сознательно” те, кто находятся “на верху” – ярые враги Революции и очевидные деструкторы-утилизаторы. И если бы “они действовали так, как хотят”, то ситуация была бы совершенно иной – в худшую сторону.

Впрочем, если бы люди вообще “действовали так, как хотят” – то они бы не слезли с деревьев ЕВПОЧЯ. А уж убить цивилизацию при “следовании собственным желаниям” им было проще простого еще лет 1000 назад. И это самое главное, что стоит понять по указанной теме…

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Anlazz,главный,смысл,Революции

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*