Эрик Фраттини. Рождение Sodalitium Pianum – контрразведки Ватикана

С конца XIX в. внутри католической церкви шла борьба между традиционалистами и сторонниками прогресса, т. н. модернистами. К этой эпохе относится рождение папской службы контрразведки Sodalitium Pianum (S.P.), вдохновителем которой стал скромный журналист У. Бениньи, сделавший в Ватикане головокружительную карьеру: от мелкого сотрудника до помощника госсекретаря, по заданию которого он и создал агентурную сеть, изначально призванную выявлять сторонников модернизма внутри церковных учреждений. Бениньи использовал типичные методы спецслужб: шпионаж, слежку, перехват корреспонденции; у S.P. не было ни официального названия, ни собственного помещения, его расходы покрывались из тайных фондов, а огромный архив содержал компромат на высокопоставленных католиков, профессоров университетов, известных журналистов и т.п. Отставка Бениньи была связана со скандальным разоблачением методов S.P.; его преемником стал молодой служащий Эудженио Пачелли – будущий «папа Гитлера» Пий XII.
0
401

Многие правительства ощутили в конце XIX века существенное ослабление своих спецслужб, но для Ватикана во время понтификата Льва XIII эта проблема встала особенно остро. С потерей папских областей и светской власти исчез и разведывательный потенциал Священного Альянса. Агентурные сети папских легатов к началу XX века практически отошли в прошлое. В те годы многие опытные агенты Священного Альянса надели форму понтификальной гвардии и папской свиты. Разведкой занимались только нунции. В результате методика сбора стратегически важной для папской дипломатии информации претерпела существенные изменения.

В момент смерти Пия IX в 1878 году Ватикан поддерживал дипломатические отношения с пятнадцатью странами (семь из них — европейские). Проблемы возникали в тех районах мира, где не было ни одной нунциатуры. А в таких местах, например в Лондоне, Берлине или Санкт-Петербурге, еще важнее было иметь опытных агентов Священного Альянса.

Лев XIII

Лица, занимавшие ответственные посты во время понтификата Льва XIII, когда папской агентурной службе был нанесен едва ли не самый серьезный урон за все триста с небольшим лет ее существования, предпочитали направлять в те государства, с которыми не поддерживались дипломатические отношения, не шпионов, а «апостольских делегатов». «Апостольские делегаты» представляли в Священный Альянс более качественную информацию религиозного характера, в то время как нунции давали лучший политический анализ.

В те годы, после того как папа Пий IX в ряде энциклик решительно осудил модернистские идеи, внутри самой католической церкви шла борьба между традиционалистами и сторонниками прогресса. Пий X, защищавший идеи Пия IX, решил сделать государственным секретарем одного из испанских кардиналов, Рафаэля Мерри дель Валя. Этот человек в тот момент, когда вот-вот должна была начаться борьба между центральноевропейскими империями и Антантой, открыто отдавал предпочтение немецкой и австрийской монархиям.

Рафаэль Мерри дель Валь

Среди сотрудников, наиболее близко стоявших к Мерри дель Валю, был прелат по имени Умберто Бениньи. Со временем этому человеку суждено было превратиться в одного из лучших папских шпионов, создать и возглавить контрразведывательную службу Ватикана. Бениньи, священник из Умбрии, казался идеальным ортодоксальным традиционалистом. Имея репутацию скромного журналиста и полемиста, в 1895 году в поисках счастья он перебрался из Перуджи в Рим, и в 1901 году получил пост профессора истории церкви в престижной Римской семинарии, элитном учреждении, где получали образование все те, кто желал сделать карьеру в лоне Римской курии. В то же время он, в качестве сотрудника редакции, начал писать для ультраконсервативной газеты La Voce della Verita («Голос правды»). Его полемические статьи в реакционные взгляды на общество и религию привлекли внимание так называемых «интегристов» при дворе папы Пия X. Статьи Бениньи защищали светскую власть папы и выступали против любых политических и теологических реформ. По этой причине Бениньи вскоре превратился в протеже могущественного государственного секретаря, кардинала Рафаэля Мерри дель Валя, и Гаэтано де Лаи, влиятельного префекта Консисториальной конгрегации — департамента Ватикана, занимавшегося выбором епископов.

Умберто Бениньи

Бениньи был назначен minutante (должностное лицо второй категории) Конгрегации Пропаганды Веры, департамента, ответственного за миссионерскую деятельность, а также наставником будущих миссионеров. Очень быстро этот неизвестный священник из Умбрии стал настоящей знаменитостью в интеллектуальных кругах Рима, которые образовывали так называемую «черную аристократию» у подножия трона святого Петра.

В 1906 году Умберто Бениньи оказался в самом сердце Ватикана: он был назначен помощником государственного секретаря по иностранным делам в Государственном секретариате.

Не имея абсолютно никакого опыта в вопросах дипломатии, Бениньи занялся тем, что стал заводить связи, которые могли быть полезны ему в продвижении по служебной лестнице в Римской курии. Государственный секретарь кардинал Мерри дель Валь имел двух секретарей: по экстраординарным делам (этот секретарь курировал вопросы отношений с другими государствами) и по ординарным вопросам (в ведении этого секретаря находились административные дела Ватикана). Бениньи находился в распоряжении монсеньора Пьетро Гаспарри, который был переведен на эту должность из директората Ватиканской семинарии — именно там Гаспарри познакомился с Бениньи, которого считал деятельным и эффективным работником.

Пьетро Гаспарри

В то время должность государственного секретаря по экстраординарным делам была очень важной. Но при всем том Пьетро Гаспарри, как ни странно, поручили отредактировать и опубликовать новый Кодекс Канонического Права — дело, которое требовало немалого времени и внимания. И поскольку Гаспарри был слишком занят, главным помощником кардинала Мерри дель Валя сделался Бениньи.

В 1909 году он по приказанию кардинала Мерри дель Валя создал агентурную сеть, задачей которой было выявление в пределах Ватикана и церковных учреждений лиц, высказывавшихся в пользу неизбежности модернизма. Очень скоро от шпиков Бениньи стали поступать доносы на священников, работавших в университетах, средствах массовой информации и политических институтах Франции, Великобритания. Германии и Италии. Следствием составленных людьми Бениньи доносов, которые касались почти трехсот служителей церкви, явилось то, что государственный секретарь кардинал Мерри дель Валь, испытывавший органическое отвращение к политическим и религиозным нововведениям, отдал своим подчиненным распоряжение организовать особую структуру, некое подобие контрразведки, которая должна была действовать только в пределах Ватикана и других учреждений церкви. Внешняя разведка продолжала оставаться в ведении Священного Альянса, а новая контрразведывательная структура должна была называться Sodalitium Pianum (Ассоциация или Братство Пия) и обозначаться в стенах Ватикана буквами S.P.

Первым долгом Sodalitium Pianum должна была создать логически правильную программу достоверной пропаганды, которая дала бы возможность убедительно опровергать аргументы модернистов и выигрывать будущие открытые дебаты, как внутри церкви, так и в обществе в целом. С другой стороны, задачей S.P. была тайная вербовка в Европе и Северной и Южной Америке агентов, которые должны были узнавать, кто является модернистом, раскрывать окружения и связи этих людей и ломать их планы. Умберто Бениньи взялся за дело со всей остервенелостью фанатика. Очень скоро вместо обязанностей помощника секретаря по экстраординарным делам он стал исполнять другие, связанные со слежкой и шпионажем. Эти обязанности должны были оставаться тайной даже для его сотрудников по Государственному секретариату, включая его начальника, монсеньора Пьетро Гаспарри.

Бениньи знал, какой силой воздействия на умы обладает пресса, и был искренне убежден, что Ватикан должен как можно лучше использовать газеты для борьбы с модернизмом и либерализмом. Глава S.P. назначил сам себя чем-то вроде руководителя неофициальной пресс-службы Государственного секретариата и много лет внушал журналистам, которые писали на связанные с римским папством темы, какой линии им следует придерживаться в своих статьях. Корреспондентов газет и новостных агентств, которые придерживались либеральной идеологии, Бениньи рассматривал как врагов.

Следующим важным шагом S.P. стало создание собственной газеты, Comespondenza Romana («Римская корреспонденция»), которой Бениньи руководил через подставное лицо. Эта газета громила модернизм и либеральную политику и открыто защищала прерогативы и привилегии римских пап. Когда из Франции и самой Италии стали поступать первые критические отклики, папа Пий X заявил, что эта газета не является ни официальным, ни даже полуофициальным органом Ватикана. Но на самом деле папа грешил против истины, так как лично поручил государственному секретарю кардиналу Рафаэлю Мерри дель Валю обеспечивать газете Coirespondenza Romana финансовую поддержку.

Однажды монсеньор Умберто Бениньи написал статью, в которой излагал интегристские тезисы и свое видение перспектив консервативного существования мира и в политическом, и в религиозном плане. Статья была написана великолепно, так что агенты S.P. смогли распространить ее среди корреспондентов некоторых иностранных информационных агентств. Многие из них опубликовали статью целиком или в сокращенном виде под своими именами, даже без ссылки на первоисточник. Тезисы Бениньи прочли миллионы людей в Аргентине, Испании, Австрии, Бельгии и Соединенных Штатах.

Такие операции по распространению пропаганды и дезинформации осуществлялись для дискредитации модернизма, но Бениньи и его руководителям в Ватикане нужно было еще и контролировать их влияние, воздействие этой пропаганды на светские организации и институты. Интегристам полагалось уметь распознавать тех, кто проникся идеями модернизма, и удалять их с высоких властных должностей через применение к ним суровых санкций римского папы. Главными источниками информации для S.P. были епископы, апостольские посланники и нунции, но многие из этих людей не склонны были предоставлять контрразведке сведения компрометирующего характера. Требовалась надежная агентурная сеть, внедренная в самое сердце Ватикана, но, к несчастью для интегристов, таких, как Мерри дель Валь или Бениньи, со времени потери папских областей Святой престол не обладал по-настоящему работоспособной спецслужбой.

Следствием появления Бениньи в высших сферах руководства понтификальными агентурными службами было затишье в операциях Священного Альянса, так как многие из них пересекались бы с операциями S.P. Получалось, что служба папской контрразведки превратилась в главного конкурента папской разведывательной службы: агенты Sodalitium Pianum сражались за источники информации со шпионами Священного Альянса.

У S.P. не было ни официального названия, ни собственного помещения в каком-либо из понтификальных зданий, ни табличек на дверях, по которым можно было бы ее отыскать, ни собственных департаментов. Сообщение о создании этой организации даже не вошло в Anuario Pontificio («Понтификальный ежегодник») – издание, в котором давалось подробное описание структуры Ватикана. Расходы S.P. покрывались из тайных фондов, которые поступали монсеньору Бениньи через государственного секретаря. И если какой-нибудь чиновник задавал главе контрразведки прямые вопросы относительно деятельности этой структуры, Бениньи говорил, что ответить ему могут только трое: Господь Бог, папа Пий X и госсекретарь кардинал Мерри дель Валь. И люди, естественно, переставали любопытствовать, ибо не желали оказаться лицом к лицу ни с одним из этих троих.

Бениньи использовал в Ватикане те же методы работы секретных служб, какие имели на вооружении спецслужбы Великобритании, Франции, Германии или России, и лишь в очень редких случаях S.P. делилась информацией с итальянскими службами безопасности.

Шпионаж, перехват писем и телеграмм, слежка и наблюдение за отдельными лицами — вот лишь некоторые из видов заданий, которые выполняли агенты папской контрразведки. Из епископских дворцов, ризниц, аудиторий, семинарий и нунциатур информация о начальниках, сотрудниках, подозреваемых в симпатии к модернизму, даже о некоторых из тех, кто работал с самим Бениньи, поступала в Рим, в S.P.

Одну из самых темных шпионских операций S.P. провела в конце 1909 года. Несколько информаторов сообщили Бениньи, что в Риме существует круг священников-модернистов, которым руководил человек по имени Антонио ди Стефано – популярный священник, который жил в то время в Женеве. Чтобы проникнуть в организацию ди Стефано, глава S.P. решил воспользоваться услугами святого отца Пьетро Перчибалли, который когда-то учился вместе с ди Стефано в Римской семинарии.

Перчибалли снабдили деньгами, поддельным паспортом и фотокамерой, и он отправился в Женеву, где в качестве старого товарища связался с Антонио ди Стефано.

В своем первом докладе отец Перчибалли особо подчеркивал, что ди Стефано хочет создать журнал Revue Moderniste Internationale («Международное модернистское обозрение»). В письме, которое прочел шеф Sodalitium Pianum, говорилось, что ди Стефано предложил агенту Перчибалли переехать из комнат, которые тот снимал в Женеве, к нему домой. Во время продолжительных встреч с Антонио ди Стефано агент Перчибалли фотографировал названия книг, которыми был набит один из шкафов в гостиной, и просматривал находившиеся в кабинете бумаги. Вернувшись в Рим, Перчибалли предстал перед Бениньи с копиями личных писем ди Стефано.

Архивы S.P. быстро превратились в хранилища ценных сведений о епископах-реформистах, преподающих в семинариях профессорах-либералах и подозрительных интеллектуалах-журналистах. Среди тех, на кого поступали доносы, были кардиналы, архиепископы, ректоры католических университетов. Одним из тех, кто подвергся репрессиям за близость к модернистам, был кардинал Джакомо делла Кьеза (будущий Бенедикт XV), посланный в качестве архиепископа в Болонью. Причина «ссылки» делла Кьеза крылась в том, что кардинал Мерри дель Валь не хотел его влияния на Римскую курию и не нашел ничего лучшего, чем дать ему пост архиепископа подальше от Вечного города.

Бениньи, не имея на то распоряжения ни от Мерри дель Валя, ни от Пия X, проверил даже своего начальника и прежнего покровителя монсеньора Пьетро Гаспарри.

В ежедневных сводках S.P. фигурировали сообщения о таких вещах, как положение и деятельность Католической Центристской партии в рейхстаге Германии; французской католической студенческой организации Сильон, которая выступала за социальные реформы и примирение католицизма и Третьей Республики; избрание в Уругвае нового президента — борца за отделение церкви от государства и отмену религиозных праздников; беспокойство в России по поводу религиозных преследований католиков в Польше и Литве силами безопасности царя Николая II.

Вскоре S.P. приобрела в Римской курии известность как «Священный Террор». Главными защитниками «Ассоциации Пия» были, помимо самого папы Пия X, государственный секретарь кардинал Мерри дель Валь, префект Консисториальной конгрегации кардинал Гаэтано де Лаи и ответственный за работу департамента религиозных орденов испанский капуцин кардинал Хосе де Касаланс Вивес-и-Туто.

С ведома и при содействии папы Пия X монсеньор Умберто Бениньи сконцентрировал в своих руках власть необычайную — до такой степени, что его недруги и жертвы стали считать его «сатанинским гением папы».

Еженедельно Бениньи подавал краткие сводки самому понтифику, Мерри дель Валю и монсеньору Джованни Брессану, личному секретарю папы.

Эудженио Пачелли, будущий Пий XII

Сообщение об отставке Бениньи с поста помощника государственного секретаря по экстраординарным делам, опубликованное 7 марта 1911 года в ежедневной газете, вызвало немалое удивление в коридорах Ватикана. Преемником Бениньи стал молодой ватиканский служащий по имени Эудженио Пачелли, который через двадцать восемь лет сам превратился в папу (пресловутого Пия XII, «папу Гитлера»). В утешение папа Пий X назначил монсеньора Умберто Бениньи «апостольским протонотарием» и позволил ему продолжать руководить контрразведывательной службой.

По слухам, которые, как и сегодня, быстро распространялись по коридорам ватиканских дворцов, Бениньи был смещен со своего высокого поста после того, как обнаружилось, что он передавал секретные папские документы представителю правительства Российской империи в Ватикане. Во всяком случае, точно было известно одно: Бениньи подал формальное прошение об освобождении его от обязанностей сотрудника Государственного секретариата, чтобы посвящать больше времени работе в понтификальных секретных службах.

Но проблемы только начинались. Некто, прежде бывший католическим священником, а затем ставший методистом, признался журналисту Гильермо Квадротта, что одно время был личным секретарем монсеньора Умберто Бениньи и по заданию ватиканской контрразведки внедрялся в круги итальянцев, которых подозревали в модернистских тенденциях. Еще в один скандал, прямо сказавшийся на представлениях и о самом Бениньи, и о спецслужбах Ватикана, вылилось дело, инициатором которого стала группа бельгийских и немецких либералов, тайно расследовавших деятельность Sodalitium Pianum. С этой целью им удалось внедрить в S.P. доминиканского монаха по имени Форис Приме, который сумел выяснить все подробности системы работы S.P., а следовательно, и Священного Альянса. Приме пришел в ужас и, думая, что Умберто Бениньи действует по собственной инициативе, решил ехать в Рим и просить аудиенции у папы, чтобы все ему рассказать.

Рафаэль Мерри дель Валь спас Бениньи тем, что блокировал все попытки Фориса Приме встретиться с папой Пием X и сам отказывался принять доминиканца или документальные сведения, которые тот имел при себе. В 1912 году государственный секретарь лишил газету Сorrespondenza Romana финансовой поддержки, а чуть позже приказал Бениньи вообще закрыть ее. Было очевидно, что звезда Умберто Бениньи заходит. Если бы папа Пий X решился открыто признать существование Sodalitium Pianum, Бениньи, как основатель этой организации, оказался бы наделен колоссальным могуществом.

Но папа вместо того, чтобы узаконить Sodalitium Pianum, предпочитал каждый раз через кардинала де Лаи посылать этой организации и лично ее главе «свои наилучшие апостольские пожелания».

 Джакомо делла Кьеза – Бенедикт XV

…Когда монсеньор Умберто Бениньи покинул Ватикан после избрания папой кардинала Джакомо делла Кьеза, одного из тех, кто в свое время подвергался преследованиям со стороны S.P., он оставил после себя руины секретной службы, практически бездействующий Священный Альянс, разорванные дружеские отношения и постоянные взаимные подозрения членов Римской курии — воспоминание о доносах, которые они посылали друг на друга. Созданный Бениньи гипертрофированный образ эффективной службы папского шпионажа так и остался мечтой.

Лишь начало Первой мировой войны вернуло Священный Альянс к жизни и в мир разведывательных операций.

По материалам книги “Священный Альянс. Палачи и шпионы Ватикана”. М., 2007

Источник

  • Sodalitium Pianum, контрразведка, Ватикан, Эрик Фраттини

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*