Александр Елисеев. Древние славяне, гунны и Гиперборея Рипейских гор

Средневековая традиция отождествляет гуннов и славян, или же связывает их между собой. Накопленные на сегодняшний день данные позволяют говорить об индоевропейском происхождении гуннов. Античный автор Филосторгий сообщает: «Гунны вероятно тот народ, который древние называли неврами; они жили у Рипейских гор, из которых катит свои воды Танаид (Дон), изливающийся в Меотийское озеро (Азовское море)». Геродот описывает невров как народ Скифии. Историки видят в них разные этносы – славян, балтов, тех же самых кельтов. Геродот сообщает, что невры бежали от каких-то «змей». Очевидно, это образ какого-то врага. И, наверное, этот образ имеет религиозно-мистическую подоплёку. Возможно, невры противостояли сообществу, для которого был характерен сильный культ Змея-Ящера. В конечном итоге невры нашли приют у неких Рипейских гор, откуда катит свои волны Танаис, то есть Дон. Обращает на себя внимание отождествление гуннской горы с Рипеями. Именно с Рипейскими горами античная традиция связывала изначальную Гиперборею.
0
357

Империя гуннов ок. 450 года

Начать надо с гуннов. Существует устойчивое представление о том, что гунны – это тюркоязычный народ, пришедший откуда-то из глубин Азии. Между тем, сегодня накоплены данные, достаточные для того, чтобы утверждать об их индоевропейском происхождении. И название гуннов вполне можно этимологизировать на основе индоевропейских языков. Так, «в кельтских языках… корень hun охватывает целый ряд понятий, связанных с субъектом: это определение «сам», указательное местоимение «этот». Родственным по происхождению может быть и такое «удобное» для личных и этнических наименований слово, как gnath («известный», ср. украинское Гнат, Гнатюк)». (А. Г. Кузьмин «Начало Руси. Тайна происхождения русского народа». – М., Вече, 2003)

Античный автор Филосторгий (4-5 века) сообщает о гуннах: «Гунны вероятно тот народ, который древние называли неврами; они жили у Рипейских гор, из которых катит свои воды Танаид (Дон. – А.Е.), изливающийся в Меотийское озеро (Азовское море – А. Е.)». А невров упоминает еще Геродот, описывая их как народ Скифии. Историки видят в них разные этносы – славян, балтов, тех же самых кельтов. Многое здесь зависит от этнической расшифровки Милоградской культуры, располагавшейся в верховьях Десны и Южного Буга. Там отмечается присутствие иллирийцев, но в целом топонимика области – славянская, что решает проблему соответствующим образом. Правда, рядом с этой культурой находят сугубо кельтские погребения, и это легко объясняет кельтский след в гуннской этимологии. Между двумя этносами происходили интенсивные контакты, часть кельтов была «инкорпорирована» неврами, в результате чего возникло славянское этнополитическое образование с мощным кельтским элементом (условно – «кельто-славяне».*

Гуннские воины. Вариант реконструкции, Венгрия

Геродот сообщает о том, как невры бежали от каких-то «змей». Очевидно, это образ какого-то врага. И, наверное, этот образ имеет какую-либо религиозно-мистическую подоплёку, невры противостояли сообществу, для которого был характерен сильный культ Змея-Ящера. Правда, сами они, по рассказу Геродота, обращались в волков, что может свидетельствовать о наличии внутри данного сообщества мощного течения, основанного на магии Зверя. («Мир Людей и мир животных. Инверсия и преображение. Традиционалиссткие очерки». Часть I.)

При этом, само бегство невров от «змей» может свидетельствовать о том, что они отказались от черномагических экспериментов и, как говорится, «начали новую жизнь». Они нашли приют у неких Рипейских гор, откуда катит свои волны Танаис, то есть Дон. Сразу обращает на себя внимание отождествление гуннской горы с Рипеями. Античная традиция связывала изначальную Гиперборею именно с Рипейскими горами. И то, что с ними же связываются гунны/невры – весьма показательно. Здесь налицо четко выраженная нордическая, гиперборейская ориентация, столь характерная для скифов, славян, русов. («Русская Гиперборея»)

Невры и соседние народы во времена Геродота (по Б. Н. Гракову)

Под Рипейскими горами Филосторгий имел ввиду Донецкий кряж, который пересекает Дон в районе устьев Донца. Арабы именовали его «Венендерскими горами» (горами венедов-вятичей, ванов). А вот еще одно совпадение – арабы пишут о некоей «Русской горе», откуда проистекает река Д. н, в которой видят все тот же самый Дон. (Его также отождествляют с «Русской рекой» арабских источников.) И здесь очень кстати будет вспомнить о хронике средневекового польского автора Матея Стрыйковского (16 век), который утверждал, что Киев был основан гуннами или же «горянами». Как очевидно, этногенез гуннов тесно связан с горами, и не только в географическом. Ещё очень важный символизм – в «Повести временных лет» апостол Андрей крестит «киевские горы». Тут очень важно отметить теснейшую связь апостольской миссии Андрея и Скифии. («Да, скифы мы!»)

Необходимо также указать на этногенетическую легенду о происхождении скифов-земледельцев (славян), которую привел Геродот. Он рассказывает о трех сыновьях прародителя Таргитая – Колаксая («Солнце-царя»), Арпоксая («Река-Царя», «Глубь-царя») и Липоксая («Горы-царя»). Последний весьма важен для нашей, «горной» темы. Получается, некая триада: Солнце-Подземелье-Гора. Гора здесь символизирует самую верхнюю точку нашего мира и эта точка непосредственно граничит с райским миром Духа, который славенороссы называли Ирием-Вырием. Глубина – это Подземелье, и тут уже имеется ввиду нижний мир – Навь (психоэмоциональный регион Души). Солнце – это мир Духа, собственно Рай-Ирий.

Возможно, что триада царей символизирует один из божественных Триглавов (троиц) славян. Солнце-царь – Даждьбог; кстати, в «Повести временных лет» это божество называется именно так. Глубь-царь – это змеевидный Велес, который находится у корней Мирового Древа (она же – Гора) и пытается достичь вершины. (Несмотря на змеевидность, его нельзя отождествлять с самим Змеем, см. «Пленённый Велес») А Гора-царь – это Громовержец-Перун, который охраняет вершину от Велеса. (Любопытно, что в Словении есть гора с тремя вершинами, которая так и называется – Триглав.)

В русских сказаний есть весьма интересный персонаж – богатырь-великан Горыня. Он тоже «задействован» в тройке – с двумя другими богатырями – Дубыней и Усыней. А все трое они сопровождают Илью Муромца и помогают ему. Горыня (Горыныч, Вертогор, Вернигора) «на мизинце гору качает, горы сворачивает». Есть предположение о том, что он связан со словом «гореть» (совпадение с «горой» здесь не случайно – с точки зрения священной науки), и это указывает на «Царя-Огня» русских сказаний, он же – Сварожич, второй сын Сварога и младший брат Даждьбога. (Сварог и два Сварожича составляли один из славеноросских Триглавов, см. «Тайны русской Троицы»)

При этом, Дубыня (Дубынеч, Вертодуб, Вернидуб, Великодуб) является лесным великаном, олицетворяющим как землю, так и подземное царство. Он «дубьё верстает: который дуб высок, тот в землю пихает, а который низок, из земли тянет». Можно предположить, что здесь имеет место хтонический символизм Велеса. Наконец, Усыня (в других вариантах — Усынеч, Усынка, Крутоус) выступает как олицетворение силы воды. Он может перегородить реку своими могучими плечами; его усы могут служить переправой: «Одним усом реку запрудил, а по усу, словно по мосту, пешие идут, конные скачут, обозы едут». Можно предположить, что здесь мы имеем дело с водным божеством, возможно Купалой. В данном случае, действует иной Триглав – Сварожич-Велес-Купала. Надо заметить, что великаны (волоты-велеты, асилки) ещё и существа, выражающие хтоническую, стихийную мощь, поэтому их символизм двойственен, как, впрочем, и любой.

Любопытно рассмотрение горы в русской космогонии. Народные сказания описывают сотворение мира из «досельского окияна-озера». Творят его белая и черная птица (голубь, утка), Бог и сатана, в которых легко угадывается образ двух антагонистов – Белобога и Чернобога. Последний вынужден выполнять волю благого божества, он берет со дна мирового океана горсть земли, из которой творится мир. После творения Белобог заснул, а Чернобог попытался его утопить. Однако, как только повелитель тьмы подбирался к Творцу, земля расширялась и удаляла его. Чернобог долго бегал за Белобогом, и от этого бега земля разрослась до огромных размеров. Кроме того, во время творения Чернобог спрятал немного песка и попытался пронести его во рту, чтобы создать свой мир. Но земля стала прорастать во рту у Чернобога, и он побежал по свету, выплевывая ее. Там, где он плевал вырастали горы, изменившие картину мира. (В земле лужицких сербов (Германия), к югу от Будзина, в предгорьях Рудных (Лужицких) гор, находятся две горы, называемые Белобог (Bieleboh) и Чернобог (Czorneboh).

Здесь двойственность, присущая всему нашему мира. Гора может быть устремлена вертикально, к Небу, но она может вести и вниз. в Подземелье. Тут можно вспомнить священную гору Меру индоарийской традиции, у которой есть два входа – один ведёт на небо, а другой – в подземелье. В данном случае славянская космогония указывает на «нижний» аспект Горы. При этом, тот факт, что Чернобог так и не сумел сохранить часть земли именно своей – показывает торжество именно благого аспекта Горы.

Многие горы были превращены в религиозно-храмовые комплексы. Особенно выделяется гора Богит, находящаяся на границе Тернопольской и Хмельницкой областей (417 м над уровнем моря). На горе найдено восьмилепестковое капище, а также ритуальные наземные дома и углубленное жилье для паломников. Кроме того, там обнаружено погребение волхвов, которое вначале было ошибочно принято за место массового жертвоприношения. Храм был окружен сложной системой валов и рвов. В комплекс храмового городища входили грунтовые и курганные могильники телосожжением. Вокруг него существовали поселения-спутники. На вершине горы находится капище, представляющее площадку значительных размеров значительных размеров (70х50 м). В центре него расположен алтарь – каменное возвышение поперечников в 9 м.

Любопытен феномен «лысых гор», которые связывают с шабашами ведьм. Изначально же они были всё теми же самыми храмовыми комплексами. Есть предположение, согласно которому лысыми их называли потому, что вершину расчищали для культовых сооружений. Одна из таких гор находится в Польше, между Кельцами и Сандомиром. По средневековому преданию, здесь находились идолы трех божеств – Лады, Лели и некоего Ежи. Венец Лысой горы был обнесен мощным каменным валом длиной 1500 м. Внутри же вала находилось огромное святилище под открытым небом, которое вмещало несколько тысяч человек.

Большой интерес представляет комплекс Сленжи, расположенный недалеко от Вцрослава (Силезия). Там посреди плоской равнины возвышается коническая гора высотой 718 м над уровнем моря. Её верхняя часть бывает закрыта облаками, и гора как достигает неба. Часто в вершину горы бьёт молния, что также весьма символично. Сама вершина опоясана огромным кругом камней, там встречается керамика, восходящая ещё ко времени Лужицкой культуры (XII—IV вв. до н. э.). Вал камней идёт по линии, ниже которой облака не спускаются. Он символически отделяет «небесную» часть горы от «земной». По сторонам от Сленжи расположены две другие, меньшие по высоте, горы – Костюшки и Радуня. Вместе они образуют некий Триглав. «Родная этимология».

(*) Надо сказать, что средневековая традиция отождествляет гуннов и славян или же связывает их между собой. Так, Саксон Грамматик (12-13 вв.) принимал гуннов и русов за один народ. Беда Достопочтенный (7-8 вв.) отождествлял гуннов с балтийскими славянами, а Едингард и Самбургский Аноним со славянами паннонийскими. Прокопий Кесарийский (6 в.) находил определенное сходство славян и гуннов. Гельмольд (12 в.) же приводил такое название Руси Хунигард. «Известно, что название «Хунгария» – Венгрия явилось в результате осмысления династии венгерских королей в качестве преемников Атиллы, – пишет А. Г. Кузьмин. – В славянской же историографии было распространено убеждение о том, что «хунгары» – это славяне, пришедшие из Поморья, от реки Втра или Укра. Отсюда в некоторых случаях смешение «укран» с «унграми». Сам Атилла в средневековой славянской традиции воспринимался нередко в качестве первого короля Померании или в качестве первого правителя вандалов, коих обычно рассматривали как предков славян на территории между Эльбой и Вислой. В качестве такового Атилла рассматривался в «Хронике Великопольской»… Даже в XIX веке немцы именовали «гуннами» группу славян, проживавших в Швейцарии. «Городом гуннов» в некоторых сагах именуется балтийский Волин…» («Начало Руси. Тайна происхождения русского народа»).

По сообщению Приска Панийского (5 в.), особое хождение в среде гуннов имел напиток «medos» (т. е. «мед»). Описывая обряд погребения великого воителя Атиллы, Иордан отметил наличие у гуннов поминального пира, который сами они именовали «strava» (страва). А ведь так называли погребальный пир древние славяне! Конечно, большинство гуннских имен нельзя считать славянскими. Но, во-первых, среди имен гуннов есть и такие имена, которые можно охарактеризовать как славянские: Валамбер (Валамир), Бледа (от слова «бледный»), Крека (ср. с Краковым и Крековым у западных славян), Рог. А во-вторых, вполне возможно, что в определенный период, во времена расцвета военной экспансии, гуннов захватила мода на чужие имена. За примером далеко ходить не надо – можно хотя бы вспомнить о том, что готы вообще не знали германских имен, в чем признавался сам Иордан.

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Елисеев, древние славяне, гунны, и символизм Горы

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*