Эрик Фраттини. «Ассасины с кинжалом за пазухой»: Круг Октагон

В XVII в. традиция политических убийств как действенного орудия Священного Альянса для изменения политического курса Европы была продолжена. Папа Павел V стремился превратить Священный Альянс в организацию, подобную исламской секте ассасинов, слепо подчиняющихся своему главе и готовых «во имя веры» убивать и идти на смерть по его приказу. Жертвой первого убийства нового века пал король Франции Генрих IV, действовавший вопреки интересам Ватикана. Король был заколот в карете во время прогулки по Парижу. В кармане убийцы Ж.-Ф. Равальяка обнаружился 8-угольный кусочек пергамента с именем Христа и девизом «Готов к мукам терзаний во имя Божье». Много лет спустя французская полиция открыла, что Равальяк входил в мистическую организацию «Круг Октагон», членами которой были католики-фанатики, имевшие военную подготовку и владевшие специальными видами оружия. Символом организации – по косвенным данным, части Священного Альянса – был тот самый 8-угольник с девизом.
0
70

Александр Медичи вошел в историю скорее как выдающийся шпион, чем как папа римский. Он был идеальным агентом сначала на службе у своего двоюродного брата, великого герцога Тосканского Казимира I, а затем, много лет спустя, на службе у папы Климента VIII.

В 1596 году понтифик послал Александра Медичи во Францию, где тот в течение двух лет направлял движение Франции к католицизму и попутно создавал широкую шпионскую сеть, которая действовала на всей территории страны и посылала доклады Священному Альянсу. Вернувшись в Рим, он был принят папой Климентом VIII как истинный герой.

Лев XI

После смерти в марте 1605 года Климента VIII папой избрали Александра Медичи под именем Лев XI. Через шестнадцать дней после интронизации сильно простудившийся папа скончался. В истории Священного Альянса он оставил след скорее как кардинал Медичи, чем папа Лев XI, потому что именно он создал одну из лучших папских агентурных сетей во Франции — эта сеть продолжала работать почти до наполеоновской эпохи.

Преемником Александра Медичи на престоле святого Петра был кардинал Камило Боргезе, принявший имя Павел V.

Павел V

***

Дени Лебей де Батиньи, высокопоставленный чиновник французского короля и председатель трибунала в Метце, написал в 1604 году исследование истории убийц и убийств – «Traite de l’Origine des Anciens Assassins porte-couteau» («Трактат о происхождении древних убийц с кинжалом за пазухой») с субтитулом: «С описанием совершенных ими покушений и нападений на некоторых королей, принцев и сеньоров христианского мира».

Лебей де Батиньи решается на замечания и откровения, которые могут дать определенное понимание формы существования убийц в Европе XVII века.

Самая интересная часть произведения посвящена тому, какими методами ассасины расправлялись со своими жертвами, Чиновник Генриха IV проводит следующий анализ:

«Предоставим читателю самому сравнивать историю убийц с современными ему событиями и бедственными происшествиями, от которых люди поневоле страдали некоторое время. Потому что существуют, даже и в наши дни, религии, которые пользуются услугами убийц с кинжалами за пазухой (assasins porte-couteau), столь же вредоносных, как и те фанатики давно прошедших времен, которые, исполненные рвения, внушенного им вождями ложных верований, готовы убивать королей и принцев, если только они не принадлежат их секте».

Одним из таких вождей мог бы оказаться папа Павел V. Еще будучи кардиналом Камило Боргезе и викарием Рима, он сумел раздобыть, с помощью посла Испании при парижском дворе, экземпляр изданного в Лионе сочинения Дени Лебея де Батиньи. Год спустя, уже превратившись в папу Павла V, он сделал из Священного Альянса организацию, которая специализировалась, в частности, на избирательных убийствах.

Замысел Павла V состоял в том, чтобы создать внутри Священного Альянса объединение людей, готовых убивать и идти на смерть во имя веры и без колебаний выполнять приказания римского понтифика. Папу совершенно заворожила история ассасинов, изложенная в сочинении Лебея де Батиньи. В представлении римского папы XVII века ревностному католику простительно было идти на все, вплоть до пожертвования собственной жизнью, ради того, чтобы прервать жизнь еретика, а если этот еретик был власть имущим, противостоящим истинной игре или интересам папы, то очевидно, что католик-убийца лишь скорее попадет на небо. Папа Павел V был готов оплести сетью католических фанатиков-убийц всю потрясаемую смутами Европу.

Павла V вдохновили также легенды, которые рассказывал Герхард Страссбургский о своем путешествии в Сирию в 1175 году с дипломатической миссией по приказу императора Фридриха Барбароссы. В одном из писем дипломат сообщал императору:

«На территории между Дамаском и Алепо есть секта, известная как heуssessini. Глава этой секты, принц Синан, которому подчиняются heyssessini, живет высоко в горах. Наставники приучают молодых с очень раннего возраста и вплоть до взросления слушаться любого слова и приказания властелина; им объясняют, что если они будут так поступать, то он, которому подвластно все живое на земле, допустит их до радостей рая. <…> В один прекрасный момент принц вручает каждому из них позолоченный кинжал и посылает их убить какого-либо человека, которого он им укажет».

Павел V был принцем Синаном XVII века, а его паства из Священного Альянса – ассасинами на службе у понтифика. И традиция политических убийств как действенного орудия Священного Альянса для изменения политического курса Европы была продолжена.

Первым должен был погибнуть король Франции Генрих IV.

Генрих IV едва спасся в 1594 году, когда на его жизнь совершил покушение посланный Римом монах. И когда в начале 1610 года Генрих начал приготовления к вмешательству в дела Германии против католической династии Габсбургов, он подписал себе смертный приговор. Ошибкой Генриха IV была попытка объединить в 1610 году вокруг себя большие протестантские силы в недрах католической Франции и бороться против исторического врага — Испании. Мадрид продолжал оставаться одним из основных источников финансирования католических авантюр, предпринимаемых Римом и Священным Альянсом, который к тому времени уже успел превратиться в мощную силу.

14 мая король находился в карете вместе с придворными, в числе которых был герцог д’Эпернон, «полукороль» времен Генриха III. За каретой следовало несколько стражников верхом и несколько слуг пешком, а также никому не известный, крепкий с виду человек, которого до поры до времени никто не замечал. Карета замедлила движение при въезде в узкую улицу Ферронери. Несколько прохожих остановились, чтобы приветствовать монарха, и неожиданно карета Генриха оказалась зажата между телегой, груженной бочками, и другой телегой, груженной сеном, а стражникам преградила путь группа людей, которые выкрикивали приветствия королю. В этот момент человек, следовавший за королевским экипажем, быстро приблизился, встал на подножку кареты и дважды ударил Генриха IV кинжалом.

Это произошло в четыре часа дня 14 мая 1610 года. Цареубийца, вместо того чтобы броситься бежать, остался стоять у кареты с кинжалом в руке. Герцог д’Эпернон приказал препроводить убийцу в надежное место.

Жан-Франсуа Равальяк

В кармане у него, кроме прочего, был кусочек пергамента в форме восьмиугольника, на каждой стороне которого было написано имя Христа, а в середине — фраза: «Готов к мукам терзаний во имя Божье». Цареубийца, некий Жан-Франсуа Равальяк, утверждал, что прибыл из города Ангулема и родился тридцать два года назад. Самое странное, что д’Эпернон знал Равальяка еще с тех времен, когда был правителем Ангулема. Жан-Франсуа Равальяк был прислан к нему по приказанию отца-иезуита д’Обиньи. Иезуиты хотели, чтобы Равальяк поступил на службу к правителю как телохранитель и одновременно агент Священного Альянса.

Во время допросов Равальяк повторял: «Ни один француз и ни один римлянин (последователь папы) не помогал мне и не был моим соучастником».

Уже после казни Равальяка всплыли новые детали заговора. Одна из служанок маркизы де Верниль обвинила свою хозяйку, герцога д’Эпернона и герцога де Гиза в том, что они вместе с иезуитами были вдохновителями убийства Генриха IV, и утверждала, что слышала, как несколько недель назад они говорили обо всем этом.

Служанка вскоре исчезла (считается, что она была приговорена к пожизненному заключению за клевету).

В Риме папа Павел V служил торжественную мессу в память усопшего короля, а в это время в некоем тайном месте в катакомбах Вечного города служили другую мессу — за католического мученика Жан-Франсуа Равальяка.

Много лет спустя французская полиция открыла, что Жан-Франсуа Равальяк входил в странную мистическую католическую организацию — так называемый «Круг Октагон (Восьмиугольник)». Членами этой организации были католики-фанатики, слепо преданные римскому папе. Эти люди имели военную подготовку, в частности владели специальными видами оружия, и готовы были отдать жизнь во имя истинной религии. Символом этой организации был восьмиугольник с именем Христа на каждой стороне. Посередине был написана фраза — лозунг организации: «Готов к мукам терзаний во имя Божье».

Во многих книгах и документах загадочный, окутанный покровом тайны «Круг Октагон» связывается со Священным Альянсом, с папской разведывательной службой, но эту связь никогда не удавалось подтвердить непосредственно. Даже сегодня и деятельность, и даже само существование этой организации, как и ее возникновение и имя основателя, продолжают оставаться неразгаданной тайной.

По материалам книги “Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана”. М., 2007

Продолжение следует

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Эрик Фраттини, Круг Октагон, Ассасины, с кинжалом, за пазухой

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля