Николай Карамзин. Я ни когда не был историком

Ни для кого не секрет, что официальные историки строят свою версию событий прошлого, опираясь на труды Николая Михайловича Карамзина.

Николай Михайлович Карамзин

Ни для кого не секрет, что официальные историки строят свою версию событий прошлого, опираясь на труды Николая Михайловича Карамзина. Он прослыл известным русским литератором эпохи сентиментализма. Лирик, переводчик, публицист. Только непонятно, почему этого литератора и сочинителя вдруг записали в «историки»? Не потому ли, что им был написан некий художественно-литературный труд под названием «История государства Российского?».

Сочинения Карамзина. История государства Российского

Ничего не бросается в глаза? Здесь ключевое слово СОЧИНЕНИЯ!

Но Карамзин не был профессиональным историком. И как это произведение, созданное по заказу правящей императорской династии Романовых, можно считать поистине историческим? Например, честный русский историк Д. Белоусов неоднократно отмечал, что это произведение является именно художественным и во многом основано на субъективном видении истории России самим Н. Карамзиным.

Но кто лучше знает о событиях прошлого – современные историки или свидетели и участники этих самых событий? Поэтому стоит прислушаться к мнению о деятельности Н. Карамзина именно его современников, а не современных нам историков. А вот подтверждение того, что он не историк, а писатель, можно найти в интересной многотомной книге Ф. Вигеля «Воспоминания», изданной уже после его смерти в 1856 году.

И вот, что в ней можно найти на её страницах:

«От русского театра весьма естественным образом переходишь к тогдашней русской литературе. Сжатая при Павле, омелевшая до Шаликовской приторности при Александре, она стала возвышаться и течь с быстротою. Еще должен повторить, что я совсем ею не занимался, и если что узнал о самом современном ходе её, то по изустным преданиям Блудова. Но сего достаточно, чтобы вкратце описать тогдашнее её состояние. Она, как всем известно, родилась в Петербурге; все прежние сочинители, от Ломоносова до Державина и от Тредьяковского до Хвостова, в нём образовались, жили, служили и писали. Позднее Москва сделалась её центром, и она тем обязана постоянному пребыванию двух знаменитых писателей в стихах и прозе, Дмитриева и Карамзина. С пор тех всё лучшее в нашей словесности родится и произрастает там, плоды же собирает Петербург. С воцарением Александра, после тягостного сна, всё благородное воспрянуло, и Карамзин, столь привлекательный в своих Безделках, прилежно и сильно принялся за дело. Он сделался первым издателем первого у нас журнала, достойного сего названия. Его Вестник Европы начал нас знакомить как с её произведениями, так и с нашею древностью. Какое мужество, какое терпение и какое бескорыстие были потребны Карамзину! Какая бедность в материалах! Какой недостаток в сотрудниках! Какое малое число подписчиков, и какая низкая цена за издание! Едва прикрывались издержки, а труд шел почти даром. Он принужден был почти один постоянно заниматься, сочинять, переводить. Но великий писатель достиг своей цели; он водрузил знамя, под которое стали собираться молодые таланты и развиваться под его сенью».

Итак, если бы Ф.Вигель не похвалил этого прозападника и подхалима Романовых, то его книга бы не прошла цензуры. Но заметьте, что хвалит он его именно как литератора и сочинителя, издателя журнала, а вовсе не как историка. К тому же он ни разу не назвал его по имени. А это уже о многом говорит. Вот тут меня всегда поражает двуличное лицемерие сторонников официальной версии истории, которые часто своих оппонентов обвиняют в «некомпетентности» в вопросах истории. Но, когда дело касается русофобских произведений Н.Карамзина, сочиненных им по заказу императорского дома, то почему-то они скромно замалчивают о том, что он, например, в отличие от М.Ломоносова, не был ученым.

Напоследок приведу мнение ещё одного неравнодушного к этому вопросу человека. Только это уже советский учёный – академик Степан Борисович Веселовский (1876–1952).

Академик Степан Борисович Веселовский (1876–1952)

«В после-карамзинской историографии начался разброд, претенциозная погоня за эффектными широкими обобщениями, недооценка или просто неуважение к фактической стороне исторических событий… Эти прихотливые узоры “нетовыми цветами по пустому полю” исторических фантазий дискредитируют историю как науку и низводят ее на степень безответственных беллетристических упражнений. В итоге историкам предстоит, прежде чем идти дальше, употребить много времени и сил только на то, чтобы убрать с поля исследования хлам домыслов и ошибок, и затем уже приняться за постройку нового здания».

Таким образом, сочинительские литературные труды Карамзина следует принять с большой осторожностью, а ещё лучше – записать в «художественные произведения», а вовсе не в научные исторические труды. И именно таким художественным произведением является его субъективная интерпретация нашей истории, изложенная в «Истории государства Российского». Нельзя использовать эту рукопись в качестве «исторического источника» и каких-либо доказательств реальных событий нашего прошлого.

Оригинал статьи: https://alterversions.livejournal.com/276278.html

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля