Холодный ядерный синтез перестал быть лженаукой в ЕС

Ушедшие в тень на 30 лет исследования в области холодного ядерного синтеза выходят в авангард естественных наук в Евросоюзе. В России эта технология остаётся «лженаукой».
0
254
03:01:2022

Проект под названием CleanHME (чистая водород-металлическая энергия), запущенный для создания чистого, безопасного, компактного и дешевого источника энергии на основе водород-металлических и плазменных систем, который может стать прорывом как для частного, так и для промышленного применения, стартовал в августе 2020 года в Евросоюзе. Предполагается, что новый источник энергии можно будет использовать как небольшую мобильную энергосистему или как автономный генератор тепла и электроэнергии. Проект получил финансирование от Рамочной программы Европейского союза Horizon 2020 в рамках грантового соглашения № 951 974.

Новый источник энергии должен появиться в июле 2024 года.

Интересно, что мировая пресса замалчивает этот факт, и первые информационные ласточки прилетели буквально на днях — это опубликованные в ноябре 2021 года на сайте CleanHME интервью учёных, входящих в научный консорциум по созданию холодного ядерного синтеза.

Примечательно, что в 1989 году М. Флейшмана и С. Понса — учёных, открывших холодный ядерный синтез, — несправедливо обвинили в нарушении научной этики: они якобы обнародовали недостоверные результаты своих экспериментов. Тем не менее через 30 лет наука, бизнес и правящие круги ЕС вернулись к этому вопросу в рамках раздуваемой климатической повестки.

И если Евросоюзу, утопающему в цифровом и климатическом посткапитализме, удастся через три года представить миру новую безопасную и дешевую термоядерную установку, это может стать толчком для выхода из кризиса и перестройки общественных и производственных отношений.

Этот прорыв мог бы случиться и в России, где существуют все предпосылки для создания аналогичных энергетических установок — талантливые учёные, их научные исследования. Но на протяжении многих лет разработки в области холодного ядерного синтеза объявлялись в нашей стране лженаукой.

Евросоюз, как мы видим, изменил свое отношение к холодному ядерному синтезу, собрав в единый коллектив ученых-физиков из дюжины университетов, научных центров и коммерческих компаний.

Так как предполагается, что технология холодного синтеза станет не просто прорывной, а революционной, способной изменить социально-экономический уклад всех стран мира, ИА REGNUM публикует выдержки из интервью трёх ведущих ученых — участников этого проекта.

Конрад Черски, профессор институт физики Щецинского университета (Польша):

Я очень рад, что этот проект запущен. Это было моей мечтой. За последние 40 лет я провёл множество исследований, большинство из них по ядерной астрофизике, начиная с низкоэнергетических ядерных реакций. Мы делали это для того, чтобы понять теорию энергии звёзд.
Только в девяностых годах 20-го века мы поняли, что эти ядерные реакции могли быть значительно усовершенствованы тремя электронами, которые защищают ячейки между вступающими в реакцию положительно заряженными ядрами атома. Это очень важное открытие для того, чтобы понять, что происходит внутри звёзд, внутри плазмы. В течение многих лет мы проводили эксперименты — астрофизические, медико-физические, плазма-физические, по практической физике. Но больше всего меня интересовал холодный ядерный синтез, так как он может стать великим научным открытием, в том числе и для промышленности. Мы собрали большую группу учёных из различных университетов, представителей коммерческих компаний. Наша цель — не только наука, не только понимание происходящих процессов, но создание нового источника энергии — чистого, безопасного и дешевого. Он должен быть основан на термоядерной энергии, но не быть радиоактивным. Проект очень рискованный, но его результат может быть ошеломляющим для общества и промышленности. Мы считаем, что существует термоядерная реакция, которая ответственна за выработку энергии. И вот, представьте себе водород или биогаз, который помещается в ёмкость — газовый реактор, где находится порошок или слиток из металлического сплава. Газ помещается в металл, затем вы повышаете температуру, и термоядерная реакция, производящая новое тепло, начинается. Результатом этой реакции будет тепло, которое может быть трансформировано в электричество. По форме это может быть компактный маленький реактор, маленький по размерам источник энергии, который может быть помещен в автомобиль, в дом или на фабрику. В этот проект вовлечены крупные компании, которые хотят нам помочь. Экология, проблемы климата, энергетическая политика ставят вопрос: сколько будет стоить энергия? В нашем случае будет более низкая цена — это хорошо, особенно для бедных людей. Нас ждёт сенсационная технологическая революция, связанная с появлением нового вида энергетических ресурсов — лучшего, более эффективного, легко контролируемого“.

Аппарат холодного ядерного синтеза в Центре систем космической и морской войны в Сан-Диего

Жан-Поль Биберян, профессор кафедры физики Университета Экс-Марсель (Франция):

Когда в 1989 году Мартин Флейшман и Стенли Понс обнаружили холодный синтез, я сразу заинтересовался этим и воодушевился. Но их научные открытия находились в разделе электрохимии, а я вовсе не специалист в этом направлении. В 1993-м я работал с твердотельными электролитами. И с этого года я стал фанатом холодного синтеза. 27 лет я экспериментировал с различными видами материалов, а в 2013 году я обзавёлся собственной лабораторией, где я могу работать круглосуточно семь дней в неделю. Когда мы, учёные, узнали об программе CleanHME, для нас это стало грандиозной новостью, так как до этого момента каждый из нас работал поодиночке, каждый в своём углу, безо всякой координации. И вот появилась возможность работать вместе — разрабатывать теорию, ставить эксперименты, изготавливать материалы. Так что дело теперь пойдет быстрее! В настоящее время между странами существует огромная разница. Некоторые страны сидят на нефти, и они богатые, люди там мало работают, они получают и тратят деньги. Некоторые страны бедные, у них нет почти никакой энергии — ни нефти, ни газа, ничего. Но с новой технологией холодного синтеза каждая страна встанет на почти одинаковый уровень, потому что к этой энергии будет доступ у каждого. И это сильно изменит мир. Это похоже на то, как появился интернет 30 лет назад. Никто себе даже не мог представить то, что мы имеем сейчас, например, телевизор в маленьком смартфоне. Поэтому мы не знаем, куда нас приведет холодный синтез. Но я уверен, что грядут сильные изменения. Этот проект так долго не запускался, потому что все были против. Тем, кто делает деньги на нефти, газе, ядерной энергетике, не нужен конкурент. Но холодный синтез все равно появится. Это неизбежно, так как открытия делаются не по плану, не предсказуемо. И в данном случае интернет — отличный пример. Потому что, когда интернет появился, не было никакого контроля, можно было делать всё что хочешь. Сейчас его пытаются контролировать, потому что осознали его потенциальные возможности. И то же самое произойдет с холодным синтезом. Когда эта энергия будет получена, это изменит всё. У вас, например, будет дом с собственным электричеством, обогревательной и охлаждающей системой. Источник всего этого будет спрятан в одну коробку. И то же самое с энергией для машин, фабрик и заводов. Мы забудем о проводах. Возможно, будет некая энергетическая сеть для обмена энергией от одного дома к другому. Это произойдёт, когда мы осознаем, что наука, а не евро — центр всего. На данный момент проведено огромное количество экспериментов. Некоторые из них очень сложные. Но есть и простые. Я сам демонстрировал такой простой эксперимент. Мы берем кусок палладия, направляем на него лазерный луч и видим, что вместо палладия появляется что-то еще — уже нет палладия, есть железо, никель, цинк, кислород, азот, алюминий, кальций. Всех этих элементов ведь не было в этом куске. Но вы видите превращение своими собственными глазами. И каждый может это сделать. Есть такая поговорка: «Наука движется вперед рывками: от похорон к похоронам». Это на самом деле так. Люди — ученые — неохотно меняют свою точку зрения. Они умирают, но им на смену приходят молодые, с новым духом. Именно они могут делать прорыв в науке. Для этого требуется время. Революция не происходит в один день. Прошел уже 31 год. Кажется, что это много в границах продолжительности жизни одного человека, но, если сравнивать с жизнью всего человечества, это мгновение. Люди не думают о будущем. Невозможно остановить машины и вернуться назад, в прошлые века, но с новыми технологиями мы можем двигаться вперед. И невозможно предсказать новые технологии. Некоторые политики экстраполируют какие-то явления, но пословица говорит: «деревья не растут до неба». Это означает, что всё меняется. Правильно говорят, что каменный век прекратился не потому, что закончились камни, а потому, что появилось что-то еще. И наше время не прекратится с исчерпанием нефти, оно станет другим с появлением чего-то нового. Я так горжусь, что могу быть частью этого, частью истории. Я пришел в науку с опозданием — Эйнштейн уже мёртв, Коперник тоже мертв, но у меня уникальный шанс работать в сфере, в которой предстоит сделать еще много открытий, которые не были сделаны раньше. Но раньше, вероятно, не было возможностей, не было нужного оборудования. Нанопорошки уже существуют достаточно долгое время — сигареты делают на нанопорошках. Но у нас раньше не было инструментов, чтобы рассмотреть их. Теперь, когда у нас есть такие инструменты, людей беспокоят нанотехнологии. Это аналогично тому, что до появления микроскопа мы ничего не знали о микробах, так как не видели их. А как только появился микроскоп, мы стали беспокоиться по поводу микробов. Когда Христофор Колумб прибыл в Америку, он не знал, что это была Америка. Он думал, что это Индия. Мы не знаем, к чему мы придём с холодным синтезом. Для нас это неизведанная земля. У нас ни малейшего представления, что мы получим. Я объясню на одном примере. Вот у вас есть атом кислорода, в нем восемь электронов крутятся вокруг ядра. Если вы убираете один электрон, остаётся семь. Высокая энергия — это только один электрон. Вы убрали один электрон, и больше нет энергии электрона, есть только энергия ядра. Водород без одного электрона это уже не водород. Но кислород без одного электрона все еще остается кислородом. Промежуточное состояние высокой энергии имеет абсолютно другое поведение — вот что мы обнаружили. Люди еще не могут осознать этого“.

Реактор холодного ядерного синтеза

Андрес Ковач, изобретатель, основатель компании BroadBit (Словакия):

В этом проекте я ответственный за экспериментальную работу и теоретические разработки, и я возглавляю отдел, который будет разрабатывать теорию. Мы собираем все экспериментальные данные и проверяем, какие теории могут лучше всего объяснить то, что происходит. Это нам нужно для того, чтобы выработать рациональный подход к созданию реакторов. Что касается экспериментов, то мы проводим их уже более трех лет и получили интересные результаты, которые позволили нам продвинуться на следующий уровень. В нашей компании мы делаем несколько видов работ. Это не имеет отношения к коммерции. Это имеет отношение к научному любопытству — мы хотим понять, как всё это работает, и открыть новые виды ядерной энергии. С точки зрения практики мы бы хотели иметь чистую и эффективную технологию. И на сегодняшней день существует ярко выраженная потребность в такой энергии. Поэтому мы бы хотели внести свой вклад. Если подходить к тому, что мы делаем, с точки зрения философии, то, я бы отметил следующее: в течение более 30 последних лет проводились эксперименты, которые подтвердили существующие теории. Это означает, что уже есть нечто, что дает понимание о фундаментальных силах химических элементов и частиц. Это даёт нам возможность лучше понять, как функционирует природа. Знание имеет неоспоримое преимущество в том, что оно может объяснить, по каким законам живёт мир вокруг нас, каковы эти физические законы природы. А мудрость — это умение наилучшим образом использовать знания и научные открытия для рационального использования ресурсов. Мудрость нужна для того, чтобы выбрать, по какому пути идти дальше.
Самая главная преграда, которую мы не можем преодолеть в наших научных изысканиях, — это условия, которые включают в себя допущение ошибок, появляющихся в процессе исследования. Пока я занимался своей теоретической работой, я потратил много времени на исправление ошибок. Но в нашей повседневной жизни мы учимся на ошибках. Бытовало такое мнение, что на протяжении научной карьеры непозволительны никакие ошибки, и обсуждение научных ошибок вызывало огромное сопротивление у людей. Так что если ошибки случаются и никому не позволено говорить о них, то возникает всё больше и больше проблем. Поэтому мы должны открыто говорить о том, что есть правда, а что не правда, и не бояться исправлять ошибки. Я никогда не работал в Академии, я всегда делал свою карьеру в бизнесе и параллельно интересовался наукой. Углубиться в научные разработки я смог благодаря моим сотрудникам, которые сделали важные открытия в физике, и они подтолкнули меня к тому, чем мы занимаемся сейчас, включая мои теоретические разработки. Физика состоит из конкретных вещей, которые мы можем доказать. Но одной теории, объясняющей всё, не существует. Для того чтобы объяснить мир вокруг нас, существуют конкретные гипотезы и постулаты, и когда постулаты поднимаются на уровень выше, они перестают требовать ответа на вопрос: «почему они верны?», они требуют принятия своей истинности. По этому пути развивалась физика. И наша миссия — сократить количество постулатов. Вот что означает прогресс науки — задавать критические вопросы и не бояться сокращать количество постулатов до необходимого минимума. Это должно привести нас к окончательным физическим теориям, к одному или двум фундаментальным постулатам“.

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля