Фермер из Римской Британии оказался сарматом

Человек, живший две тысячи лет назад, родился на востоке Европы, а умер в английской деревне. Авторы нового исследования рассказали о его длинном путешествии.
0
377

Короткий сарматский меч / © wikipedia.org

Во время раскопок перед строительством автодороги в Кембриджшире (Восточная Англия) в 2017 году археологи из компании MOLA обнаружили мужское одиночное захоронение римского периода. Рядом находились остатки сельской усадьбы, типичной для Римской Британии. Поэтому решили, что в одиночной могиле лежал простой британский фермер.

Позже специалисты из Института Фрэнсиса Крика, Даремского университета и компании MOLA Headland Infrastructure (Великобритания) подробно изучили останки предполагаемого фермера и пришли к выводу, что тот вовсе не был простым сельским парнем. Работа с результатами их исследования опубликована в журнале Current Biology.

Раскопки одиночного мужского захоронения римского периода / © MOLA Headland Infrastructure

По скелету определили, что мужчина умер совсем молодым: на момент смерти ему было 18-25 лет. Радиоуглеродное датирование дало достаточно широкий разброс по времени его жизни — 126-228 годы нашей эры, расцвет Римской Британии. То, что он похоронен в одиночной могиле за пределом кладбища, не является чем-то уникальным для этого периода: погребальные обряды кельтов и римлян тогда были смешаны.

Затем исследователи выделили и проанализировали ДНК. Результат оказался неожиданным: генетически этот человек никак не был связан с романо-британским населением. Предки частично происходили с Кавказа, но основная часть его генома — сарматская.

Сарматы — группа ираноязычных кочевых племен. Считается, что первым о них написал Геродот в своей «Истории» в V веке до нашей эры. Правда, там он их называет «савроматами»: «Если перейти реку Танаис (современный Дон), то там уже не скифская земля, но область савроматов».

Мирными соседями скифов сарматы оставались недолго и уже к III веку до нашей эры перешли Дон, завоевали Скифию и расселились по всему северному Причерноморью. В начале нашей эры сарматы все ближе подходили к постоянно расширяющимся римским границам. Результатом встречи кочевников и империи стала Маркоманская война.

На карте показаны примерные границы Римской империи и Сарматии первых веков нашей эры / © Marina Silva et al.

В 166 году германские и сарматские племена, посчитав, что Рим слаб после Парфянской войны, перешли восточную границу империи. Они дошли до Италии, грабя по пути все, до чего дотянулись. Только в 169 году император Марк Аврелий их остановил, затем сумел пополнить разбитые легионы (в то время это уже было непросто) и в 176-м отпраздновал триумф.

Тогда же, в 176 году, император набрал, согласно Диону Кассию, среди сарматов 5500 всадников, которых направил на службу в римские легионы, расквартированные в Британии. Известно, что они несли службу вдоль Адрианова вала, также некоторые сарматские артефакты находили на северо-западе Англии.

Логично было бы предположить, что молодой человек, ставший предметом исследования, как раз один из этих воинов. Но совершенно непонятно, как он очутился в сельской усадьбе Восточной Англии, где и легионов тогда не было.

Авторы работы провели анализ стабильных изотопов углерода, азота, стронция и кислорода из зубов мужчины, чтобы понять, в какой среде он рос и как менялась его диета на протяжении жизни. Оказалось, до пяти-шести лет он питался такими растениями, как просо и сорго, которые в тот момент встречались в основном в засушливых регионах на востоке Европы.

Также ученые отметили некоторые особенности развития зубов и костей, связанные, по их мнению, с тем, что мальчик сильно недоедал. И когда ему было примерно девять лет, его рацион сменился. Диета стала больше похожа на ту, что была у жителей Юго-Восточной и Центральной Европы. Последнее изменение в питании отмечено примерно в 13 лет — когда он прибыл в Британию.

В таком возрасте он вряд ли был воином, скорее, членом семьи. Но непонятно, почему он не стал им, когда вырос. О последнем можно судить по месту захоронения. Легионеров и солдат из вспомогательных частей не закапывали в одиночных могилах в сельской местности. Их хоронили на городских или легионерских кладбищах там, где они были расквартированы.

Причина смерти молодого человека неясна. На костях нет никаких следов насилия. Можно предположить, что из-за проблем с питанием в детстве он вырос недостаточно здоровым для службы на северной границе и переселился в сельскую местность.

Текст: А. Гаджиева

Источник

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля