Н. Дробнич. Православие – прообраз грядущего Царства Божия, или древнейшая дописьменная система общественных законов

Русская идея от прошлого к будущему
1
808
01:10:2022

Фреска Павла Рыженко (1970-2014) «Страшный суд» (авторское название «Русская идея»). Написана по благословению епископа Зосимы для Кафедрального собора в Якутске, 2007

Введение

Нет ничего такого из происходящего ныне, что не происходило бы в прошлом. Нет ни одного греха, который бы не был известен с древнейших времён. Нет ни какой новой этики, кроме нравственных законов, изложенных в заповедях. Всё, абсолютно всё уже, когда то было.

Дело даже не в расхожей фразе, об истории, которая повторяется дважды, сначала в виде трагедии, а потом в виде фарса. Всё гораздо сложнее. За пылью веков человек не всегда может разглядеть связь между историческими событиями, отстоящими друг от друга на сотни и тысячи лет. Это ведь не две картинки, где нужно найти десять отличий. Идут годы, победители и побеждённые эпизодически сменяют друг друга, зарождаются и умирают государства. История пишется и переписывается. Что-то безвозвратно теряется, что-то искажается до неузнаваемости. И как в таких дебрях разглядеть Истину?

Поэтому, на первое место я ставлю невербальные, то есть не облачённые в словесную оболочку источники.

Стела с изображением петроглифа на берегу Амура (ниже села Сикачи-Алян)

Петроглифы Сикачи-Аляна, татуировки алтайских мумий, фрески Безеклика и Старой Ладоги – переписать невозможно, они сохранили свой первозданный вид и смысл, нужно просто уметь их читать. Это лишь на первый взгляд кажется, что между ними нет ничего общего, но на самом деле всех их объединяет то, что в основе изображённых символов и сюжетов, лежит древняя система жестовой коммуникации (именословное перстосложение). Зная язык жестов, можно прочитать изображённый текст, а в некоторых случаях даже сравнить содержание древнего послания с более поздним письменным источником. Очень часто оказывается, что «священный» текст, якобы дошедший до нас в неизменном виде, в древности звучал иначе. Причём разница настолько существенна, что впору говорить о намеренном искажении смысла. И вот когда перед глазами возникает картина полная противоречий, ты невольно задумываешься, кому и зачем это было нужно?

Разглагольствовать о том, что некие иноземные злодеи украли нашу историю, нет смысла. Свои мерзавцы порой стократ хуже иноземцев, особенно те, от которых подлости не ждёшь. Будь я хоть семи пядей во лбу, в прошедшем я уже ничего изменить не смогу. Переписать историю с чистого листа не получится, чужеродные идеи, так же как и сорные растения дают очень много семян. Семена эти и в огне не горят, и в воде не гниют, и ядами не травятся. Остаётся только вырывать сорные ростки с корнем, когда они проявят себя во всей красе, при чём делать это желательно до того как они задушат культурные растения.

И вот в этом контексте очень важно опознать врага из далёкого прошлого в дне сегодняшнем. Опознать, в тот момент, когда он проявит себя, но ещё не успеет нанести невосполнимый урон. Ведь враг наш ничуть не изменился, он всё так же среди нас. Он рядом, но мы не видим его. Самый опасный враг скрыт под личиной добродетели. Он свой, доморощенный, душит тело народа, пьёт его кровь, устилает ему путь в никуда благими намерениями. Бесполезно срывать личину там, где нет лица. Каждый раз мы будем видеть новую маску. Если не обратим усилия на самих себя, то каждый раз будем растрачивать силы попусту, и каждый раз будем скатываться в позицию проигравшей стороны. Нужно только заставить себя поверить в то, что ничего нового, кроме забытого старого нам для сохранения себя и своей страны не требуется.

Но нас упорно пытаются соблазнить на новенькое. Жили, мол, при коммунистах семьдесят лет плохо, потому де, идеология у них была не достаточно хороша, живём при капиталистах тридцать лет тоже плохо – срочно надо что-то менять! Неужели ни у кого не возникает вопросов!? Кому это надо? Как жила-то до сих пор безыдейно на протяжении семи тысяч пятисот тридцати лет «Богохранимая» страна? В грязи и дикости. Именно эту мысль, подспудно нам пытаются внушить лукавые идеологи нового времени.

Отчего же тогда русская православная церковь ведёт летоисчисление «от сотворения Мира», а не от распада СССР? При всех проблемах церкви, а их там не мало, от идеологии Православия наша Церковь не отказалась и не откажется никогда!

Ну, а теперь давайте разбираться, что же есть Православие и чем оно так не устраивает сторонников очередной технологической революции? Наши заклятые партнёры виртуозно, подменяют понятия, заменяя русские слова на иноязычные «аналоги». А иные слова хоть и сохраняются в первозданном виде, но смысла их толком никто не помнит за давностью лет. Прежде чем я начну разбор первого слова, позволю себе маленькую вольность. Давайте хотя бы на минуточку отбросим устоявшиеся мифы и представим, что христианство – это история не про иудейского бога, а история про нас, славян. Предлагаю просто принять это как факт и всё. Поверить на слово. Такая мелочь. Зато сразу станет понятно, почему мы именно – православные христиане, и в чём заключается их принципиальное отличие от западных христиан.

Часть 1. Православие

Православие – это не религия! Значение слова можно понять, углубившись немного в языкознание. Понятие состоит из двух слов древнерусского языка:

1.          Право – т.е.  закон, и

2.          Слава, что значит – песня

В буквальном переводе с русского на русский, Православие – это Воспетый Закон.

Идеальный закон благозвучен и складен как песня, его легко запомнить и передавать изустно из поколения в поколение. Песня не обязательно должна состоять из множества куплетов. Песней можно назвать и народную мудрость в пословицах и поговорка – всё это и есть малые рифмованные формулы традиционных общественных законов. А православный, в первую очередь, это не тот, кто воспевает кем-то писаный закон, а тот, кто сам эти законы и слагает.

Вот как звучит научное определение. Закон — это утверждение о том, что при (строго) определенных условиях с определенными объектами произойдут (не произойдут) определенные изменения. Это утверждение основывается на анализе многообразных реально существующих объектов, явлений, отношений.

Например, при условии, что человек, имеющий некие искажённые нравственные установки, будет оценивать исходя из своего личного опыта деятельность других людей, то логично предположить, что оценка эта будет негативной. Коряво звучит? Не то слово!

А можно и так сказать: «У кривой Натальи все люди канальи». И всем сразу понятно, о чём речь. Вот это и есть – песня.

Православный может быть не только христианином, но и мусульманином и буддистом и даже атеистом. По большому счёту все народы, проживающие на просторах нашей общей Родины – ПРАВОСЛАВНЫЕ. Есть среди всех национальностей всех регионов общие неписанные правила поведения человека в обществе никак с религией не связанные. Правила эти древнее всех религий вместе взятых. Православные мы все: и русские, и дагестанцы, и чеченцы, и буряты, и якуты, и многие, многие малые народы необъятной страны. Президент русский по рождению, назвавший себя именами других национальностей, отождествляющий себя с ними – православный.

«Святый апостол Андрей постави на горе крестъ, где же ныне град Киевъ». Миниатюра из Радзивилловской летописи, конец XV века

Так почему же у нас Православие воспринимается как слово синоним христианства, при том, что это не одно и то же да и появилось гораздо раньше? Достаточно вспомнить слова апостола Андрея, который утверждал, что ничего нового Христос людям не дал, он лишь вернул им то, что они давно забыли. Он вернул людям веру в Высшую справедливость и веру в закон единый для всех. О Страшном суде люди, конечно, помнили всегда, но отложенный до кончины суд ведь не так страшен, как суд совести, который всегда с тобой. Главное – Он вернул людям совесть, о которой они забыли.

В подтверждение своих слов приведу одно устойчивое выражение в русском языке, о котором все знают, но редко задумываются о его исконном значении.

У любой идеологии, и православие не исключение есть антагонизмы, то есть взаимоисключающие социальные программы поведения и мировоззренческие установки.

Если закон благозвучен как песня, то беззаконие может только вопить.

ТАКИМ ОБРАЗОМ, АНТАГОНИЗМ ПРАВОСЛАВИЯ – ЭТО ВОПИЮЩЕЕ БЕЗЗАКОНИЕ.

Именно научными воплями сегодня пытаются заглушить песнь, идущую от сердца каждого человека. Зачем скажите нам новая идеология? Чем для нас плохо православие, а вместе с ним и Тот, кто его нам вернул две тысячи лет назад? Кому плохо от прообраза царства в котором беззаконию нет места?

Часть 2. Прообраз

И снова две составляющих – про- и образ.

Префикс «про» — словообразовательная единица, образующая имена существительные со значением:

1.          Лицо, которое заменяет то, что названо мотивирующим именем существительным;

2.          Явление предшествующее чему-либо по времени.

Образ в переводе с церковно-славянского значит – ИСТОРИЯ.

Образописец – учёный историк.

Евангелист Лука, пишущий икону Богородицы

Прообраз – это исторический предшественник, какого либо лица или события очень похожий на него по смыслу и содержанию, но отстоящий от него на сотни и даже тысячи лет. Это та самая история, которая имеет обыкновение повторяться.

В этом смысле, можно смело сказать, что прообраз чего либо – это не прошлое, это будущее. Нет ничего такого, что не происходило бы однажды. Двигаясь по кругу, ты заранее знаешь результат. От чего однажды ушли, к тому и придём.

Часть 3. Царство Божие

Царство Божие – это идеальный миропорядок, справедливое общественное устройство будущего. Будущего, которое неизбежно наступит. Это так же верно, как и то, что невозможно прийти в Царство Высшей справедливости, наплевав на Высший закон. Одно неразрывно связано с другим!

Всё остальное – лукавство. Не существует никакого нового мирового порядка. Миропорядок либо есть, либо его нет, хотя тогда это уже зовётся беспорядком. Силы, которые насаждают по всему миру вопиющее беззаконие стремятся не к порядку, а к хаосу и разрушению. Но нам туда точно не надо.

Теперь снова обратимся к фразе, часть которой я вынесла в заголовок.

ПРАВОСЛАВИЕ – ПРООБРАЗ ГРЯДУЩЕГО ЦАРСТВА БОЖИЯ,

ИЛИ

ДРЕВНЕЙШАЯ ДОПИСЬМЕННАЯ СИСТЕМА ОБЩЕСТВННЫХ ЗАКОНОВ КАК ОСНОВА ГОСПОДСТВУЮЩЕЙ ИДЕОЛОГИИ БУДУЩЕГО МИРОПОРЯДКА

Учитывая всё вышеизложенное, можем ли мы быть отделены от православия? Это и есть наша национальная идея.

***

Заключение

Почему я уделила этому так много внимания? Да потому что в интересное время мы живём. Упустим момент – проиграем битву. Не заметим подвоха – потеряем себя. Всё это уже было полтора тысячелетия назад.

Кто ни будь, помнит сегодня о таком странном и малопонятном явлении как иконоборчество. Откуда пошла эта ересь? Уверена, что никто. А зря!

Ловким движением руки безвестного переписчика понятие образоборчества было заменено на иконоборчество. Всего-то одно слово заменили, а смысл исказился. По-русски – образ, по-гречески – икона. Кто-то скажет, что разница не велика, ведь и то и другое всего лишь расписанная доска.

Но в том, то и дело, что для православных, образ – это не бездушная доска, а живая история предков. Образ, запечатлённый на доске помогает нам эту историю помнить и понимать происходящее вокруг. Помогает нам в трудную минуту выстоять перед угрозой физического уничтожения. Ещё раз повторю, христианство – это не про иудейского бога, это про нас – славян. Просто примите как данность. Не требуйте доказательств. Если кто-то решил присвоить себе чужие заслуги, по пути извратив их смысл, то это вовсе не означает, что мы должны слепо в это верить.

Во все времена, те, кто пытается уничтожить нашу историю, с каким-то лютым остервенением набрасываются на памятники.

Образоборчество как явление – это не что иное, как борьба с историей. Что бы там ни писали учёные мужи, какими бы витиеватыми выражениями типа: «Заблуждение ополчилось на ложь, а в результате восстало на истину», чем бы не объясняли уничтожение памятников, суть явления от этого не меняется. Образоборчество – это война с памятниками. Утрата исторической памяти – это смерть.

Миниатюра из Хлудовской псалтири: аллегорическое изображение иконоборчества. «И дали мне в пищу желчь, и в жажде моей напоили меня уксусом». Художник комментирует действия иконоборцев, сопоставляя их с евангельскими событиями. Распятие на горе Голгофе; иконоборцы, замазывающие известью икону Христа. Воин справа подносит Христу губку, напитанную уксусом, другой воин пронзает Христа копьём. У подножия горы иконоборцы Иоанн Грамматик и епископ Антоний Силлейский

Вот почему люди, презрев опасность, рискуя жизнью, спасали образа. Прятали их, в потайных местах в надёжных руках. Прятали, когда скрытый враг, носитель чуждой идеологии, будучи у власти насажал нам свои гнилые ценности.

Кто-то писал нам идеологию тогда в древности? Нужны были нашему народу поводыри? Справились без них тогда, справимся и сегодня. И не надо нас убеждать в нашей дикости. Есть два слова в русском языке, которыми измеряется уровень развития человека, это грамота и образование.

Грамотный – это тот, кто обучен грамоте, умеет читать и писать.

А образованный – это тот, кто знает историю.

Грамотного одурачить просто, а образованного не проведёшь. Никто не задумывался над тем, почему сегодня наше народное образование вдруг стало просвещением? А ведь это не что иное, как та же самая подмена понятий! Нас пытаются лишить нашей истории не внешние враги. Нет! Эти люди живут среди нас и даже изображают заботу о народе, но по факту являются его злейшими врагами.

Зачем прозападные научные и политические деятели убеждают нас, что живём мы безыдейно и в этом корень всех наших проблем? Не потому ли, что они в очередной раз оказались не в состоянии уничтожить, нашу врождённую национальную идею, которая пробивается сегодня изо всех щелей? Руководствуются старым, как мир принципом, если что-то нельзя уничтожить, значит это надо возглавить. Вот они и берут инициативу в свои руки, и разводят иллюзию кипучей деятельности по созданию национальной идеологии. Бюджеты осваивают. А где же результаты многолетних философических изысканий? Где национальная идеология, без которой как они уверяют нам не жить? Напёрсточники с учёными степенями не только умыкают средства, выделяемые государством, но и ловко подменяют понятия. Возникает вопрос, а зачем народу нужна национальная идея, изложенная лукавым языком откровенных предателей и скрытых агентов влияния? Нужно ли заглатывать эту наживку?

Как я уже писала выше, бороться с этим злом бесполезно, если не направлять усилия на самих себя. Грамотный человек – это всего лишь потребитель информации. Он умеет читать, но читать он будет только то, что ему дадут другие. Образованный же человек не только избирательно читает, он ещё и пишет сам. Он создаёт информацию, он думает, анализирует, творит.

Кем мы будем завтра, потребителями или творцами зависит только от нас. Мало выстоять в вооружённом противостоянии с внешним врагом, сегодня нам крайне важно победить врага скрытого, лицемерного, того кто всегда был и есть среди нас. А для этого нужно победить свою лень, заставить себя заниматься самообразованием. Не слушать лживых манипуляторов, навязывающих нам новую национальную идею. Идеология наша уже была сформирована многими поколениями наших предков. Наша задача – беречь историческую память, ревностно её отстаивать, биться за память своих предков до последнего дыхания. Даже если, кажется, что всё хуже не куда – не сдаваться. Прятать памятники истории как это делали православные во времена образоборчества.

Святые чудотворные образы обретались на Руси только потому, что их кто-то заботливо вынимал из небытия. Кто-то неизвестный возвращал людям историческую память! Остаётся лишь догадываться какой волей, каким мужеством, каким острым умом обладали люди, решившиеся во времена гонений оказывать скрытое сопротивление, насаждаемой извне чуждой идеологии.

Думать о будущих поколениях и прятать в тайниках то, что для иноземных наставников и их доморощенных подхалимов ценностью не является. Проявлять силу духа, когда большинство людей, молча, принимают новые условия. Спасать от полного уничтожения фрагменты исторической картины, из которых потом кто-то другой восстановит Истину. Это пример для нас всех. Это тот урок, который обязательно нужно выучить.

1 comment

  1. А.Колтыпин 1 октября, 2022 в 21:17

    Отличная статья.

    “Православный может быть не только христианином, но и мусульманином и буддистом и даже атеистом. По большому счёту все народы, проживающие на просторах нашей общей Родины – ПРАВОСЛАВНЫЕ. Есть среди всех национальностей всех регионов общие неписанные правила поведения человека в обществе никак с религией не связанные. Правила эти древнее всех религий вместе взятых. Православные мы все: и русские, и дагестанцы, и чеченцы, и буряты, и якуты, и многие, многие малые народы необъятной страны. Президент русский по рождению, назвавший себя именами других национальностей, отождествляющий себя с ними – православный.” – абсолютно верно.

    Мне остается только добавить, что русское христианство никогда не называлось православным, Оно называлось греческим или ортодоксальным. Его назвал православным. И.Сталин 8 сентября 1943 г, явно от славянского слова “правь”. Причем он сделал не только это – он также аннулировал в России римское рабовладельческое право и фактически вернул славянское копное право. Поэтому его так ненавидел весь Западный мир и многие глядящие на него широко раскрытыми глазами представители русской интеллигенции. Я недавно опубликовал статью Г.Уэллса, в которой он писал, что это русский мужик хранит в подсознании древние традиции славянских родов, а большинство интеллигенции смотрит на Запад и тянет наше общество к своей могиле…

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля