Александр Елисеев. Культ водного хаоса

Греческую триаду (Зевс- Посейдон-Аид) составляют небо, море и подземелье. Огромнейшую роль в ней играет Море и его повелитель – Посейдон. Налицо ориентация эллинов на водную стихию, сыгравшую важную роль в становлении позднейшей талассократии Запада. Весь современный Запад (синоним глобального капитализма) возник из античности с её «посейдонизмом». Это океаническая, водная, торговая цивилизация. Цивилизация русская, напротив – континентальная и речная, она наследует изначальной, северной Гиперборее, Империи Золотого Века. Посейдон тесно связан со змеиной темой. Согласно Овидию, он изнасиловал Медузу Горгону, которая изначально была девушкой с красивыми волосами. За это её (а вовсе не Посейдона) и наказали, волосы же Медузы были превращены в гидр, змей. Кроме того, Посейдон насылает на людей морских чудовищ. Так он поступил с жителями Трои. Посейдон-Гиппий повелевает лошадьми, являясь покровителем коневодства. При этом, его лошади имеют рыбьи хвосты и покрыты чешуёй. Т.е. культ земного Коня здесь наложился на культ Моря.
0
319

Посейдон и атлантизм

Германские средневековый автор Эббон сообщает: «1126 г. Щецин… заключает в себе три горы, из которых средняя и самая высокая посвящена верховному богу язычников Триглаву; на ней есть трёхглавое изваяние, у которого глаза и уста закрыты золотой повязкой. Как объясняют жрецы идолов, главный бог имеет три головы, потому что надзирает за тремя царствами, то есть небом, землёй и преисподней, а лицо закрывает повязкой, поскольку грехи людей скрывает, словно не видя и не говоря о них».

Это славянская триада, а вот в греческой триаде (Зевс- Посейдон-Аид) говорится о небе, море и подземелье.

Как очевидно, огромнейшую роль играет Море и его повелитель – Посейдон. А ведь Море и Вода – символы тварного первобытного, бесформенного хаоса (о его «функциях» – ниже), из которого был сотворен наш мир оформленных «вещей». Налицо ориентация эллинов на водную стихию, которая, конечно же, сыграла важную роль в становлении позднейшей талассократии (конечно, в качестве одного из факторов). Запад (по сути, синоним глобального капитализма) возник из античности с её «посейдонизмом». Это океаническая, водная, торговая цивилизация. Цивилизация русская, напротив – континентальная и речная, она наследует изначальной, северной Гиперборее, Империи Золотого Века. (1)

Посейдон – «учредитель» Атлантиды, что также весьма символично. Этот древнейший Остров был центром некоей глобальной, «каиновой» цивилизации, погибшей в водах Потопа. Данную цивилизацию сейчас упорно восстанавливают, мечтая о создании Евро-Атлантики, которая видится как «реинкарнация утонувшей Атлантиды». Ещё недавно чуть не был реализован проект Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства (ТТИП). Однако, победа в 2016 году Дональда Трампа спутала все карты. Проект «отложили в ящик стола», но от него не отказались. Вот любопытная информация на данную тему: «Бывший американский посол в Евросоюзе Стюарт Айзенштадт заявил в статье, опубликованной газетой Financial Times, что для решения современных проблем необходима новая трансатлантическая структура между США и ЕС, сопоставимая с НАТО». («Экс-посол США в ЕС призвал создать аналог НАТО») И к таким заявлениям нужно относиться весьма серьёзно хотя бы уже потому, что FT является рупором могущественного ФинИнтерна.

Посейдон связан со змеиной темой. Согласно Овидию, он изнасиловал Медузу Горгону, которая изначально была девушкой с красивыми волосами. За это её (а вовсе не Посейдона) и наказали, волосы же Медузы были превращены в гидр, змей.

Интересно, что в русских апокрифах упоминается некий зверь Горгоний, препятствующий людям входить в Рай. Несомненно, это змеепёс Кербер, который находится на границе с нашего мира и Аида, охраняя последний. («Змеепёс Кербер и Восстание Героев»)

Кроме того, Посейдон насылает на людей морских чудовищ. Так он поступил с жителями Трои. Морской дракон Кето был послан и для того, чтобы атаковать Эфиопию – родину Андромеды.

Посейдон-Гиппий повелевает лошадьми, являясь покровителем коневодства. При этом, его лошади, с помощью которых он поднимается на поверхность, имеют рыбьи хвосты и покрыты чешуёй. То есть, культ земного Коня здесь наложился на культ Моря.

Сам Конь символизирует Движение. Причём именно круговое, циклическое, ибо он запряжён в колесницу. Славенороссы считали, что в огненной колеснице едет Бог Грозы (Перун), разящий Противника. На солнечной колеснице едет бог Солнца, точнее, один из богов – славенорусский Хорс – ср. с англ. horse – «конь», чей символ Солнце, «взятое» как солнечный круг. (Даждьбог у древних славенороссов – бог солнечного Света, Ярило – бог весеннего, пробуждающегося, возвращающегося Солнца). Сам ход, или даже бег, Солнца символически выражает смену времен, воспроизводство Настоящего (Бытийного). Настоящее становится Прошлым, но сменяется Будущим, которое воспроизводит Прошлое. Тем самым продолжается, воспроизводится само наше Бытие. Движение здесь круговое, циклическое, а ведь и сам Круг – символ бытийной Полноты. (Тут речь идёт о циклическом движении, но оно сочетается и с движением линейным, см. «Линейное время» и глобальная антисистема»)

Конь-Движение покоряет Пространство, эту низшую бесконечность, холодное чудовище Космоса, не позволяет ему распасться и циклически воспроизводит земное бытие. Движение делает «бесконечное» (в плане «разъединения») пространство – конечным, сближая разные его точки, преображая не(до)бытие разверзнутых просторов в бытие обжитого, возделанного пол-я (символ Пол-юса; кстати, конь возделывает и целину). Это Движение подобно исхождению нетварных божественных энергий (логосов, идей-волений), которые поддерживают бытие мира. К слову, Конь еще и символ нетварной вертикали Мирового Древа (Иггдрасиль – «конь Игга», т. е. Одина).

Однако, символизм Коня, как и любой другой символизм – двойственный. К слову, божественные близнецы (Диоскуры, Ашвины) представляются в виде двух коней. А тема близнечности – это тема двойственности, расколотости нашего мира, которая проявляется как на космическом, так и на социальном уровне. Конь выступает и как чудовище, монстр. Так, Гераклу пришлось обуздывать коней-людоедов, принадлежащих царю Диомеду. Но при этом страшные кони всё-таки сумели растерзать Абдера, сына Гермеса.

Движение Коня может символизировать и движение хаоса. Здесь уже речь идёт о необузданном Коне – точнее его обуздывают низшие, инфернальные, подчеловеческие силы. Тут управляет «Невидимая Рука Рынка», которая есть хаос, чьи адепты – маги глобального Капитала.

Вода символизирует первобытный хаос, который был создан в самом начале творения: «Земля же была безвидна и пуста и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою». («Книга Бытия». 1. 2)

Подобный хаос был необходим как некий не(недо)добытийный полюс, представляющий возможность сделать выбор, куда идти – «вверх» или «вниз». Если бы такой возможности не было, то человек просто-напросто стал бы «автоматом Абсолюта».

Символизм водного хаоса неизбежно выводит нас на тему глобального капитализма. Несомненно, Капитал с его ликвидностью, символически ближе именно к стихии воды. Показателен и образ Капитала, переливающегося из одной точки мира в другую; капитала, размывающего национальные границы.

Стоит вспомнить, что капитализм Запада создавался усилиями «морских» сообществ. Ещё Карл Шмитт указывал на связь капитализма и морской стихии. История демонстрирует эту связь со всей очевидностью: Венеция, Голландия, Англия и США – все эти оплоты торгового строя теснейшим образом связаны с морской экспансией и морской торговлей. В то же время континентальная и речная, северная Россия упорно сопротивлялась капитализму на протяжении всей своей истории. Она позднее, чем какие-либо другие европейские страны, пошла по пути капитализации, причём довольно-таки быстро свернула с него в 1917 году.

Итак, хаос имеет своим символом воду с её ликвидностью, очень похожую на ликвидность Капитала. И «торговый строй» (Жак Аттали), капитализм, возник именно как талассократия.

Вернёмся к Посейдону и его «коню». Это инверсия Движения, искажение солнечного Коня. На место небесного скакуна приходит подводный гибрид гиппокампус – конь с рыбьим хвостом. На нём и разъезжает Посейдон.

Тут уже появляется конь-оборотень, фигура которого известна в мифологии. Таковым был и знаменитый Троянский Конь. Символизм его связана с темой поедания людей лошадьми (внутри коня находились люди, что символизировало их поедание). Троянцам подсунули некий культ, искажавший образ Коня. И, весьма вероятно, что речь шла именно о культе Посейдона.

Троя была славна своими замечательными лошадями, за которыми приезжали торговцы из разных стран. «Илиада» называла троянцев «hippodamoi», т. е. «укротители лошадей». Согласно легендам, троянский царь Дардан владел табуном великолепных лошадей. Причем их происхождение вели от северного ветра Борея, что сразу же заставляет вспомнить о гиперборейской Скифии, о борисфенитах-борусках, о «полярных полянах».

Люди, находящиеся внутри коня – символ изначального универсума (тотального Субъекта, Адама в Раю, Первочеловека), где всё было едино, «часть» находилась в равновесии с «целым». Это изначальное единство было разрушено в результате метакосмической катастрофы – «Большого Взрыва», Грехопадения. Однако, осталось стремление – это единство вернуть. И тут есть два пути. Первый – вертикальный, направленный на соединение с Богом (в Христианстве – человеческая природа объединена в Личности Христа). Образом («символом», «иконой») Христа является Царь, поэтому объединение имеет и свой горизонтальный аспект – это единство подданных в Личности Царя (не случайно это царственное – «МЫ»). («Царская Полнота»)

Но есть и путь горизонтальный, которым мы все вынужденно пользуемся, но в разной мере. Например, мы вынужденно поедаем животных (здесь нет и речи о каком-то осуждении мясоедения или отказе от него) и, тем самым, пытаемся символически воспроизвести полноту изначального Субъекта, внутри которого находилось всё («инстинкт» здесь указывает на гораздо более глубокую мотивацию). Но находилось оно живым, а тут мы убиваем – для того, чтобы воссоединиться. Самая радикальная форма такого вот воссоединения – каннибализм, особенно, ритуальный. «Книга Эноха» рассказывает о допотопных исполинах, которые поедали людей. И весьма показательно, что эллинская традиция, повествуя о Потопе, устроенном Зевсом, указывает на одну из причин этой кары – людоедство древних.

Впрочем, каннибализм (вампиризм) имеет и более «глубокое» измерение. («Метафизика вампиризма») Собственно говоря, это и есть «эксплуатация человека человеком», во время которой одни поедают (потребляют) физические и душевные энергии других. Главный же потребитель всего этого – тотальный Объект, Змей, Робот, «Демиург», Периферия вселенной, небытийный антиполюс. ( «Бытийное небытие, «субъектный Объект»)

Так вот, люди внутри коня – это как раз квазирелигия «горизонтального могущества» (с перспективой вертикали, но только уходящей вниз), которая требует убивать субъектность бытия и присваивать убитое (отчужденное). Конь сожрал людей и стал могуч – так можно сформулировать положение некоей «традиции» (точнее – анти-традиции), которую подбросили троянцам носители контр-традиции, скорее всего восходящей к Атлантиде и ставшей одним из источников создания западной цивилизации.

Здесь ещё и тема усиления животного начала в человеке, которое должно придать ему дополнительное могущество. («Культ Зверя: технология расчеловечивания»). Опять-таки, тут имеет место искаженное, «горизонтальное» стремление к изначальному единству.

Талассократическое обручение с Морем: Венеция и Польша.

Древние знали о вселенской Периферии, тотальном Объекте, небытийной анти-Полюсе – и они представляли его как Змея. Особенно ярко эти представления выразились в скандинавской эддической традиции, которая рассказывает о Змее-Ермунганде, который обитает в мировом Океане и опоясывает все землю (указание на периферийность).

Были случаи, когда Морской Рептилии (Рептилии, Ящеру, Дракону) поклонялись. Причём, причём, данный культ сохранился (скрыто) и в христианскую эпоху.

«Ярким примером дожившего до наших дней «пережитка» ритуала жертвоприношения морскому чудовищу является венецианский «Обряд обручения с морем» (итал. Sposalizio del Mare), – пишет Ilion-skiv. – Внешнее содержание ритуала сводилось к тому, что в день Вознесения Господня (40-й день после Пасхи) венецианский дож выезжал в море на специальной церемониальной галере (Бучинторо, итал. Bucintoro) и бросал в Адриатическое море золотое кольцо, что, согласно официальной версии ритуала, должно было благоприятствовать мореплаванию». (О ритуальной коммуникации человека с реликтовыми чудовищами)

Автор ссылается на книгу французского исследователя Жана-Поля Бурра «По следам вампира. История одного расследования». – Воронеж: TERRA FOLIATA, 2017). И вот что в ней сообщается: «Давным-давно люди, поселившиеся на островах Лагуны, где впоследствии была основана Венеция, приносили человеческие жертвы какому-то чудовищу, обитавшему в ее водах. Как говорят предания, это был огромный ящер, чем-то похожий на крокодила, только ни один крокодил не мог быть таким чудовищно огромным. Сведущие в палеонтологии люди вполне могли бы сравнить это существо с одним из видов древних ящеров, большую часть жизни обитавших в воде, но также передвигавшихся и по суше. Скульптуру этой ужасающей твари и сегодня можно видеть восседающей на вершине одной из двух колонн у Дворца дожей… Людей, приносимых в жертву чудовищу, бросали в темные воды Лагуны. <…> Все рыбаки верили, что Лагуна проклята. Ни один из них не осмелился бы подплыть на лодке к острову Сан-Микеле из опасения стать добычей Водяного Змия. Однако острова, лежащие ближе всего к Сан-Микеле, не были необитаемы. В легендах говорится, что на одном из них, Мурано, тогда жили загадочные существа, полулюди-полубоги, приверженные самым страшным обрядам. Очень скоро стало известно, что эти властелины Лагуны завоевали остров Змия и заключили с чудовищем договор. С тех пор эти почитатели Змия стали для всех Черными властелинами, охраняющими подступы к проклятому острову. <…> На протяжении всей своей многовековой истории Венеция сохраняла от посторонних глаз непосвященных эту свою страшную тайну. И только тот, кто был допущен в святая святых местных архивов, либо кому эти сведения сообщались в устной форме, мог узнать, что кровавая дань не прекращалась никогда. Когда вы узнаете о гибели людей в этих водах, вам обязательно расскажут о Канале Сирот. В старину воды именно этого канала считались носителями душ людей, пожранных “крокодилом”. Проходили столетия, а вода эта оставалась красной: там продолжали топить людей и в Средние века, а, по некоторым сведениям, даже в наши дни». (2)

Название Венеции происходит от древнего народа венетов (венедов), об этническом происхождении которого ведутся споры – существуют славянская, «северно-иллирийская», кельтская и др. версии. (Автор этих строк придерживается версии славянской.) Как бы то ни было, но венеты входили в состав Троянской державы, противостоящей западноиндоевропейской «Греции». Само противостояние стало возможным благодаря разделению древнейших индоевропейцев на две языковые зоны – этимологи различают наличие двух языковых зон внутри индоевропейских народов- «Сатем» и «Кентум». Данные названия происходят от названий числительных в разных языках. Сатем — это авестийское обозначение числительных «по сто», а кентум — это их латинское обозначение. Сатем образовали предки славян, иранцев и индоариев, Кентум – германцев, романцев и кельтов. И языковое различие было следствием гораздо более глубинного разделения. Сатем сохранил верность гиперборейским началам Индоевропы. Кентум их во многом исказил, чему, в немалой степени способствовало влияние остатков талассократической Атлантиды. Именно на основе данного искажения и возникла инверсивная Западная цивилизации, которой сегодня мы противостоим. И, в древности, восточноиндоевропейская Троя противостояла западноиндоевропейской «Греции». (Показательно, что на стороне троянцев был Аполлон Гиперборейский.)

Троянцы приняли в дар Коня, и это означае, как уже писалось выше, что произошёл импорт некоей вредоносной, но внешне близкой религиозно-мистической доктрины – речь идёт о посейдоническом культе Морского коня, восходящего к черной, предательской Атлантиде, созданной частью гипербореев, прошедших перерождение. И, в данном плане, особенно выделяется поведение некоторых венетских вождей. Римский писатель Юстин сообщает, что «венетов, которых мы видим сейчас живущими у берегов Верхнего моря, привел сюда их вождь Антенор, когда была взята и покорена Троя». Его существенно дополняет Тит Ливий: «Обстоятельства сложились так, что Антенор с немалым числом энетов, изгнанных мятежом из Пафлагонии и искавших нового места, да и вождя взамен погибшего под Троей царя Пилемена, прибыл в отдалённейший залив Адриатического моря».

Сам Антеонор грешил коллаборационизмом. Согласно Гомеру, он был самым «благоразумным» среди старейшин Трои и взывал к примирению. Софокл и Павсаний выставляет Антеонора другом греков, изменником Трои. В ночь, когда город был взят врагом, над входом в его дом была повешена шкура леопарда. То был некий условный знак, необходимый для пощады. И мятеж против Антеора мог быть поднят ввиду его отступничества.

Можно предположить, что некоторые вожди венетов прониклись культом Морского Коня. (Самим венетам было присуще пристрастие к лошадям. Страбон даже приводил его в доказательство тождества венетов адриатических и малоазийских. Безусловно, за всем этим стоял некий культ коня. К слову белому коню бога Свентовита поклонялись балтийские славяне-венеты. ) Возможно, этому способствовало излишнее увлечение некоторых венетов мореходством и морской экспансией, что неизбежно склоняет к талассократии. Античные авторы отмечали, что венеты – отличные мореходы.

В Венеции светлое имя венетов, с его сакральной энергетикой, было перехвачено и порабощено оккультной венецианской знатью. Очевидно, что она принадлежит к неким «особым родам», которые тайно практиковать разные зловещие культы уже и после победы христианства. О них писал Александр де Даннан в своей работе «Память крови» (Воронеж, Terra foliata, 2012)

На фоне этого весьма «пикантным» выглядит следующий факт. 11 мая 1985 года римский папа Иоанн Павел II (Кароль Юзеф Войтыла) принял участие в отправлении «Обряда обручения с морем» (Червия, Италия). Тут надо сказать, что вокруг папского престола происходят многие удивительные вещи – на «языческую» тему. Вот только один пример: «С 6 по 27 октября в Ватикане прошел Амазонский синод, куда были приглашены представители католической церкви из Африки и девяти стран Южной Америки, а также делегаты от 17 коренных народов Амазонии. Тема Синода звучала следующим образом: «Амазония: новые пути для Церкви и для целостной экологии» и была отчасти посвящена недавним пожарам в регионе. По этому поводу в Ватиканских садах установили деревянные статуэтки, изображающие Пачамаму – древнюю индейскую богиню плодородия. Статуэтки использовали в нескольких священнодействах». (Вероника Туркот. «Папа Римский приютил языческое божество в Ватикане»).

И тут весьма уместно вспомнить наблюдение, сделанное Владимиром Карпцом в отношении Ватикана и римской курии: «…За несколько веков до Рождества Христова в Риме фактически управляла так называемая Curia Roma – «Римская курия» (первоначальное значение слова curia – двор, товарищество, шайка), собственно и создавшая латинский язык как своего рода тогдашнее «эсперанто»… Curia Roma состояла из магистратов, исполнявших жреческие функции и еще со времен Нумы Помпилия (VIII в. до Р.Х.) называвшиеся кардиналами, якобы имевшими право отворять и затворять cardo – врата ада и рая. Сенат провозгласил курию непогрешимым оракулом, а ее главу именовали pontifex maximus – верховный понтифик, т.е. посредник – нынешнее именование папы Римского. Именно курия была той невидимой властью, которая руководила сенатом, а при империи – императорами, пытавшимися в то же время через самообожествление и поклонению «гению императора» ограничить ее власть. Куриалы, пользовавшиеся магическими знаниями, владели искусством вызывания «чудес», «кровотечений» и т.д., в частности, через поклонение статуям богов. После Миланского эдикта 311 года, уравнявшего христиан в правах с язычниками, христианские епископы вошли в состав курии. Со всей неизбежностью криптократия курии по отношению к императорам соединилась с противостоянием этим последним со стороны первых пап. При этом вопрос о том, кто стоял во главе «новой курии» – наследники папы Линия (именно он, а вовсе не св. Апостол Петр, первым возглавлял Римскую кафедру) или языческие кардиналы – до сих пор остается неясным». («Русь, которая правила миром». – М.: Олма-пресс, 2005)

Кароль Войтыла был поляком, а «в 1919 году, после поражения Германии в Первой мировой войне, Польша получила небольшой выход к Балтийскому морю (надолго утраченный ею в 1793 году после раздела Речи Посполитой) с городом-портом Пуцк, у которого заканчивался т.н. «Польский коридор». 10 февраля 1920 года генерал Юзеф Халлер организовал в Пуцке первую «Свадьбу Польши с морем» (польск. Zaślubiny Polski z morzem). Во время церемонии польский военный флаг был погружен в Балтийское море, в то время как командующий продел наконечник в кольцо». (Ilion-skiv Ук. текст) (3)

Царское начало и покорение водной стихии

Однако, были и совсем иные мистерии: «Раскрытие данной темы оказалось бы неполным без освещения противоположного по знаку ритуала «усмирения водной стихии», – пишет ilion_skiv. – Пожалуй, самое известное его упоминание связано с историей второй греко-персидской войны (480–479 гг. до н.э.). Летом 480 года до н.э. во время переправы персидской армии через Геллеспонт, налетевшая буря разметала наведенные понтонные мосты, и часть воинов утонуло в море. Разгневанный персидский царь Ксеркс I приказал сечь море плетьми, чтобы усмирить разбушевавшуюся стихию… Принятые меры возымели действие, и через семь дней войско Ксеркса благополучно переправилось на европейский берег. Непосредственно перед переправой Ксеркс совершил возлияние в море из золотой чаши, вознося молитвы солнцу, дабы не случилось несчастья, которое помешает ему покорить Европу, пока не достигнет ее пределов».

Здесь видят некое сумасбродство персидского царя. Но это сугубо рационалистический взгляд. Персонификация Моря подразумевает осознание некоего губительного, хаотического начала, носителями которого являются конкретные люди и целые «сообщества».

Водный хаос, как уже говорилось выше, тесно связан с глобальным капитализмом. К слову, в Древней Греции был именно капитализм – только древний. Не случайно же в историографии существует термин «античный капитализм». Причём, был он, в первую очередь, «финансовым». (Таковым, собственно, и является капитализм современный.) Огромное распространение имело ростовщичество. Несостоятельных должников, в массовом порядке обращали в рабов или изгоняли из страны.

Греческие меняльные лавки выполняли функции, свойственные банкам. Они хранили деньги, переводили денежные суммы со счета на счёт, выдавали денежные ссуды. Показательно, что ссудный процент под залог земли и городского дома составлял около 15 %. А процент по морским кредитам, вообще, мог превышать 30%. При этом менялы выполняли функции нотариусов. У них заключали разнообразные сделки, составляли купчии и хранили документы. Помимо рабского труда был широко развит вольный наёмный труд, а, по некоторым подсчётам, его удельный вес был даже большим. Кстати, обращают внимание на то, что при капитализме (особенно, на первых порах) свободный наёмный труд имеет большое сходство с рабским (произвол хозяев и т. д.). Наконец, не следует забывать, такое обстоятельство – в капиталистических Южных Штатах позапрошлого века процветало «классическое» рабовладения. (О древности капитализма см. «Истоки капитализма»)

Таким образом, Ксеркс наказал не «географию», но «геостратегию», точнее – талласократическое и капиталистическое сообщество. Симпатии достойна именно континентальная, имперская Персидская держава Ахеменидов, противостоящая талласократической Греции с её торгово-финансовым строем. (Персы-иранцы – это упомянутая выше зона Сатем.) Между прочим, очень многие греки симпатизировали именно Персии. Так, за Ксеркса выступили Аргос и Фессалия. Во многих греческих городах (в частности, в Афинах) существовали мощнейшие проперсидские партии. Жители Крита отказались хоть как-то способствовать эллинам. (Не следует также забывать, что эллины навлекли гнев Персии, поддерживая тамошних мятежников-сепаратистов.)

У нас принято симпатизировать именно «свободолюбивым» грекам, тогда как Персию иногда представляют этакой «азиатской деспотией». При этом, как-то забывают, что именно Эллада была оплотом тогдашнего рабовладения. А в Спарте так и вовсе существовал жуткий обычай криптий, во время которых отвязанная молодёжь (с благословения «старших товарищей») резала почем зря коренных илотов. (Необходимо знать и помнить о том, что эллинская цивилизация возникла на руинах цивилизации пеласгов, на которой эллины паразитировали. Точно также римляне паразитировали на цивилизации этрусков. См. «Расенская империя и римский империализм»)

Если же брать Персию, то там, в разных регионах были разные экономические системы. (Хотя везде преобладало земледелие.) В старых областях Передней Азии широко применялся труд как рабов, так и общинников. А на землях собственно Ирана были задействованы, в основном, свободные общинники. В степных, скотоводческих районах Центрального и Восточного Ирана, а также в Средней Азии, рабовладения было развито очень слабо.

В высшей степени характерно, что наказав море (ритуальное наказание талассократии), Ксеркс вознёс молитвы Солнцу. И, тем самым, он мощно проявил Солнечный, Небесный архетип. Древняя традиция говорила о соединении Неба-Отца и Матери-Земли. На «социальном» уровне можно говорить о соединении Царя (Власти) и Земли (Народа). Здесь также можно вспомнить о венчания на Царство, которое понималось как некий символический «брак» Монарха, имеющего Небесный мандат, с «Землёй» («Народом»). Противоположность этому – обручение с Морем, которое происходит в Венеции, причём в обряде принимал участие папа Кароль Войтыла (см. ссылку в начале).

Царь выступает как усмиритель и преобразователь хаотической стихии недобытия

Сюжет с Ксерксом любопытнейшим образом «продолжается» на русской почве. Снова процитируем ilion_skiv: «Аналогичный способ укрощения разбушевавшейся водной стихии приписывается первому царю Всея Руси Ивану IV Васильевичу (Грозному, 1530–1584), повелевшему палачу высечь, взбунтовавшуюся против царской рати реку Волгу:

«Надо было переправлять ополчение за реку Волгу. Сперва переехал на тот берег царь с вельможами и стал поджидать переправы воинства. Посажались солдаты на струги и лодки и отхлынули от берега. Вдруг Волга начала бурлить, и пошли по ней валы за валами страшные – лодки мечутся из стороны в сторону, летают, как пух…

Видит Грозный-царь с берега, того и гляди, что перетопит все его воинство, – и крикнул он громким голосом:

– Не дури, река, присмирей, а то худо будет!

Не унималась Волга и заволновалась пуще прежнего.

– Палача сюда подать! – крикнул царь. – Вот я тебя проучу».

Как усмиритель воды выступает и Пётр Первый. Последнему царю Всея Руси и первому Императору Всероссийскому Петру I (1672–1725) народные предания приписывают усмирение Каспийского моря, Плещеева и Ладожского озера: «Сильно разгневался осударь на Ладогу, что она его не пущает дальше погодами; не стерпел, вышел на берег и высек Ладогу плетью – и стала Ладога смиряться, и поветер подул». (Ук. текст)

Здесь надо заметить, что Иван Грозный и Петр Великий были, если так можно выразиться, «могильщиками» капитализма. Иван Васильевич серьёзно прижал боярскую олигархию, которая вполне могла бы повести страну по капиталистическому пути развития. А Пётр Алексеевич, проводя, выражаясь языком прошлого века, «форсированную индустриализацию», сразу закрепил большинство создаваемых промышленных предприятий за государством. Тем самым, он оттянул момент вызревания в России собственно капиталистического уклада.

Показательно, что Иван Васильевич решительно пресёк заговор в Новгороде. Этого ему не простил и оболгали. Тогда как всё было совсем не так, как нам часто пытаются «втереть». («Мифы о Иоанне IV Грозном. «Новгородский погром» 1)

А Новгород был центром культа водного Ящера или же «Крокадила». («Лютые звери и крокадилы русских летописей»)

По змеиной теме очень рекомендуется ознакомиться с работой Алексея Комогорцева «Малахитовая шкатулка Пандоры».

Продолжу цитирование текста. «Апогеем проявления такого могущества становится фольклорный сюжет, в котором Петр I сечет и изгоняет самого водяного, под обликом которого зачастую скрывается «хозяин рыбных богатств и водных путей» ящер:

«Ехал к нам Петр Великой. Выстал человек из воды, на корму сел. Переехал через Онего, ничего. Кланяется:

– Спасибо, что перевез.

Старики на Мижострове Петру жалятся:

– Водяной рыбу распугал, рычит на все озеро. Откуда взялся только!

– Да где?

– Да вон на том каменю!..

Опять на веснуху ночью на камень водяник выстал, рычит:

– Год от году хуже, год от году хуже!..Петр начал его вицей хромать:

– Я тебя нонь на своей лодке перевез, а тебе все не полюби!..

– А этот год хуже всех!

Водяник в воду утянулся…

Больше не видали на Мижострове никакого водяника».

Садко и торговая талассократия

Безусловно, Водяник, изгоняемый Царём – это образ Морского царя. О нём повествует былина о Садко. Весьма удивительно, как такая «антикапиталистическая» вещь родилась в торговом Новгороде с его могущественной олигархией. Хотя, может быть, потому и родилась, что «родные язвы» – виднее.

В начале Садко был бедным-несчастным гусляром, который, в один «прекрасный» момент, как сказали бы сейчас, лишился «заказов». Тут-то его и обманул царь Морской, сказавший, что хочет наградить гусляра за его прекрасную игру. Садко побился об заклад, что видел в Ильмень-озере чудесную «рыбу- золоты перья». Ему не поверили, а он повел к озеру, где Морской царь и показал эту самую «рыбу». Так бедный гусляр и разбогател. Более того, он попытался скупить все товары на «свете белом», то есть стать неким магнатом номером один, властелином торгового строя. И ему удалось купить все товары новгородские, но тут подоспели товары из Москвы, что и стало причиной грандиозного фиаско. Символично, что данному торгашескому триумфу мешает самодержавная, военно-земледельческая Москва. (В другом варианте Садко всё же скупает все товары, включая даже битые горшки.)

Несмотря на неудачу, Садко продолжил «реализацию масштабных проектов». Он нагрузил товарами 30 кораблей и двинулся в «синее море». На обратном пути корабли внезапно остановили своё движение и разразилась мощная буря. Садко понял, что сие есть проделки Морского царя и попытался откупиться, бросая в пучину бочки с золотом, серебром и жемчугом. Но выяснилось – царю нужны живые люди. Жребий пал на самого Садко, очутившегося в палатах царя и вынужденного играть для него на гуслях. От этой игры море взволновалось так, что корабли затонули – и погибло много людей.

Таким образом, водный царь выступает и как повелитель морской стихии, и как источник торговой прибыли. Можно даже сказать, что он повелитель капитализма – «торгового строя» (Жак Аттали). Сама морская стихия, как уже сказано выше, очень даже соответствует капитализму, и она весьма разрушительна. К слову, и игра Садко, пленнного Морским царем, вызывает губительную бурю.

«Богатый гость» символизирует творческую силу, которая пленена Капиталом – не совокупностью капиталов, а некоей метасоциальной реальностью, персонификацией коей и выступает Морской царь. Последний действует Обманом – действенным орудием плутократии. И Об-ман всегда сопровождается об-мен-ом, стремлением по-мен-ять все на вся. А также из-мен-ить всё, чтобы распространить свою власть над совершенно новым миром. И понятно, чтобы создать такой мир нужно полностью разрушить мир старый. И, прежде всего, сокрушить государства и нации. А тут уже требуется Из-мен-а, крайне распространенная в мире, где всё можно об-мен-ять – купить и продать.

Садко всё-таки сумел вырваться из плена Морского царя. В этом ему помог Микола Можайский (Св. Николай Чудотворец) – заступник путешествующих на воде. Он научил его – как обойтись с Морским царём. Подводный пленник разорвал свои гусли, отказавшись играть для подводного владыки.

Тогда от Садко потребовали жениться на одной из морских девиц. Он выбрал (из 900 претенденток) последнюю – некую «девицу Чернавушку». Тем самым он высказал своё презрение к иерархии торгового «морского царства». Садко также «не творил блуда» с молодой женой, отказавшись соединиться с морской стихией. Потом он оказался вблизи Новгорода и увидел, как туда подплывают его спасенные корабли. После данного приключения Садко уже не ехал в «синее море» – он отказался от торгашеской талассократии.

Любопытный «момент» – Садко вмешивается в спор морского царя с царицей, которые дискутируют на тему, что дороже на Руси «золото» или «булат». Бывший купец решает его в пользу булата, тем самым отрицая торгашеский капитализм во имя воинско-героической доблести.

Сам Морской царь есть анти-Царь, противостоящий Земному Царю, который является образом Царя Небесного. В христианской оптике это антихрист, который также связан с морем. В «Апокалипсисе» его явление описывается следующим образом: «Стал я на песке морском, и увидел выходящего из моря зверя с семью головами и десятью рогами: на рогах его было десять диадим, а на головах его имена богохульные». (Откр. 13. 1-2)

Мир Души, стихия Воды и «торговый строй»

Весьма любопытно и показательно созвучие англ. «Navy» (флот) и Нави. Навь – так славяне называли мир тонких форм, регион яростно-желательной, психоэмоциональной Души, которую следует отличать от небесного, райско-ангелического Духа (Рая, Ирия, Прави).

Такие созвучия, с точки зрения священной науки, ни в коем случае, не случайны. Действительно, атлантизм основан на морской экспансии, а Море символизирует Хаос. Это и «разобранный» выше низший хаос – изначальная первоматерия, о которой сообщается в Книге Бытия. Это и хаос «высший», «астральный», навий, «психоэмоциональный» – это «верхние воды», воды над твердью, о которых также также рассказывается в Книге Бытия: «И сказал Бог: да будет твердь посреди воды, и да отделяет она воду от воды. И создал Бог твердь, и отделил воду, которая под твердью, от воды, которая над твердью. И стало так. И назвал Бог твердь небом». (1. 6-8)

Западный капитализм («торговый строй» по Ж. Аттали), в авангарде которого стоит атлантизм, символизирует Водную хаотическую стихию («стихия Рынка»). Сам же Капитал, как уже было отмечено, «ликвиден».

Атлантизм и «торговый строй» преемствуют талласократической Атлантиде, которая была цивилизацией-символом Нави, призванной открыть врата в мир верхних вод. Имел место грандиозный черномагический эксперимент. В регионе Души находится сектор инферно. Ибо нематериальные сущности, павшие из региона Духа, могли оказаться только в регионе Души. Вот этот сектор и стоял за экспериментом, ибо был заинтересован в том, чтобы сделать реалии нашего мира максимально близкими к реалиям Нави. Возможно, речь даже шла о полном стирании границ. Воды действительно хлынули, но только не высшие, а земные, Это были воды Великого Потопа, которые и погубили цивилизацию атлантов, имевших колонии по обе стороны Океана (об этом свидетельствуют находки пирамид) и бывших основой допотопной глобальной цивилизации. (Разумеется, водному Потопу предшествовал деградационный, инверсивный Потоп – духовный, социальный и т. д.) Попытка обрести психофизическое могущество обернулось физической гибелью. Атлантида противостояла Северной Гиперборее, которая, напротив, пыталась символически уподобиться Духовному, Райскому Саду. И если остров атлантов накрыла водная стихия, то гиперборейцы не погибли – как атланты. Хотя большая их часть мигрировала – в силу определенных причин, о которых надо говорить особо. Гиперборея же оказалась сокрыта толщей льда, а лёд как раз символизирует укрощение водной стихии, упорядочение хаоса. И в Гиперборею могут проникнуть, но только очень немногие. («Святорусский нордизм»)

Вернёмся к теме «навьего транспорта». В представлении славян, Навь – это не только некий потусторонний регион, но и погребальная ладья. Считалось, что на ней души умерших отправляются в загробный мир. (Можно сравнить с латинским «navis» – «корабль».) Тут надо исходить из указанного выше разделения на собственно Навь – регион Души, и Ирий (Вырий) – райский регион Духа. Судя по всему, славяне (возможно, какая-то часть) верили в наличие у человека двух «душ». Одна – дух, другая – душа. Обе они невещественны, но первая неизмеримо выше и онтологически мощнее второй. Дух, согласно верованиям славян, летел в Вырий, душа – плыла в Навь. Возможно, что именно эти представления и зафиксировал арабский путешественник Ибн Фадлан, который описывал такой обряд погребения – умершего сжигали в ладье. Огонь указывал на путь в Ирий, ладья – на водное путешествие в Навь. (Впрочем, дух мог попасть и в Пекло, аналог ада.)

Тут необходимо вспомнить об эллинской традиции, которая описывала путешествие умерших в Аид, царство теней (ту же Навь). Через водное пространство души перевозил «бог-лодочник» Харон, бравший с покойника плату. И это, конечно, указывает на «торгово-финансовый» символизм верхних вод. Точнее сказать, сам «торговый строй» символически выражает верхние воды. (Причём, надо всегда помнить о том, что символ реально содержит символизируемое, хотя и не тождественен ему.)

Тут есть и ещё один аспект – по отношению к человеку «монета (обол) Харону» играла некую сакрально-обережную роль. Изначально деньги как раз и были созданы в сакрально-обережных целях.

«Изначально… деньги, вернее монеты – традиционный предмет, используемый в сакральных ритуалах, чья символика восходит к мандале, магическому кругу, – пишет Олег Фомин. – В Индии металлические пластинки с нанесенными на них сакральными знаками – так называемые янтры — до сих пор используются для концентрации сознания. В Древней Греции монета – «проходной билет» на Элевсинские мистерии… Никакой экономической функции в первоначальном бытовании монеты мы решительно не обнаруживаем… Слияние сакральной функции с экономической, по всей видимости, обусловлено холистической интенцией, стремившейся все подчинить сакральному, все вовлечь в его сферу…» («Денница-капитал и его отчуждение» // «Сакральная триада: алхимия, мифология и конспирология». – М.: Вече, 2005).

И вполне закономерно, что в традиционном обществе деньги рассматривались как некий оберег, защищающий человека от экспансии хаотических сил. Отсюда и круглая форма монеты, ведь окружность — это обережная граница. (Достаточно вспомнить гоголевского Хому Брута, рисующего круг мелом.) В частности монета указывала человеку на то, что обмен ограничен (круг – граница), и его нельзя возводить в абсолют. Круглая монета, которую жаждал Харон, была призвана сберечь душу умершего от разрушительного воздействия навьей стихии.

К слову, славяне считали, что обитатели загробного мира даруют им богатства. Очевидно, что речь идёт о Нави и находящихся там душах, точнее о тенях, т. е. об информационных «дубликатах» умерших. («Вторжение теней») Отсюда и обычай зарывать клады с монетами – тем самым богатства помещалось как бы в подземный банк, а покойники проводили с ними выгодные операции. (Но тут был и обережный аспект, Земля как бы была защищена сакрально.) Навь примыкает к Подземелью, тогда как Ирий (Правь) – к Небу.

Магия Капитала как раз основана на операциях с Навью. («Магия Капитала») Её хаотическую, психическую, эмоциональную стихию пытаются использовать для уничтожения «старого мира» и создания мира «нового». (Данное использование возможно, так как внутри каждого человека есть своя навь – «частица» Мировой Души.) И не случайно созвучие слов «новь» и «навь». «Нов-ый мир», о котором все уши прожужжали различные прогрессисты – это мир Нав-ий. Маги Капитала хотят превратить нашу реальность в Навь, сокрушить все барьеры на пути «верхних вод». Тогда, как они надеются, им будет даровано невиданное могущество (физическое бессмертие и т. д.) Капитал же рассматривается как некий мощный инструмент Нави. Маги верят, что с его помощью можно всё об-мен-ять, все из-мен-ить, всех об-ман-уть. В оптике «торгового строя» это всё является товаром. Понятно, что активность Магов Капитала выгодна инфернальным силам, ведь инферно, как уже было сказано выше, находится именно в Нави, в регионе Души.

Конечно, вовсе не следует видеть «навий след» в любом корабельном символизме. Всем «вещам» присущ двойной символизм, и Корабль может символизировать и преодоление сил Хаоса. (Как, например, Ноев Ковчег. К слову, сейчас мы наблюдаем нечто вроде нового Потопа. См. «Русский Ковчег. Альтернативная стратегия мирового развития». (Коллективный труд под редакцией Виталия Аверьянова.).

В июне 2023 года погиб батискаф «Титан», который направлялся к останкам знаменитого «Титаника». (Совпадение названий, конечно, не случайно – в мистической оптике.) На борту аппарата находились элитарии: британо-пакистанский бизнесмен Шахзада Давуд, глава корпорации Dawood Hercules, попечитель Института SETI, член консультативного совета Prince’s Trust; основатель компании OceanGate Стоктон Раш, британский бизнесмен Хэмиш Хардинг.

Тут всё очень символично, как и с самим «Титаником». Известно, что данный корабль представлял собой британское трансатлантическое судно.

Символизм здесь характерный – «Титаник» символизирует Атлантиду, находящуюся между Европой и Америкой. Теперь об айсберге, который и погубил «Титаник». Лёд же есть усмирённая Вода, и нордическая Гиперборея сокрыта Льдом, как пишет Пиндар – туда нельзя найти дорогу «ни сушей, ни морей». Лёд как бы защищает священную страну от проникновения мира, лежащего во зле, но не являющегося злом изначально. (К этой изначальности и близка Гиперборея.)

Получается следующее – западная «Атлантида» столкнулась с северным Льдом. Символ талласократической Атлантиды столкнулся символом Гипербореи. А батискаф попытался приблизиться к затонувшей «Атлантиде» – и тоже затонул.

Как сообщают, жена владельца батискафа – потомок погибших на «Титанике». Также сообщают, что участниками экспедиции планировалось собрать образцы ДНК погибших. Возникает вопрос – уж не с целью ли воскрешения, которое символически означало бы и воскрешение Атлантиды?

А вот очень любопытный момент. На корабле плыли многие элитарии. Но кое-кто отказался. Так, хотел плыть президент треста IMM Джон Пирпонт Морган. Но он заявил об отказе в самый последний момент, сославшись на состояние здоровья. Собирался плыть и супербогач Альфред Вандербильт. На борту уже были камердинер, горничная и багаж. И вот – отказ. Возникает вопрос. Они что-то знали или чувствовали? И аспект тут, скорее всего, мистический.

Небоскрёбы и Новая Атлантида

Водная стихия грозит стать разрушительной даже и для оплота атлантистской талассократии: «Крупнейший город США Нью–Йорк постепенно тонет под весом собственных зданий. К такому выводу пришли исследователи из американской Геологической службы.

По словам ученых, самый густонаселенный мегаполис страны уходит под воду примерно на четыре миллиметра в год, что сравнимо с темпами погружения Венеции. Главная причина это тяжелые небоскребы, которые сильно давят на грунт, что уже через 30 лет может обернуться катастрофой.

“В будущем мы будем наблюдать больше наводнений из-за морской воды, особенно во время сильных штормов. Так что со временем мы можем увидеть совсем другой Нью-Йорк, полностью измененный с учетом постепенного затопления», – заявил исследователь Геологической службы США Том Парсонс.

Специалисты предупредили: под большой угрозой оказались и сами небоскребы. Длительное воздействие морской воды может привести к коррозии арматуры и ослаблению фундамента. В результате десятки зданий Нью-Йорка просто обрушатся, если власти не примут срочные меры». («Нью-Йорк может уйти под воду из-за небоскребов»)

Это очень показательно – один из важнейших символов американского процветания – американский Небоскрёб – грозит затопить Нью-Йорк, тем самым воспроизведя Великий Потоп, который, в своё время, затопил древнейшую глобальную черномагическую цивилизацию – с центром в Атлантиде.

Сами Штаты давно уже воспринимаются как некая «Новая Атлантида». К слову, вот один из оккультных срезов данной темы: «Зарождаться шестая раса, по мнению Блаватской, будет в Америке. Елена Петровна воспринимала Соединённые Североамериканские Штаты как новую Атлантиду. Она хорошо знала работу англичанина Фрэнсиса Бэкона (1561-1626), которая так и называлась – «Новая Атлантида» и была проектом создания в Северной Америке «нового общества», свободного от «предрассудков» христианства. Для ряда отцов-основателей Соединённых Штатов «Новая Атлантида» Бэкона служила практическим ориентиром в построении государства.

Здесь нельзя не вспомнить ещё одну даму российского происхождения, которая, переехав в Америку, оказала (и продолжает оказывать) на неё сильное влияние. Это Айн Рэнд (Алиса Розенбаум). Её основное произведение «Атлант расправил плечи» говорит о современных «атлантах», на плечах которых держатся Америка и весь мир (под «атлантами» имелись в виду капиталисты и банкиры). Айн Рэнд, как и Елена Блаватская, считала Америку возрождённой Атлантидой, существующей для того, чтобы её населила сверхчеловеческая порода («атланты», они же люди шестой расы)». (Валентин Катасонов. «Идея американской исключительности родилась на берегу Днепра 31 июля 1831 года»)

Кстати, в своё время, настоящий интерес к Атлантиде зародил американский конгрессмен Игнатиус Доннелли, написавший суперпопулярную книгу «Атлантида. Мир до потопа» (1882). Это была настоящая сенсация, а саму книгу переиздали 23 раза только за восемь лет, в 1882–1890 годах.

В плане же американского Небоскрёба, мы имеем дело, скорее, с «храмовым» сооружением, которое направлено на поклонение «золотому тельцу» и утверждение «торгового строя». Безусловно, замки тамошней Небоскрёбии символизируют именно Вавилонскую башню, на что уже указывали. (Показательно и то, что в основе здания транснационального Европарламента лежит картина Питера Брейгеля «Вавилонская башня».) К слову сказать, в 2009 году именно Европарламент принял резолюцию, которая предполагала создание некоего «Трансатлантического политического совета». Тогда предполагалось, что он будет наделён солидными полномочиями в вопросах международной политики и безопасности. При всём при том, никаких консультаций с гражданами Европарламент не проводил, и проголосовано было практически единогласно. За резолюцию подан 501 голос (в том числе – «социалисты» и «зелёные»), а против – только 53 («объединённые левые»).

Вернёмся к теме Вавилонской башни. Её строительство символизировало самообОжение, желание получить запредельное могущество «своею собственной рукой». А самообОжение – продолжение проклятого «архетипа» – «будете как боги». Этим Змей, агентура сатаны и прельстил Адама в райском Отечестве. («Существа стихий: «компьютеры» Змея») Пирамиды, которые находят в разных частях земного шара – как раз символ этой Башни, они символизируют тотальное господство меньшинства («богов») над большинством. Здесь транснациональная верхушка подавляет всё остальное. Это – атлантский символ, и не случайно он находится на атлантистском долларе.

Пирамиды связывают, прежде всего, с древним Египтом. Хотя, как уже было сказано, их находят в самых разных местах – по обе стороны Атлантического океана, что указывает на некий древнейший исток. Но древний Египет крайне важен, ибо его символизм играет огромную роль в западном оккультизме. (Можно вспомнить и о масонстве.) К слову, это великолепно подтверждает правоту Р. Генона, согласно которому, как уже было сказано выше, умершая, угасшая традиция может, в случае своего задействования, стать контр-традицией, зловещей пародией. Древний Египет – это изначально колония Атлантиды, сами же атланты – выродившиеся гипербореи. Это их ветвь, это метаисторические деграданты, создатели первой в мире Анти-Системы. Началось же это ещё до «исторического» Древнего Египта. Вот, например, поразительный факт – знаменитое изваяние Сфинкса. По стенам его котлована, который был занесён песками, нашли следы мощных водных потоков. Это возможно было только в условиях дождливого климата, а он там закончился в 9 тыс. до н. э. Получается, Сфинкс древнее на 5 тысяч лет. А пирамиды, согласно легендам, строились одновременно с ним. Кстати, технологии их строительства намного мощнее нынешних. И то, что приписывается древним египтянам, скорее всего, создали атланты. Не случайно те же самые пирамиды (как уже отмечалось) находят по обе стороны от Атлантики. Атлантида – второй центр после полярной Гипербореи, который выродился в черномагическую цивилизацию и был погружен в водную пучину. Но атлантическая традиция невероятно живуча и придает жизненные силы новым атлантам – западной цивилизации.

Тут весьма показателен символизм доллара (на котором красуется пирамида), опять же – всё от Атлантиды. S сочетается с одной или двумя I. И, согласно одной из версий, интересующий нас знак – символизирует Геркулесовы столбы, которые воздвиг Геракл, и за которыми, как сообщал Платон, находилась всё та же самая Атлантида. Причем, в античной мифологии, на этот счёт, есть весьма интересные расхождения. Сенека и Плиний Старший утверждали, что великий герой пробил путь через Атласские горы, соединив Средиземное море с Атлантическим океаном. А вот по версии Диодора Сицилийского, Геракл, наоборот, сузил уже существовавший канал – с тем, чтобы в Средиземноморье не могли попасть океанические чудовища. (Здесь, конечно, проявляется двойственность образа Геракла, о которой нам уже приходилось писать. см. «Двойственный Геракл»).

При этом, S может символизировать инверсионного Змея, который расположен на вертикалях I или II. (Древо познания Добра и зла и Древо Жизни).

Необходимо, однако, снова вернуться к теме западного Небоскрёба. На землю США давят громадные, циклопические, великанские здания, которые, в то же самое время, пытаются «поскрести» Небо, «снять» с него всю сакральность. И эти американские здания делают человека маленьким, заточенным в камеру огромного тюремного замка (пусть даже это и очень большая, богатая камера – «клетка из золота»). Сразу же вспоминается: «Небоскрёбы, небоскрёбы, а я маленький такой» (Вилли Токарев). Получается нечто, вроде бы, парадоксальное – и «великан», и одновременно «карлик» (Р. Генон обращал внимание на всю подобную парадоксальность «царства количества»). Более того, Небоскрёб топит США, воспроизводя, как уже было сказано выше, реалии Великого Потопа. При этом, сама «денежная» (в первую очередь – долларовая) цивилизация пытается размыть мир, стереть его национально-государственные границы, уничтожить всяческую самобытность. На повестку дня встаёт уже стирание половых различий. Да что уж там, многие апологеты трансгуманизма ставят своей целью ликвидацию человека как такового.

Здесь следует отметить аспект не только воды, но и огня. В мифах о Великом Потопе, который сохранился у многих народов, сообщается о действии не только водной, но и огненной стихии. В качестве примера можно привести индейские мифы. Так, индейцы племени кламат рассказывают о том, как демон Кмукамч пытался уничтожить Землю посредством небесного огня , а за тем как раз и последовал Всемирный потоп. (Фрэнк Джозеф. «Предки богов: Затерянная цивилизация Лемурии». – М.: Издательство Эксмо, 2009)

Как представляется, речь идёт о мощнейшей вулканической активности. Могут возразить – дескать, в индейских мифах указывается именно на небесный огонь. Но тут всё дело в том, какие именно «небеса» имеются ввиду. Есть наше, земное, посюстороннее небо. Есть райско-ангелическое Небо («небо небес»), метафизический регион Духа. И есть некое промежуточное небо – это психоэмоциональный, хаотический регион Души, который в разных традициях именуется Навью, Хелем, Аидом и т. д. и «воды» верхние.

Промежуточное, душевное небо это некое «недонебо». В своём благом аспекте оно, действительно, небо. А в аспекте зловредном, губительном – оно есть противоположность небу – этакое потустороннее Подземелье. И не случайно, что символически ад располагают именно в Подземелье. (Символ же реально содержит символизируемое, хотя и не тождественен ему.)

Мир Души – мир Вод. Но он же и мир Огня. «Вайшванара — это одно из имен ведического бога Агни («бог огня»), который, в свою очередь, называется, в отличие от других «богов», «богом на земле», – пишет Александр Дугин. – Однако Агни одновременно является и принципом тонкого мира, бхувас, что точно соответствует опосредующей роли Вайшванары (ипостаси Агни), который внешне есть центр телесного, а внутренне принадлежит к тонкому, невидимому миру». («Пути Абсолюта». – М.: Арктогея, 1991)

Огонь может выполнять согревающую и защитную функцию. А может быть губительно-дестуктивным, всё зависит от обстоятельств, от поведения людей. В данной оптике упомянутый выше «небесный» огонь можно считать вулканическим символом адского пламени. Этот огонь исходит из земных недр, но падаёт он на поверхность земли именно сверху. Просто разговор нужно вести, если так можно выразиться о «низшем верхе».

И в данном плане также стоит обратить внимание на США: «С одной стороны, их природно-географические условия таковы, что на территории Соединенных Штатов находятся очаги самых опасных и грандиозных тектонических катастроф. С другой – именно они дальше всех ушли как в прямом сейсмоопасном воздействии на собственную природу в виде фрекинговых (разрыв пластов) методов добычи нефти и газа, так и в поиске эффективного геофизического оружия против других стран.

Бомбой замедленного действия не только под США, но и под все человечество порою называют знаменитый Йеллоустоунский супервулкан, находящийся в центре одноименного заповедника.

Кратер его размером 55 на 72 километра настолько огромен, что его долгое время таковым и не считали. Под поверхностью Йеллоустоунской кальдеры на глубине примерно 8 километров находится огромный пузырь горящей магмы. Вероятное извержение вулкана, а он скорее дремлющий, чем спящий, выбросит магму на высоту не менее пятидесяти километров. Почти моментально погибнет все живое в радиусе 1200 километров от вулкана. Крупные мегаполисы Лос-Анджелес и Сан-Франциско утонут в вулканическом пепле…

Когда-нибудь о фрекинге – разрыве пластов путем ежедневного закачивания под большим давлением многих миллионов тонн жидкостей с различными химикатами в американскую землю с целью извлечения сланцевых нефти и газа – напишут многие труды не только в области добычи сырья, но и геополитики, и геофизики. Именно он – «фрекинг благословенный!» – позволил США в начале XXI века выскользнуть из ловушки стремительного истощения традиционных запасов углеводородов и превратиться в их крупного экспортёра. Тем самым этот, в общем-то, немудренный технологический прием отсрочил процесс увядания мировой гегемонии Соединенных Штатов и даже дал им возможность осуществления новых экспансионистских авантюр. Безудержное внедрение фрекинга в Америке и взрыв «Северных потоков» – звенья одной цепи. Но тот же фрекинг является и проклятием Америки. По заключению многих учёных из США, метод фрекинга, если он используется в местностях с определённой структурой горных пород, может повлечь за собой мощные землетрясения. За последние годы сейсмичность всей зоны применения этого «землененавистнического» способа добычи, проходящей вдоль Ново-Мадридского тектонического разлома, многократно возросла. Землетрясения силой в 3–4 балла стали обыденным явлением во многих штатах. В Оклахоме, например, их число возросло с одного-двух в год до более чем 800. Не менее важным является и то, что фрекинг может приводить к загрязнению грунтовых вод, что пагубно сказывается на экосистеме в целом». (Дмитрий Минин. «Когда и как тряхнёт Америку?»)

Это ещё одно подтверждение того, что «торговый», атлантистский, талассократический строй чреват мощнейшим Катаклизмом.

Примечания:

(1) На знаменитой карте Герарда Меркатора (16 в.) Гиперборея изображается как полярный Континент, разделенный четырьмя реками. Они, кстати, образуют некий Крест, что свидетельствует о райском символизме Нордического царства. В связи с этим, Гиперборею можно назвать Речной цивилизацией.

Река символизирует собой подчинение и оформление первобытного хаоса. Реки подчиняются Земле – скованные её берегами, они катят свои воды по предначертанному руслу. И здесь хаотические воды чудесно преображаются. Они становятся подобными высшим энергиям, которые освящают Землю, двигаясь из великих Небес.

В Книге Бытия сообщается: «Из Едема выходила река для орошения рая и потом разделялась на четыре реки. Имя одной Фисон (Пишон): она обтекает всю землю Хавила, ту, где золото; и золото той земли хорошее; там бдолах и камень оникс. Имя второй реки Гихон [Геон]: она обтекает всю землю Куш. Имя третьей реки Хиддекель (Тигр): она протекает пред Ассирией. Четвёртая река Евфрат (Прат)». (2.10-14)

Мы видим, что символизм четырех рек связан с символизмом одной пра-реки, которая была предназначена для орошения Рая. Это образ высших, небесных энергий, исходящих «вертикально» и образующих крест на горизонтали. Их воды символизируют преображенный изначальный хаос, пронизанный нетварными энергиями («идеями-волениями») Абсолюта.

Речные цивилизации есть образования гиперборейского типа. Одним из ярчайших примеров такой цивилизации была Русь-Россия. Она наследовала Великой Скифии, которую Геродот описывал как квадрат, что указывает на число четыре. (Квадрат, как и круг – одна из форм сакральной организации пространства. См. «Скифский квадрат»)

Сама Скифия омывалась четырьмя великими реками – Дунаем, Днестром, Днепром и Доном (везде древнейшая основа «дн»). Самая главная река скифов – Днепр, который эллины называли Борисфеном. Здесь очевидна связь с Бореем, Бореей (Варахой) – Нордом, Севером, Гипербореей. Эллины сравнивали скифов с гипербореями, а иногда даже и отождествляли. Речной цивилизации Суши противостоит речная цивилизация Моря. Морские, океанические цивилизации восходят к Атлантиде, которая была противоположностью Гипербореи. Внутри этого экваториального Острова находилось три круга воды. То есть, Суша не была такой преобладающей как в Гиперборее, и уже, тем более, на разделялась крестообразно – реками. Сама по себе, окружность обладает огромный сакральным символизмом, она выражает круговое движение бытия вокруг Центра. Но, в данном случае, окружностей сразу несколько, и это сильно минимизирует символизм Круга, где главное – именно Центр.

В Хаосе центр тоже минимизируется, точнее его практически нет. Даже в Нави (регионе Души, не Духа) – чьим центром может быть только Вайшванара-Агни, Мельхиседек, Царь Мира. Движение, таким образом, лишено своей центральной точки. То есть, представим себе окружность, но без точки центра. Это и будет «Атлантида», которая символизирует тотальную Периферию.

(2) Здесь можно обратиться к популярнейшей русской песне о Стеньке Разине, в которой описывается как «грозный атаман» топит персидскую княжну: «И за борт её бросает, в надбежавшую волну».

Можно предположить, что Стенька приносил жертву Морскому Царю (Чуду-Юду). Голландец Фабрициус рассказывал, что он приносил жертвы водному царю Ивану Гориновичу, что заставляет вспомнить сказочного Змея Горыныча.

Вообще, несмотря на весь ореол «народного героя», Разин – весьма инфернальный персонаж. Есть народное же сказание, согласно которому сей кровавый атаман находится в заточении в Змеиной пещере у Волги. Там его, прикованного к стене, терзает летучий змей. И там же обитают дивьи люди – «чудь белоглазая» – змеев «народ» Чуда Юда. Под ними следует подразумевать не летописную финно-угорскую «чудь», но некое сообщество людей практикоавших черную магию. Согласно преданиям чдь (чудо-вища) имели великанский облик; они ушли поз заключенный под землю после прихода Белого Царя.

Показательно, что Стенька связан с новгородской линией. Он использовал былинные обороты, подражая новгородцу Василию Буслаеву. А Новгород, как и Венеция был талассократической и торговой республикой. Всё пошло от новгородских ушкуйников – разбойных людишек, которые разоряли и русские города (летописец пишет об одном и походов: «многих христиан в полон поведоша с женами и с детьми».

Разин отвергал церковный брак, он велел венчать молодых вокруг вербы или ракиты.

Здесь, как сказал бы Р. Генон имели место «психические остатки». Судя по всему, он придерживался языческой веры, а язычество уже угасло. Духовное ичезло из него, осталось одно душевное, психическое. И бывшая традиция стала контр-традицией, которую используют силы инферно. Самого Разина священники считали «колдуном»; после ареста его держалив соборном притворе – на «освященной» цепи. И вполне уместно его обращение к своим «соратникам»: «Что ж вы, черти…»

(3) Любопытное «совпадение» – в древности венеты жили как на территории Италии, так и на территории южном побережье Балтийского моря. (Тацит размещает их между Вислой и землями эстиев). Геродот рассказывает о том, что янтарь на юг привозят энеты с севера, с реки Эридан. Очень даже вероятно, что между «польскими» и «итальянскими» венетами были некоторые связи, в частности, и религиозно-мистические.

И вот ещё – из разряда совпадений. В фильме «Смерть в Венеции» (Италия, 1971 год) показано любовное влечение аристократа именно к польскому юноше и дело происходит в указанном талассократическом, затопленном городе.

Восточные венеды, по данным готского историка Иордана (6 в.) населяли оромные земли. Он сообщает, что в данное время они разделились на три ветви: венедов, склавинов и антов. Анты расселялись от Днепра до Днестра. Именно на их этнополитической основе возникнет этнос русичей и Древнерусское государство, часто именуемое Киевской Русью.

Источник

Публикация на Тelegra.ph 1

Публикация на Тelegra.ph 2

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • культ, хаос, водный, Александр, Елисеев

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*