Ольга Станкевич. Как готовилась Брестская уния

В Московии XV-XVI вв. католичество не считалось христианством, и попытки папы установить здесь свое влияние провалились, зато на западнорусских землях увенчались успехом. Большинство населения Великого Княжества Литовского составляли русские православные, что не устраивало литовско-польские власти: ополячивание и окатоличивание стали частью государственной политики. Как известно, технически унию 1596 г. подготовили иезуиты. Их ставленник король Сигизмунд III уже готов был ее принять, оставалось найти союзников среди православного духовенства. Несколько епископов ответили согласием, но лишь частичным: отдаться под главенство «наисвятейшего отца» предполагалось при условии сохранения православных обрядов и догматики. Епископы И.Потей и К.Терлецкий отправились для переговоров в Рим, однако Папа принудил их принять и подписать и за себя, и за других архиереев латинское исповедание веры. Т.о. уния оказалась насильственной даже для ее немногочисленных сторонников в православной среде.
0
291

В Московском государстве в XV-XVI вв. к «латинянам» относились очень настороженно, особенно после неудавшейся попытки папского легата митрополита Исидора внедрить Флорентийскую унию (деятельность его имела противоположный результат – фактическое провозглашение в 1448 году автокефалии Московской митрополии).

Как пишет проф. Знаменский, католичество «не считалось даже и христианством». Неудивительно, что попытки Рима навязать России католичество не имели успеха. Иначе обстояло дело на западных Русских землях, входивших в состав Великого княжества Литовского.

Со времени Кревской династической унии 1385 года Рим не оставлял своих намерений относительно Великого княжества Литовского. Принятие князем Ягайло католичества и женитьба его на польской королевне Ядвиге была первой удачей папства в деле насаждения латинства на исконно православных землях древней Руси. Великое княжество Литовское было неоднородным по национальному и конфессиональному составу, но всё же русские православные составляли в нём большинство. Они и сопротивлялись всем попыткам навязать латинство. Однако по условиям Кревской унии, католичество становилось государственной религией. Высшие государственные должности в Великом княжестве Литовском занимали католики. Язычников-литовцев крестили, что называется, с помощью «кнута и пряника». Литовских князей, как и польских королей, не устраивало тяготение жителей старинных русских областей к Москве. Поэтому основным направлением государственной политики становится ополячивание и окатоличивание местного православного населения. У православной аристократии и шляхты отнимались привилегии и государственные должности. Православных епископов пытались уговорить или вынудить подчиниться папе Римскому. В XVI веке Западнорусская митрополия отделилась от Восточной и вышла из подчинения Московского митрополита. Литовские митрополиты избирались из местного духовенства, но утверждались на кафедре непосредственно в Константинополе.

Большую помощь властям в деле подготовки и насаждения унии оказал орден иезуитов.

Нравственные теории иезуитов оправдывают обман, ложь, клятвопреступление, устанавливают компромисс между Божьей правдой и человеческой неправдой. За иезуитами закрепилась слава снисходительных духовников, от которых без труда можно получить отпущение всякого греха. Для разработки своих нравственных теорий иезуиты воспользовались казуистикой – отраслью средневекового богословия, которая занималась применением общих нравственных законов к конкретным случаям и разрешением возникающих при этом вопросов совести.

В 1569 году иезуиты прибыли в Речь Посполитую и в 1570 году основали в Вильне свой коллегиум. Преподаванием и воспитанием юношества в нём занимались самые образованные и талантливые члены Ордена. Для Виленского коллегиума не жалели ни трудов, ни средств. Вскоре это учебное заведение зарекомендовало себя как образцовое и стало наполняться учениками из знатных семей, как католических, так и православных. Надо отметить, что первоначальной целью прибытия иезуитов в Речь Посполитую была борьба с распространившимся в государстве протестантизмом. Как пишет проф. Знаменский, «иезуиты явились на первых порах скромными и самоотверженными иноками, благотворителями несчастных, благочестивыми и учёными проповедниками и бескорыстными наставниками юношества… Сначала иезуиты действовали исключительно против протестантства, но едва только успели несколько ослабить этого главного врага католичества, как принялись и за православие».

Полоцкий иезуитский коллегиум

В 1579 году король Стефан Баторий после завоевания Полоцка передал иезуитам все православные церкви в городе, а также Спасо-Евфросиниевский монастырь. В 1580 году был учреждён Полоцкий иезуитский коллегиум. Именно Баторий стал ревностным покровителем иезуитов. С помощью короля члены Ордена развили активную пропаганду католичества среди православных, и именно иезуиты сыграли решающую роль в подготовке Брестской церковной унии. В свои школы они привлекали детей знатных родителей, в том числе и православных, и воспитывали юношей в католическом духе. Вот как пишет об этих школах польский историк Бобржинский: «Существовавшие в Польше иезуитские школы должны были служить целям Церкви, т.е. Риму, а потом уже целям просвещения. Каждая школа воспитывала ревностнейших приверженцев католицизма, учила ненависти к другим, приготовляла к борьбе, посвящала время и силы, без всякой меры, обучению религии и церковной практике».

В иноверческих школах были воспитаны даже некоторые западнорусские епископы. В силу этого они не имели твёрдой приверженности к Православию, сближались с латинскими «бискупами» и всё более склонялись к унии.  Двадцатилетняя иезуитская пропаганда начала приносить плоды. В 1577 году иезуитский богослов Петр Скарга издал книгу «О единстве Церкви Божией под единенным пастырем и о греческом отступлении от сего единства». В своём сочинении Скарга проводит идею, что единственный выход из трудного положения для Православной Церкви – это соединение с католической под главенством папы. Необходимость подчинения Римскому понтифику иезуитский проповедник обосновывает тем, что Константинополь находится в зависимости от турок, и, конечно же, греческие патриархи не смогут оказать какую-либо помощь Православной Церкви. Папский легат, иезуит Антоний Поссевин прямо советовал королю Стефану Баторию действовать решительно в деле унии, так как невозможно было иным способом привести православное население в подчинение Риму. «Таким образом, – отмечает белорусский историк В. А. Теплова, – церковная уния становилась скрытым способом приведения православных к латинству, при сохранении до времени своих обрядов и богослужения». В 1587 году польский престол занял ставленник иезуитов Сигизмунд III, готовый употребить любые меры для насаждения унии. Оставалось только найти отступников среди высшего православного духовенства. И они нашлись.

Ипатий Потей

Одними из первых склонились к принятию унии Львовский владыка Гедеон Балабан, епископы Луцкий – Кирилл Терлецкий, Пинский – Леонтий Пельчицкий, Холмский – Дионисий Збируйский. В 1590 году они составили грамоту, в которой говорилось, что вышеназванные православные иерархи со своей паствой отдаются под главенство «наисвятейшего отца – Римского папы», но при условии сохранения православных обрядов и догматики. Через некоторое время грамота была представлена королю Сигизмунду, который пожелал, чтобы все православные епископы выразили такое же намерение. Легко удалось склонить на сторону унии Брестского епископа Ипатия Потея. После долгих сомнений своё согласие дал и митрополит Киевский Михаил Рагоза.

Кирилл Терлецкий

В ноябре 1595 года Потей и Терлецкий отправились в Рим для переговоров с папой Климентом VIII. Однако их надежды не оправдались. Папа заставил литовских делегатов принять и подписать за себя и за других архиереев латинское исповедание веры. Православным оставлялись лишь обряды, и то, если они не противоречили католическому учению. Таким образом, Потей и Терлецкий совершенно отреклись от Православия. В знак покорности папе епископы облобызали его туфлю. Климент VIII не замедлил заявить, что принимает всех православных, как духовенство, так и мирян, живущих под польской короной, в лоно Католической Церкви.

Оставалось сделать немногое: придать беззаконному акту законность, то есть утвердить унию на церковном соборе, каковой и собрался в октябре 1596 года в Бресте.

Литература:

Знаменский П. В. История Русской Церкви. – М.: Крутицкое Патриаршее Подворье, 2000. – 462 с.

Афанасий (Мартос), архиеп. Беларусь в исторической государственной и церковной жизни. – 1990. – Минск: Бел. Экзархат. [Репринт. изд.] – 299 с.

Зноско К., прот. Исторический очерк церковной унии. – М.: Отдел по благотворительности Моск. Патр.; Мартис, 1993. – 233 с.

Монастырь у церкви Спаса. Полоцкий Спасо-Евфросиниевский монастырь с древности до наших дней.  Фотоальбом. – Мн.: Виноград, 2000. – 79 с.

Уния в документах. // Предисловие Тепловой В.А. – Мн.: Лучи Софии, 1997. – 518 с.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Брестская уния, готовилась, Ольга Станкевич

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*