АсСалам. “Камень претерпевания” и македонский дервиш Абдур Муталиб

Таслим-таш – двенадцатиконечная звезда из оникса, или «камень претерпевания» – отличительный атрибут дервишей Бекташи. Пророк Мухаммад и его последователи привязывали «камень претерпевания» к поясу во время длительных походов по пустыне. С одной стороны, его роль была чисто практической: он давил на живот, приглушая чувство голода. С другой стороны, «камень претерпевания» был особым инструментом трансформации. Любая ситуация, в которой человек вынужден преодолевать трудности – источник большой энергии. Эту силу можно растратить впустую, срываясь в раздражение, гнев и фрустрацию, в обвинение окружающих и т.д. Но, если человек претерпевает посланные ему испытания, одерживая верх над позывами низшего «я», сила, рожденная таким преодолением, накапливается внутри человека и в дальнейшем может быть использована для развития его души. «Камень претерпевания» является не только напоминанием об этом, но может служить и для накопления этой энергии. Поэтому таслим-таш ушедших суфиев – настоящий предмет силы.
0
1306

Фотография таслим-таша сделана в тюрбе Сары Салтыка в Бабадаге, Румыния. Камень принадлежал не самому Мастеру, а кому-то из его последователей

Редкий человек знает о маленькой стране под названием Северная Македония, спрятавшейся в зеленых долинах среди балканских хребтов.

Еще меньше людей знают, что эта православная страна, чьи жители пишут кириллицей и говорят на славянском языке, похожем на болгарский, была и остается домом для суфийских общин.

И уж совсем немногие знают о том, что здесь есть старинная действующая теккия, где в наши дни постоянно живет дервиш ордена Бекташи по имени Абдур Муталиб, чья жизнь – пример каждодневного подвижничества и противостояния тьме светом любви и прощения.

Сейчас я расскажу, почему.

Дервиш Абдур Муталиб в Харабати-Баба Теке, Тетово, Македония (здесь и далее мои фотографии и видео, сделанные с разрешения дервиша)

Мы узнали о македонском дервише от его Друга, нашего болгарского Проводника Вейсела Байрама, и через него же получили разрешение посетить теккию Харабати-Баба в городке Тетово.

Харабати(Арабати)-Баба Теке расположена в часе езды от македонской столицы Скопье, в месте, которое специалист по фэншуй оценил бы как редкостно благоприятное: с тыла теккию защищает гора Шар-Планина, а впереди раскинулась широкая равнина, по которой протекает река Пена.

Вход в Харабати-Баба Теке

Здесь в 16-м веке поселился прибывший из Турции дервиш Бекташи по прозвищу Серсем Али-Баба. Кто-то говорит, что он якобы был сослан на Балканы своим зятем, османским султаном Сулейманом Великолепным, после того, как сестра султана и жена Али-Бабы впала в немилость при дворе. Но в теккии нам рассказали другую историю: занимая высокую должность при дворе, Али-Баба почувствовал ничтожность придворной суеты и решил посвятить остаток жизни духовным поискам, удалившись и от барского гнева, и от барской любви на тогдашнюю окраину Османской империи – городок Калканделен, который сейчас называется Тетово. Султан, узнав о странном выборе облагодетельствованного им зятя, в гневе изрек: «Так убирайся же куда знаешь, коли ты такой дурак». «Серсем» – прозвище Али-Бабы, закрепившееся за ним после того случая, как раз и означает «дурак, глупец». (Что лишний раз подтверждает: плох тот дервиш, которого хоть раз в жизни не назвали бы сумасшедшим или идиотом – столь странно мы, бывает, выглядим в глазах людей сего мира).

После ухода Серсема Али-Бабы в лучший мир в 1538 году единственный из оставшихся в живых его ученик по прозвищу Харабати-Баба основал теккию вокруг мавзолея учителя, где поселились дервиши Бекташи.

В мавзолее Серсема Али-Бабы, расположенном в центре теккии

При коммунистическом режиме Югославии теккию превратили в лыжную базу, где туристы пили пиво среди святых могил, а в помещении мавзолея устраивались дискотеки. Но, выстояв осквернение, в 90-е годы теккия вновь была возрождена и возвращена общине Бекташи.

…Мы прибыли в Тетово ближе к вечеру. В Харабати-Баба Теке нас уже ждали и для начала предложили всем бозу – традиционный балканский напиток из заквашенного зерна, очень питательный и полезный. Этот вид бозы, сброженной в теккии, в отличие от крымской бузы, был безалкогольным и по вкусу напоминал квас. Мы уселись полукругом, и дервиш Абдур Муталиб через своего ученика, владевшего английским, рассказал об истории теккии, а затем предложил задавать любые вопросы.

Дервиш и молодой человек, помогавший с переводом

Я спросила о значении двенадцатиконечной звезды из оникса под названием таслим-таш – «камень претерпевания», которую Абдур Муталиб постоянно носит как подвеску на уровне солнечного сплетения или чуть ниже. Таслим-таш – отличительный атрибут дервишей Бекташи, который после их смерти передается кому-то из учеников или хранится в теккии как священный объект. Нам довелось видеть такие двенадцатиконечные звезды из нефрита или оникса вделанными в стены исторической ханаки Хаджи Бекташа в Турции, а также в других местах.

Ответ дервиша я записала на видео, которое привожу здесь:

Помимо символической роли, таслим-таш был предназначен для выполнения определенной функции. «Камнем претерпевания» называли камень, который Пророк Мухаммад и его последователи привязывали к поясу во время длительных походов по пустыне. С одной стороны, его роль была чисто практической: он давил на живот и приглушал чувство голода. С другой стороны, «камень претерпевания» был особым инструментом трансформации.

Дело в том, что любая ситуация, в которой человек вынужден преодолевать трудности –  источник большой энергии. Эту силу можно растратить впустую, срываясь в раздражение, гнев и фрустрацию, в обвинение окружающих и т.д. Но если человек претерпевает посланные ему испытания, одерживая верх над позывами низшего «я», сила, рожденная таким преодолением, накапливается внутри человека и в дальнейшем может быть использована для развития его души. «Камень претерпевания» был не только напоминанием об этом, но мог служить и для накопления этой энергии. Поэтому таслим-таш ушедших суфиев – настоящий предмет силы.

Слово «дервиш» для балканских суфиев – не общее название, но обозначение конкретного ранга в иерархии ордена Бекташи. Первые два уровня искателей – ашики и мухибы – ведут мирской образ жизни, имеют семьи и профессии. Начиная с ранга дервиша, Бекташи принимают обет безбрачия и полностью посвящают жизнь Пути суфия.

Таковым был выбор Абдура Муталиба, у которого нет ни семьи, ни дома, кроме теккии, в которой он принимает учеников не только из окрестностей Тетово, но со всей Македонии и даже из Турции. Путь целибата в целом не характерен для суфиев, но, как говорят Учителя, «ничто, выражаемое словами, не является общим для всех суфиев» – они выбирают методы, наилучшие для той среды, в которой учат. Практики сдерживания, включая те, где задействована трансформация половой энергии, всегда были частью тариката Бекташи. Система внутренней дисциплины, которая тоньше волоса и острее меча, была сведена Хаджи Бекташем в лаконичное кредо ордена: «Будь хозяином своих рук, языка и чресел», что, как нам объяснили, означает контроль над своими действиями, словами и желаниями тела.

По словам Вейсела, благодаря энергии, сохраненной воздержанием, Бекташи в ранге дервиша и выше считаются обладающими особенной силой, поэтому они могут действовать как учителя и целители. Эта спокойная сила ощущается, когда находишься рядом с Абдуром Муталибом. Он открыт, доброжелателен, прост и гостеприимен, но обмануть глубинное чувство невозможно – внутри этого человека таятся молнии. Один из наших Друзей испытал нечто, описанное им как электрический разряд, пронизавший его тело с головы до ног, когда дервиш Муталиб взглянул ему прямо в глаза. Друг сказал, что испытывал подобное лишь раз в жизни, когда таким же взглядом однажды чуть не сбил его с ног наш Грандмастер Ага – Омар Али-Шах…

Но вернемся к нашей беседе с дервишем. Он расспрашивает нас о том, к какой силсиле (линии преемственности) принадлежат наши Учителя – у суфиев это как выяснение степени родства в семье. Дервиш, в свою очередь, говорит о силсиле Бекташи, после чего о чем-то просит одного из учеников, и тот, принеся струнный инструмент типа саза, начинает под его аккомпанемент нараспев произносить призывы к Хаджи Бекташу и другим святым суфийской Традиции, которые, насколько я поняла, используются как открывающая молитва, зачин собраний Бекташи:

Когда мы сообщили дервишу, что, хотя в наших группах есть мусульмане, и мы используем молитвенные формулы, принятые в исламской Традиции, наш Учитель не требует в качестве обязательного условия формального принятия ислама, Абдур Муталиб неожиданно произнес: «Вот как это должно быть».

Только впоследствии мы поняли, что он сказал это, чтобы быть услышанным странным квадратным человеком, следовавшим за нами, как мрачная тень, с того момента, как мы вошли в ворота теккии. Этот грузный и коренастый бородач в черной одежде время от времени предпринимал попытки привлечь внимание кого-то из нас, что-то выкрикивая и явно показывая недовольство тем, что мы предпочли ему общение с дервишем и его учениками.

Уже после того, как мы покинули Тетово, нам рассказали, что этот человек был во главе македонских ваххабитов-фундаменталистов, которые в 2002 году с автоматом Калашникова и пистолетами вломились в теккию и в ответ на сопротивление ее хозяев устроили стрельбу. Они захватили часть территории, включая мейдан – то помещение, которое Бекташи используют для совместных радений. Несмотря на полную незаконность действий захватчиков, местные власти умыли руки, предпочтя не вмешиваться. Дервиш Абдур Муталиб и его последователи уже более двадцати лет пытаются восстановить справедливость через суд и международные организации, однако тяжбы пока не заканчиваются ничем. А между тем ваххабиты поселились на незаконно занятой территории теккии, переделали мейдан в мечеть и время от времени беспокоят посетителей – что мы и наблюдали.

Нападки фанатиков тем сильнее, чем больше их ревность при виде того, как не зарастает народная тропа к истинному Учению, в то время как сами они никому не интересны. И сколько ни водружай громкоговорителей на свою незаконно занятую «мечеть», чтобы твой азан заглушал дервишей по соседству, это не поможет. Ведь разве не писал суфий Джами:

Роза ушла из сада, что будем делать с шипами?
Шаха нет в городе, что будем делать с его двором?
Птица улетела, что будем делать с клеткой?

Фанатики от религии, убежденные в том, что восстанавливают чистоту веры, на деле молятся идолу, которого создали из выбранной ими религиозной формы, в то время как суфии сохраняют и передают связь с живым ядром Учения, всегда скрывающимся за застывшей скорлупой религий.

Наша группа в Харабати-Баба Теке во время беседы с дервишем

Но трудно представить больший вызов на Пути дервиша, чем жизнь бок-о-бок с опасным врагом, ежедневно проклинающим тебя и вставляющим палки в колеса.

Когда мы узнали о драматических обстоятельствах жизни дервиша в Харабати-Баба Теке, сразу приобрела смысл фраза, сказанная Абдур Муталибом одному из наших Друзей. Тот спросил дервиша, был ли у него в жизни опыт «пути осуждения», подобный тому, которому следуют суфии-маламати. Дервиш сказал, что подумает и ответит позже. Перед тем, как нам пора было уходить, к Другу подошел юноша, выполнявший функции переводчика, и передал ему ответ дервиша. Ответ был такой: «Подобный опыт я переживаю в настоящее время».

Я не заметила в дервише ни гнева, ни ненависти к тем, кто ежедневно преподает ему урок терпения и прощения.

В контексте тлеющего конфликта с захватчиками получил особый смысл и другой, вроде бы незначительный эпизод, произошедший во время встречи. Я использовала маленький флакон с дезинфицирующей жидкостью и забыла положить его в сумку, оставив где-то в углу. Через некоторое время слышу, как дервиш показывает флакон и спрашивает, кто это оставил. То, что он не упустил из внимания такую незначительную вещь, будучи при этом погруженным в общение с нами, было поразительным. Я забрала флакон и выразила удивление его зоркостью, не упускающей ни одной детали даже среди суеты приема гостей. Он ответил, что приучился к непрерывному сканированию своего окружения.

Позже я поняла, что такая сверхбдительность развивается благодаря многолетнему пребыванию в ситуации, где опасность в любой момент подстерегает тебя и тех, за кого ты в ответе. Если честно, я лично не хотела бы проходить через подобный опыт, даже ради обретения состояния, где осознанность и спокойствие не покидают тебя никогда. Но, по-видимому, таков удел и выбор высоких душ.

Я преклоняюсь перед силой их духа.

Мы прощаемся с Харабати-Баба Теке и ее гостеприимными хозяевами, но неразрывными оставляем нити связей, отныне протянутые между этим местом и странами, откуда мы прибыли.

*****

В маленькой теккии из небольшой страны, как на авансцене, день за днем разворачивается извечная драма – отражение судьбы суфийской Традиции на протяжении долгих веков: нас преследовали, изгоняли из наших храмов и оскверняли их, сжигали наши книги, обвиняли в ереси и вероотступничестве.

Но мы здесь, и наша Работа не прервется, пока Землю не оставляют своим светом такие души, как македонский дервиш Абдур Муталиб.

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco.

  • АсСалам,"Камень претерпевания",и македонский дервиш,Абдур Муталиб

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля