Аquilaaquilonis. Новозаветная демонология: Послания апостола Павла

В 1-м Послании к Коринфянам обращает на себя внимание противоречие высказываний апостола Павла: «нет иного Бога, кроме Единого» и «есть много богов». В Послании к Галатам Павел отождествляет «богов народов» с «вещественными началами мира», которые «в существе не боги». Примечательно, что он приравнивает к порабощению этим «вещественным началам» исполнение иудеями закона Моисея до пришествия Христа: «мы были порабощены». Исполнение закона Моисея христианами из галатов является для него возвращением к порабощению «вещественным началам». Т.е. по сути он приравнивает закон Моисея к поклонению «богам народов». Это одно из самых радикальных антииудейских высказываний у Павла. В Послании Коринфянам «боги народов» признаются реально существующими и реально присутствующими при жертвенном заклании животных, как Христос реально присутствует при евхаристии. Именно по этой причине Павел решительно запрещает коринфским христианам участие в жертвоприношениях «богам народов», которое приводит к «общению с бесами».
0
200

Караваджо. Обращение Савла по дороге в Дамаск. 1601. Церковь Санта-Мария-дель-Пополо. Рим

Послания апостола Павла 1

Из семи посланий Павла, которые большинством исследователей признаются подлинными (в предполагаемом хронологическом порядке: 1-е к Фессалоникийцам, к Галатам, 1-е к Коринфянам, к Филиппийцам, к Филимону, 2-е к Коринфянам, к Римлянам), Послания к Филиппийцам и к Филимону не касаются демонологии, в остальных же пяти 7 раз встречается имя Сатана и 4 раза – слово «бес» (δαιμόνιον). Кроме того, Павел, по всей видимости, единожды называет Сатану «богом века сего»: «Если же и закрыто благовествование наше, то закрыто для погибающих, для неверующих, у которых бог века сего (ὁ θεὸς τοῦ αἰῶνος τούτου) ослепил умы, чтобы для них не воссиял свет благовествования о славе Христа, Который есть образ Бога невидимого» (2 Кор. 4, 3-4).

Апостол Павел (Андреа Ванни, 1390 год)

В 1-м послании к Фессалоникийцам Павел извещает своих адресатов: «Мы же, братия, быв разлучены с вами на короткое время лицом, а не сердцем, тем с бо́льшим желанием старались увидеть лицо ваше. И потому мы, я, Павел, и раз и два хотели прийти к вам, но воспрепятствовал нам сатана (ἐνέκοψεν ἡμᾶς ὁ σατανᾶς)» (1 Фес. 2, 17-18).

В 1-м послании к Коринфянам Павел объявляет о своём решении предать грешника Сатане «на погибель плоти» (εἰς ὄλεθρον τῆς σαρκός): «Есть верный слух, что у вас появилось блудодеяние, и притом такое блудодеяние, какого не слышно даже у язычников, что некто вместо жены имеет жену отца своего. И вы возгордились, вместо того, чтобы лучше плакать, дабы изъят был из среды вас сделавший такое дело. А я, отсутствуя телом, но присутствуя у вас духом, уже решил, как бы находясь у вас: сделавшего такое дело, в собрании вашем во имя Господа нашего Иисуса Христа, обще с моим духом, силою Господа нашего Иисуса Христа, предать сатане во измождение плоти (παραδοῦναι τὸν τοιοῦτον τῷ σατανᾷ εἰς ὄλεθρον τῆς σαρκός), чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5, 1-5). Смысл этого действия понятен не вполне.

В том же послании Павел увещевает своих адресатов: «Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а потом опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (ἵνα μὴ πειράζῃ ὑμᾶς ὁ σατανᾶς διὰ τὴν ἀκρασίαν ὑμῶν)» (1 Кор. 7, 5).

Во 2-м послании к Коринфянам Павел заявляет: «А кого вы в чем прощаете, того и я; ибо и я, если в чем простил кого, простил для вас от лица Христова, чтобы не сделал нам ущерба сатана, ибо нам небезызвестны его умыслы (ἵνα μὴ πλεονεκτηθῶμεν ὑπὸ τοῦ σατανᾶ· οὐ γὰρ αὐτοῦ τὰ νοήματα ἀγνοοῦμεν)» (2 Кор. 2, 10-11).

В том же своём послании Павел, по всей видимости, ссылается на мидраш об Адаме и Еве: «Но как поступаю, так и буду поступать, чтобы не дать повода ищущим повода, дабы они, чем хвалятся, в том оказались такими же, как и мы. Ибо таковые лжеапостолы, лукавые делатели, принимают вид Апостолов Христовых. И неудивительно: потому что сам сатана принимает вид Ангела света (αὐτὸς γὰρ ὁ σατανᾶς μετασχηματίζεται εἰς ἄγγελον φωτός), а потому не великое дело, если и служители его принимают вид служителей правды; но конец их будет по делам их» (2 Кор. 11, 11-15).

Тот же самый мидраш лежит в основе христианского Жития Адама и Евы, дошедшего до нас в разных редакциях на нескольких языках. В Житии Сатана, намеревающийся соблазнить Еву, является к ней, «приняв облик ангела» (λαβὼν σχῆμα ἀγγέλου) (Откр. Моис. 29, 12); «Сатана преобразил себя в светлость ангелов» (Satanas transfiguravit se in claritatem angelorum) (Vita, 9, 1); «явился Сатана в облике ангела» (τότε ὁ σατανᾶς ἐγένετο ἐν εἴδει ἀγγέλου) (Откр. Моис. 17, 1); «дияволь прииде кь мьнѣ аггельскымь образомь и свѣтлостию» (39, 1а).

Никола Пуссен. Экстаз Святого Павла

Также во 2-м послании к Коринфянам Павел, рассказав о своём восхищении в рай на третье небо, сообщает: «И чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился (ἐδόθη μοι σκόλοψ τῇ σαρκί, ἄγγελος σατᾶν, ἵνα με κολαφίζῃ ἵνα μὴ ὑπεραίρωμαι). Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня» (2 Кор. 12, 7-8).

Наконец, в хронологически самом позднем Послании к Римлянам Павел заверяет своих адресатов: «Бог же мира сокрушит сатану под ногами вашими вскоре» (ὁ δὲ Θεὸς τῆς εἰρήνης συντρίψει τὸν σατανᾶν ὑπὸ τοὺς πόδας ὑμῶν ἐν τάχει) (Рим. 16, 20).

Послания апостола Павла 2

Особенную важность для понимания демонологии Павла имеют его высказывания о «языческом» культе в 8-й и 10-й главах 1-го послания к Коринфянам. В первом из этих отрывков Павел высказывается по поводу употребления христианами в пищу «идоложертвенного», т.е. мяса животных, принесённых в жертву греко-римским богам:

1 О идоложертвенных яствах (τῶν εἰδωλοθύτων) мы знаем, потому что мы все имеем знание. Но знание надмевает, а любовь назидает.
2 Кто думает, что он знает что‐нибудь, тот ничего еще не знает так, как должно знать;
3 Но кто любит Бога, тому дано знание от Него.
4 Итак, об употреблении в пищу идоложертвенного мы знаем, что идол в мире ничто и что нет иного Бога, кроме Единого (οὐδὲν εἴδωλον ἐν κόσμῳ, καὶ ὅτι οὐδεὶς Θεὸς ἕτερος εἰ μὴ εἷς). 
5 Ибо хотя и есть так называемые боги, или на небе, или на земле, – так как есть много богов и господ много, – (καὶ γὰρ εἴπερ εἰσὶ λεγόμενοι θεοὶ εἴτε ἐν οὐρανῷ εἴτε ἐπὶ τῆς γῆς, ὥσπερ εἰσὶ θεοὶ πολλοὶ καὶ κύριοι πολλοί)
6 но у нас один Бог Отец, из Которого все, и мы для Него, и один Господь Иисус Христос, Которым все, и мы Им (ἀλλ᾿ ἡμῖν εἷς Θεὸς ὁ πατήρ, ἐξ οὗ τὰ πάντα καὶ ἡμεῖς εἰς αὐτόν, καὶ εἷς Κύριος Ἰησοῦς Χριστός, δι᾿ οὗ τὰ πάντα καὶ ἡμεῖς δι᾿ αὐτοῦ).   
7 Но не у всех такое знание: некоторые и доныне с совестью, признающею идолов, едят идоложертвенное, как жертвы идольские (Ἀλλ᾿ οὐκ ἐν πᾶσιν ἡ γνῶσις· τινὲς δὲ τῇ συνειδήσει τοῦ εἰδώλου ἕως ἄρτι ὡς εἰδωλόθυτον ἐσθίουσι), и совесть их, будучи немощна, оскверняется.
8 Пища не приближает нас к Богу: ибо, едим ли мы, ничего не приобретаем; не едим ли, ничего не теряем.
9 Берегитесь, однако же, чтобы эта свобода ваша не послужила соблазном для немощных.
10 Ибо если кто‐нибудь увидит, что ты, имея знание, сидишь за столом в капище, то совесть его, как немощного, не расположит ли и его есть идоложертвенное? (ἐὰν γάρ τις ἴδῃ σε, τὸν ἔχοντα γνῶσιν, ἐν εἰδωλείῳ κατακείμενον, οὐχὶ ἡ συνείδησις αὐτοῦ ἀσθενοῦς ὄντος οἰκοδομηθήσεται εἰς τὸ τὰ εἰδωλόθυτα ἐσθίειν;)
11 И от знания твоего погибнет немощный брат, за которого умер Христос.
12 А согрешая таким образом против братьев и уязвляя немощную совесть их, вы согрешаете против Христа.
13 И потому, если пища соблазняет брата моего, не буду есть мяса вовек, чтобы не соблазнить брата моего.
(1 Кор. 8)

Обращает на себя внимание очевидное противоречие высказываний Павла: «нет иного Бога, кроме Единого» и «есть много богов». Необходимо иметь в виду, что мировоззрение Павла было сформировано Септуагинтой, т.е. греческим переводом Еврейской Библии. В ней мы находим высказывания, послужившие основой для идей Павла, включая их противоречия. Наиболее важными в этой связи являются следующие три отрывка:

Синод.: «Они (т.е. евреи) вызывали в нём (т.е. Яхве) ревность чужими (zarim), мерзостями (to‘eḇot) вызывали в нём гнев; приносили жертвы шаддаям (šdym), а не богу (’eloah), богам (’elohim), которых они не знали, новым, которые пришли от соседей (или: недавно – miqqaroḇ), которых не боялись отцы ваши».

Септ.: Παρώξυνάν με ἐπ᾿ ἀλλοτρίοις, ἐν βδελύγμασιν αὐτῶν παρεπίκρανάν με· ἔθυσαν δαιμονίοις καὶ οὐ θεῷ, θεοῖς, οἷς οὐκ ᾔδεισαν· καινοὶ καὶ πρόσφατοι ἥκασιν, οὓς οὐκ ᾔδεισαν οἱ πατέρες αὐτῶν.

Цсл.: Прогнѣваша мя от чуждихъ, и въ мерзостехъ своихъ преогорчиша мя. Пожроша бѣсовомъ, а не богу, богомъ, ихже не вѣдѣша: нови и секрати [недавни] прiидоша, ихже не вѣдѣша отцы ихъ.

(Втор. 32, 16-17)

Синод: «Ибо все боги народов – идолы (kol ’elohe ha‘ammim ’elilim), а Яхве небеса сотворил».

Септ.: Ὅτι πάντες οἱ θεοὶ τῶν ἐθνῶν δαιμόνια, ὁ δὲ Κύριος τοὺς οὐρανοὺς ἐποίησεν.

Цсл.: Яко вси бози языкъ бѣсове; господь же небеса сотвори.

(Пс. 95, 5)

Синод.: «Всякий день простирал я руки мои к народу непокорному, ходившему путём недобрым, по своим помышлениям, – к народу, который постоянно оскорбляет меня в лицо, приносит жертвы в рощах и сожигает фимиам на черепках».

Септ.: Ὁ λαὸς οὗτος ὁ παροξύνων με ἐναντίον ἐμοῦ διαπαντός, αὐτοὶ θυσιάζουσιν ἐν τοῖς κήποις καὶ θυμιῶσιν ἐπὶ ταῖς πλίνθοις τοῖς δαιμονίοις, ἃ οὐκ ἔστιν.

Цсл.: Людiе сiи разгнѣвляющiе мя пред лицемъ моимъ присно: тiи жертвы приносятъ въ вертоградѣхъ и кадятъ во чрепѣхъ бѣсомъ, иже не суть.

(Ис. 65, 2-3)

Серебряная монета драхма (четверть шекеля) IV века до н. э. из персидской провинции Йехуд Медината, предположительно с изображением Яхве, сидящего на крылатом и колёсном троне cолнца, национальный бог бури и войны в древнем Израиле и Иудее

Согласно этим утверждениям Септуагинты, «боги народов» суть боги (θεοί) (Втор. 32, 16-17; Пс. 95, 5), но при этом они не суть «бог» (θεός) (Втор. 32, 16-17), т.е. еврейский бог Яхве, который «небеса сотворил» (Пс. 95, 5), а суть «бесы» (δαιμόνια) (Втор. 32, 16-17; Пс. 95, 5; Ис. 65, 2-3), которые «не суть» (Ис. 65, 2-3). В греческом языке времени перевода Септуагинты слово δαιμόνια означало божеств младшего порядка, которые могли быть добрыми или злыми. В языке Павла оно определённо означает злых сверхъестественных существ («бесов»). Павел отождествляет с ними «богов народов» во втором интересующем нас отрывке:

14 Итак, возлюбленные мои, убегайте идолослужения (φεύγετε ἀπὸ τῆς εἰδωλολατρείας).
15 Я говорю вам как рассудительным; сами рассуди́те о том, что говорю.
16 Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова?
17 Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба.
18 Посмотри́те на Израиля по плоти: те, которые едят жертвы, не участники ли жертвенника?
19 Что же я говорю? То ли, что идол есть что‐нибудь или идоложертвенное значит что‐нибудь (ὅτι εἴδωλόν τί ἐστιν; ἢ ὅτι εἰδωλόθυτόν τί ἐστιν;)?
20 Нет; но что язычники, принося жертвы, приносят бесам, а не Богу. Но я не хочу, чтобы вы были в общении с бесами (ἀλλ᾿ ὅτι ἃ θύει τὰ ἔθνη, δαιμονίοις θύει καὶ οὐ Θεῷ· οὐ θέλω δὲ ὑμᾶς κοινωνοὺς τῶν δαιμονίων γίνεσθαι).
21 Не можете пить чашу Господню и чашу бесовскую; не можете быть участниками в трапезе Господней и в трапезе бесовской (οὐ δύνασθε ποτήριον Κυρίου πίνειν καὶ ποτήριον δαιμονίων· οὐ δύνασθε τραπέζης Κυρίου μετέχειν καὶ τραπέζης δαιμονίων).
22 Неужели мы решимся раздражать Господа? Разве мы сильнее Его?
(1 Кор. 10)

Ещё одно важное высказывание Павла на эту тему содержится в Послании к Галатам: «Еще скажу: наследник, доколе в детстве, ничем не отличается от раба, хотя и господин всего: он подчинен попечителям и домоправителям до срока, отцом назначенного. Так и мы, доколе были в детстве, были порабощены вещественным началам мира (ὑπὸ τὰ στοιχεῖα τοῦ κόσμου ἦμεν δεδουλωμένοι); но когда пришла полнота времени, Бог послал Сына Своего [Единородного], Который родился от жены, подчинился закону, чтобы искупить подзаконных, дабы нам получить усыновление. А как вы – сыны, то Бог послал в сердца ваши Духа Сына Своего, вопиющего: “авва, Отче!” Посему ты уже не раб, но сын; а если сын, то и наследник Божий через Иисуса Христа. Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги (ἐδουλεύσατε τοῖς μὴ φύσει οὖσι θεοῖς). Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам (τὰ ἀσθενῆ καὶ πτωχὰ στοιχεῖα) и хотите еще снова поработить себя им?» (Гал. 4, 1-9).

Здесь Павел отождествляет «богов народов» с «вещественными началами мира» (τὰ στοιχεῖα τοῦ κόσμου) (Гал. 4, 3), которые «в существе не боги» (τοῖς μὴ φύσει οὖσι θεοῖς) (Гал. 4, 8). Примечательно, что он приравнивает к порабощению этим «вещественным началам» исполнение иудеями закона Моисея до пришествия Христа: «мы были порабощены» (ἦμεν δεδουλωμένοι) (Гал. 4, 3). Исполнение закона Моисея христианами из галатов является для него возвращением к порабощению «вещественным началам» (Гал. 4, 9). Т.е. по сути он приравнивает закон Моисея к поклонению «богам народов». Это одно из самых радикальных антииудейских высказываний у Павла.

Микеланджело Буонарроти «Моисей» — мраморная скульптура ветхозаветного пророка, 1513—1516 гг.

Согласно 1 Кор. 10, 20 «боги народов», которых Павел называет здесь δαιμόνια, реально существуют (невозможно бы было быть в общении с теми, которых нет) и реально присутствуют при жертвенном заклании животных, как Христос реально присутствует при евхаристии (1 Кор. 10, 16). Именно по этой причине Павел решительно запрещает коринфским христианам участие в жертвоприношениях «богам народов», которое приводит к «общению с бесами» (ὑμᾶς κοινωνοὺς τῶν δαιμονίων γίνεσθαι) (1 Кор. 10, 20).

При этом в 1 Кор. 8 Павел не осуждает употребление в пищу «идоложертвенного» как таковое. Павел делит здесь коринфских христиан на две категории – условно «сильных» и «слабых». «Сильные», по всей видимости, как и Павел, признают реальное существование «богов народов», но считают, что для верующих в Иисуса они не имеют значения и силы, а потому они могут без какой-либо опасности для себя есть «идоложертвенное». Однако их «слабые» собратья продолжают приписывать «богам народов» определённую силу и видят в поедании мяса принесённым им в жертву животных некоторый аналог христианской евхаристии. Павел советует «сильным» воздерживаться от поедания «идоложертвенного», потому что это может соблазнить «слабых», а не запрещает им это в принципе.

Примечательно, что уже вскоре после Павла точка зрения на этот вопрос в христианстве поменялась, и употребление в пищу «идоложертвенного» было объявлено совершенно недопустимым. Если Деяния апостолов просто требуют от новообращённых христиан из неевреев в соответствии с иудейскими правилами «воздерживаться от идоложертвенного» (Деян. 15, 29), то псевдо-климентиновы «Гомилии» (II в. н.э.) объясняют причину этого запрета: «Бесы, имеющие силу от даваемой им пищи, входят в ваши тела через ваши собственные руки. Пребывая там долгое время, они смешиваются с душой» (οἱ γὰρ δαίμονες διὰ τῆς αὐτοῖς ἀποδοθείσης τροφῆς ἐξουσίαν ἔχοντες ὑπὸ τῶν ὑμετέρων χειρῶν εἰς τὰ ὑμέτερα εἰσκρίνεται σώματα. ἐνδομυχήσαντες γὰρ πολλῷ τῷ χρόνῳ καὶ τῇ ψυχῇ ἀνακίρνανται) (Гомилии, 9.9).

Источник 1

Источник 2

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • aquilaaquilonis, новозаветная демонология, послания, апостола, Павла

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*