Аquilaaquilonis. Раввинистическое колдовство

В законодательных текстах Еврейской Библии и в раввинистических текстах неоднократно встречаются требования смерти для лиц, занимающихся колдовством. Однако, в действительности раввины не только признавали законность колдовства, но зачастую и сами охотно к нему прибегали. Сочинения раввинистической эпохи содержат сведения об иудейских колдунах («чудотворцах») эпохи Второго храма. Самым известным из них является Хони Рисующий Круги (I в. до н.э.), знаменитый тем, что мог по своему желанию вызывать дождь. О распространённости колдовства в эпоху Второго храма свидетельствует мнение о том, что его жрецы убивали друг друга колдовскими способами. Палестинский раввин Йоханан (III в.) считал, что нужно знать колдовство, чтобы заседать в Санхедрине (Синедрионе). Среди таких историй упоминается «Князь моря» – ханаанейское морское чудовище (угаритский Йамму), превратившееся в иудаизме в «ангела», управляющего морем. О колдовской власти над ним рабби Йехошуа упоминается в истории из Иерусалимского Талмуда.
0
237

Еврейская магическая чаша

Колдуны-раввины

В сочинениях раввинистической эпохи колдовство или магия чаще всего называется словом kəšap̄im или kišup̄, колдун именуется məḵaššep̄, колдунья – məḵaššep̄a. Последние два слова используются в законодательных текстах Еврейской Библии, требующих смерти для лиц, занимающихся колдовством: «Не должен находиться у тебя проводящий сына своего или дочь свою через огонь, ворожея (qosem qəsamim), прорицатель (mə‘onen), гадатель (mənaḥeš), колдун (məḵaššep̄), обаятель (ḥoḇer ḥaḇer), вопрошающий духа отца и вещего духа (šo’el ’oḇ wə-yiddə‘oni) и обращающийся к мёртвым (doreš ha-metim)» (Втор. 18, 10-11); «Колдунью (məḵaššep̄a) не оставляй в живых» (Лев. 22, 17).

Подобные требования повторяются и в раввинистических текстах, однако, как мы увидим далее, в действительности раввины не только признавали законность колдовства, но зачастую и сами охотно к нему прибегали.

Сочинения раввинистической эпохи содержат сведения об иудейских колдунах («чудотворцах») эпохи Второго храма. Самым известным из них является Хони Рисующий Круги (hamə‘aggel), живший в I в. до н.э. и знаменитый, в частности, тем, что мог по своему желанию вызывать дождь. Его упоминает Иосиф Флавий: «некий праведный и боголюбивый муж, по имени Хоний, который некогда во время засухи обратился к Предвечному с молитвою о даровании дождя и молитве которого Бог немедленно внял» (Ὀνίαν δέ τινα ὄνομα δίκαιον ὄντα καὶ θεοφιλῆ, ὃς ἀνομβρίας ποτὲ οὔσης ηὔξατο τῷ θεῷ λῦσαι τὸν αὐχμὸν καὶ γενόμενος ἐπήκοος ὁ θεὸς ὗσεν) (Иудейские древности, 14.2.1).

Упомянутый Флавием случай гораздо подробнее описан в Мишне. Во время засухи иудеи попросили Хони: «Помолись, чтобы пошёл дождь. Он сказал им: Пойдите и внесите в дома свои печи, чтобы они не развалились. Он помолился, но дождь не пошёл. Что он сделал? – Он нарисовал круг, встал в него и сказал: Господин мира, твои дети обратили свои лица ко мне, ибо я как бы член твоей семьи. Я клянусь твоим великим именем, что не сойду с этого места, пока ты не помилуешь своих детей. Дождь начал моросить. Он сказал: Я просил не об этом, а о дожде для водоёмов, рвов и пещер. Начался ливень. Он сказал: Я просил не об этом, а о дожде благоволения, благословения и щедрости. Пошёл обычный дождь». Иудейский правитель Шимон бен Шетах заявляет Хони: «Ты донимаешь Бога, и он исполняет твою просьбу, как сын донимает отца, и он исполняет его просьбу» (Мишна Таанит, 3.8). Ещё более решительно выражает сходную мысль Санхедрин, обращаясь к Хони: «Ты принимаешь решение внизу, а Святой, благословен он, исполняет твоё решение наверху» (ВТ Таанит, 23а.12).

Зачастую в качестве отличия «плохого» колдовства, характерного для «язычества», от «хорошей» молитвы, характерной для иудаизме, указывается то, что при первом божество принуждается к совершению определённых действий, а при второй молящийся его смиренно о них просит. Как мы видим, в описанном выше эпизоде Хони именно принуждает Яхве послать такой дождь, которого он (Хони) хочет.

Вообще мысль о принуждении «бога Израилева» людьми совершенно не чужда раввинистическому иудаизму. В качестве образца для подобных действий Большой мидраш на Книгу Второзакония приводит Моисея, повелевающего Богом: «Моисей приказывает (gwzr) Святому, благословен он, и он исполняет (mqym), он (т.е. Моисей) поднимает (qwmh) его и сажает (šwbh) его» (Дварим Рабба, 2.3). В общем смысле Вавилонский Талмуд формулирует этот принцип устами самого «бога Израилева»: «Я правлю людьми, а кто правит мною? – Праведник. Я принимаю решение, а он его отменяет» (ВТ Моэд Катан, 16b.22).

Ещё проще, чем Хони, вызывал дождь рав Йехуда: «Когда рав Йехуда снимал одну из своих сандалий, тотчас же начинался дождь» (ВТ Таанит, 24b.2). О распространённости колдовства в эпоху Второго храма свидетельствует мнение о том, что его жрецы убивали друг друга колдовскими способами: «В первом храме служили восемнадцать первосвященников, а во втором, где они покупали [должность] или, как говорят другие, убивали друг друга колдовством (hwrgyn zh ’t zh bkšpym), служили 80 первосвященников, а некоторые говорят – 81, а некоторые – 82, а некоторые – 83, а некоторые – 84, а некоторые – 85» (ИТ Йома, 1.1.19).

Заниматься колдовством нельзя, а учиться ему можно и нужно

В некоторых случаях Талмуд стремится оправдать раввинов, занимающихся колдовством, утверждая, что их действия на самом деле колдовством не являются. Одна из самых примечательных таких попыток связана с рассказом о том, как палестинские раввины приходят проведать отлучённого рабби Элиэзера бен Гиркануса (кон. I – нач. II в. н.э.) накануне его смерти. Рабби Элиэзер печален оттого, что уносит с собой в могилу свою мудрость, в т.ч. магический способ выращивания огурцов: «Я знаю триста правил, а некоторые говорят, что три тысячи правил, в отношении посадки огурцов, но никто никогда не спрашивал меня об этом кроме рабби Акивы бен Йосефа. Однажды мы шли с ним по дороге, и он сказал мне: Учитель, научи меня посадке огурцов. Я сказал одно слово (dbr), и всё поле наполнилось огурцами. Он сказал: Учитель, ты научил меня, как их сажать, теперь научи меня, как их собирать. Я сказал одно слово (dbr), и они все собрались в одно место» (ВТ Санхедрин, 68a.7-8).

Следующая за этим гемара пытается объяснить этот очевидный случай колдовства, совершаемого раввином: «Как он мог это сделать, если [в Мишне] сказано: Делающий [колдовство] подлежит [побиванию камнями]? Учиться – это другое (lhtlmd š’ny). Ибо Учитель (mr, т.е. Моисей) говорит: “Не научись делать (l’ tlmd l‘śwt) [мерзости, какие делали народы сии]” (Втор. 18, 9). Ты не можешь учиться, чтобы делать (l‘śwt ’y ’th lmd), но ты можешь учиться, чтобы понимать и учить (’bl ’th lmd lhbyn wlhwrwt)» (ВТ Санхедрин, 68a.13). Отметим, что такое же толкование требования Втор. 18, 9 содержится в Сифре, Втор. 170 и Мидраше Таннаим на Втор. 18, 9.

Итак, в процитированном месте трактата «Санхедрин» утверждается, что заниматься колдовством нельзя, а учиться ему можно и нужно. Палестинский раввин Йоханан (сер. III в.) считал, что нужно знать колдовство, чтобы заседать в Санхедрине: «В Санхедрине могут заседать только люди высокого роста, мудрые, красивой наружности, должного возраста и владеющие колдовством (b‘ly kšpym)» (ВТ Санхедрин, 17a.21; то же в ВТ Менахот, 65а.2). Рабби Йехошуа на этом основании утверждал, что нужно изучать колдовство, чтобы быть судьёй (Мидраш Таннаим на Втор. 18, 9).

Ученик рабби Йоханана рабби Амми заявлял, что тайны Торы (stry twrh) могут передаваться только тому, кто объединяет в себе пять характеристик: «пятидесятника, и вельможи, и советника, и мудрого чародея (ḥaḵam ḥarašim, синод.: мудрого художника), и искусного гадателя (nəḇon laḥaš, синод.: искусного в слове)» (Ис. 3, 1-3) (ВТ Хагига, 13а.6).

В некоторых случаях Талмуд оправдывает иудейских мудрецов, когда речь идёт о занятии колдовством не с целью изучения. Колдовское искусство раввинов включало способность создания живых существ. Так, рабби Йехошуа бен Ханания хвастался: «Я могу взять тыквы и дыни и превратить их в баранов и оленей, которые будут рожать баранов и оленей» (ИТ Санхедрин, 7.13.5).

К этой категории относится история о создании искусственного человека, положившая начало мифу о Големе: «Рава говорил: Если бы праведники хотели, они могли бы сотворить мир… Рава сотворил человека (br’ gbr’) и послал его к рабби Зере. [Рабби Зера] говорил с ним, но он не отвечал. [Рабби Зера] сказал ему: Ты – от магов (ḥbry’), возвращайся в свой прах! Рав Ханина и рав Ошая сидели каждый канун субботы и изучали Книгу творения (spr yṣyrh). Они создавали для себя (mybrw lhw) трёхлетнего телёнка и съедали его» (ВТ Санхедрин, 65b.16-18).

Йехуда Лива бен Бецалель и созданный им Голем

В комментарии на эту историю рабби Аббайе, современник и близкий друг Равы, делит правила колдовства (hlkwt kšpym) на три категории: 1. которые наказываются побиванием камнями, 2. которые не наказываются побиванием камнями, но запрещены, 3. которые полностью разрешены. «Совершающий деяние (h‘wśh m‘śh) [колдовства] подлежит побиванию камнями (bsqylh). Обманывающий глаза не подлежит побиванию камнями, но его деяние запретно. Полностью разрешены [такие деяния, как деяние] рава Ханины и рава Ошаи: Каждый канун субботы они изучали правила творения, создавали для себя трёхлетнего телёнка и съедали его» (ВТ Санхедрин, 67b.13).

В данном случае просто говорится без дальнейших пояснений, что колдовство рава Ханины и рава Ошаи законно и не подлежит наказанию. В большинстве же рассказов Талмуда о колдовских подвигах раввинов они представляются как нечто само собой разумеющееся и не требующее пояснений или оправданий.

Колдовские поединки

Талмуд содержит несколько историй о поединках между раввинами-колдунами и их противниками, которые заканчиваются победами раввинов. Так, некая благородная женщина (maṭronita) пыталась соблазнить рабби Ханину бар Паппи вопреки его воле: «Он сказал слово (mlt’), и его тело покрылось язвами и нарывами. Она совершила действие (‘bdh mylt’), и он исцелился. Он убежал и спрятался в бане, в которой, даже если двое человек входили туда в дневное время, [демоны] наносили им ущерб. На следующий день мудрецы спросили его: Кто охранял тебя? Он сказал им: Два императорских воина (nwś’y qysr) (т.е. два ангела в облике воинов) охраняли меня всю ночь» (ВТ Киддушин, 39b.16-40a.1).

Однажды рабби Яннай пришёл на постоялый двор. «Он сказал: Принесите мне воды напиться. Они принесли муки, смешанной с водой. Он увидел, что [хозяйка постоялого двора] двигает губами (т.е. колдует). Он выплеснул часть воды, и она превратилась в скорпионов. Он сказал им: Я выпил вашей, теперь выпейте моей. Он дал ей пить, и она превратилась в осла. Он сел на неё верхом и поехал на базар. Её друг пришёл и освободил её [от заклятия], и все увидели, что [рабби Яннай] едет по базару верхом на женщине» (ВТ Санхедрин, 67b.19).

Однажды рабби Элиэзер, рабби Йехошуа и рабби Акива пошли в общественные бани Тиберии помыться. Там их увидил мин («еретик»), который произнёс заклинание, так что они не могли выйти из-под купола. Когда мин выходил из бань, рабби Йехошуа произнёс своё заклинание (’mr mh dmr, букв. «сказал то, что сказал»), так что мин застрял в дверях. Они взаимно отменили свои заклинания и пошли на берег моря. Там мин произнёс заклинание, так что воды моря расступились. «Он сказал им: Не сделал ли ваш учитель Моисей то же самое с морем? Они сказали ему: Ты знаешь, что наш учитель Моисей также прошёл через него? Он сказал: Да. Они сказали ему: Тогда пройди через него. Он пошёл через него. Тогда рабби Йехошуа приказал Князю моря, и он проглотил его» (ИТ Санхедрин, 7.13.3).

Упоминаемый здесь «Князь моря» (śrh dym’) по происхождению является ханаанейским морским божеством (угаритский Йамму и т.д.), которое превратилось в иудаизме в «ангела», управляющего морем. О власти рабби Йехошуа над ним упоминается ещё в одной истории из Иерусалимского Талмуда.

Рабби Элиэзер, рабби Йехошуа и раббан Гамлиэль, будучи в Риме, встречают там еврейского старика, сын которого бездетен. Рабби Йехошуа бен Ханания решает помочь его горю. «Он сказал им: Принесите мне семя льна. Они принесли ему семя льна. Они видели, как он посадил его на столе; они видели, как он полил его водою; они видели, как оно выросло; они видели, как он стал его вырывать, пока не вытащил какую-то женщину с заплетёнными волосами. Он сказал ей: Отмени то, что ты сделала! Она сказала ему: Я не могу это отменить. Он сказал ей: Если не отменишь, я тебя разоблачу! Она сказала ему: Я не могу, потому что они (т.е. заклинания) были брошены в море. Рабби Йехошуа приказал Князю моря, и он выплюнул их. И они помолились о нём (т.е. о бесплодном сыне), и он удостоился родить рабби Йуду бен Батиру» (ИТ Санхедрин, 7.13.4).

Обычно, когда речь идёт о колдовстве кого-то из раввинов, Талмуд говорит уклончиво, что «он сделал то, что он сделал». В данном редком случае мы имеем подробное описание действия, не оставляющее сомнений, что речь идёт именно о колдовстве.

Источник 1

Источник 2

Источник 3

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Аquilaaquilonis,раввинистическое,колдовство

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля