Андрей Низовский. «Львиные храмы страны Куш». Часть I

Упоминания в текстах античных авторов страны Куш и ее полулегендарных столиц — Напаты и Мероэ — заставили первых европейских исследователей еще в 1820 году отправиться на поиски в глубь Африканского континента.
Куш — так египтяне называли далекую, населенную африканцами страну, расположенную на юге, за нильскими порогами и непроходимыми песками, и протянувшуюся более чем на семьсот километров. Большая часть этой области сейчас находится на территории Республики Судан.

Это богатое и обширное государство просуществовало по крайней мере тысячу лет. Уцелевшие фрагменты древних хроник оставили нам впечатляющие свидетельства о могущественных правителях, о чудесах и богатствах этой страны. Но еще очень и очень многие страницы истории Куша скрыты от нас, и множество великих памятников этой страны все еще остаются погребенными под песками.

Упоминания в текстах античных авторов страны Куш и ее полулегендарных столиц — Напаты и Мероэ — заставили первых европейских исследователей еще в 1820 году отправиться на поиски в глубь Африканского континента. Французские ученые Фредерик Кайо и Пьер Леторсе, примкнув к отряду египетских солдат, достигли Судана, где обнаружили следы таинственной цивилизации, которую они с полным основанием связали со страной Куш. Перед их взором предстали целые поля полуразрушенных пирамид, засыпанные песком огромные статуи богов и правителей, руины огромных храмов Кайо и Леторсе с необыкновенной тщательностью зарисовали увиденные ими находки и по возвращении в Европу издали несколько книг и альбомов с рисунками. Научный мир был ошеломлен: буквально из Небытия вставала еще одна великая цивилизация древности.

Нубийские пирамиды Мероэ

Книги Кайо и Леторсе на долгие годы стали руководством к действию для всех последующих исследователей страны Куш. Однако, новая экспедиция в этот труднодоступный и опасный в ту пору край состоялась лишь в конце XIX столетия. Собственно, это была даже не экспедиция. Просто Бейярд Тейлор — американский журналист и любитель древностей, вдохновленный книгами Кайо и Леторсе, посетил области, лежащие на Верхнем Ниле, и составил своеобразный путеводитель по древностям Куша, озаглавив его «Жизнь и пейзажи от Египта до негритянских царств Белого Нила».

Этот очень добросовестный труд, однако, еще более укрепил распространившееся в ту пору в научных кругах заблуждение, согласно которому цивилизация Куша рассматривалась как окраина Древнего Египта и дальний форпост египетской культуры. Высказывались и другие суждения — о том, что величественные храмы и пирамиды Куша построены выходцами из Индии или даже арабами. В то, что их строителями могли быть местные чернокожие обитатели, никто в ту пору не верил.

Подлинное открытие страны Куш и ее тайн связано с именем американского археолога Джеймса Г. Брэстеда — профессора египтологии Чикагского университета. В 1906 году Брэстед отправился в путешествие вверх по Нилу, сопровождаемый фотографом Хорстом Шлипаком и ученым-египтологом Норманом де Гари Давье. Пустыни Судана — не самое лучшее место для человеческого обитания, и маленькая экспедиция сполна почувствовала это на себе.

Дневники Брэстеда пестрят заметками о тучах песка и пыли, ошеломляющей жаре, надоедливых москитах, нехватке питьевой воды и разных остроумных способах ее получения, о стаях саранчи, попадавшей даже в котелок с супом. Путешествуя на лодках по Нилу и на верблюдах по суше, ночуя под открытым небом или в древних гробницах, Брэстед и его коллеги проделали путь протяженностью 1600 км и исследовали огромное количество памятников древней цивилизации. Они привезли с собой 1100 фотографий и зарисовок, до сих пор представляющих огромную научную ценность. С этой поры и вплоть до наших дней область Верхней Нубии прочно вошла в число важнейших археологических зон. Благодаря работам многочисленных экспедиций из разных стран — России, США, Великобритании, Германии, Польши и др. — была приподнята завеса тайны над древней цивилизацией Куша, располагавшейся на самом краю ойкумены.

Кушиты, архитектура Ахам-Напата

Сегодня нам известно, что история Куша тесно переплетается с историей Египта. Хотя археологические находки свидетельствуют о том, что люди жили здесь еще в эпоху неолита, первое письменное свидетельство об этой стране — это египетская надпись, высеченная на скале у 2-го порога на Ниле. В ней говорится о том, что царь Зер завоевал в 3000 году до нашей эры Нижнюю Нубию. Другая надпись сообщает, что в 2750 году фараон Снофру совершил в эти земли военный поход, построил флот и «отмотыжил» родину народа «нехеси» (нубийцев). Снофру похваляется добычей, которую он привез из Куша, особенно гордясь количеством пленных и числом голов крупного скота. Исследователи полагают, что подобные рейды разоряли уже вполне сложившуюся к тому времени за нильскими порогами цивилизацию.

В течение последующих 800 лет Куш становится все более важным объектом для египетской экспансии. Фараоны отправляли сюда сначала военные экспедиции, затем торговые миссии, а еще позже основывали на этой земле крепости и фактории. Наконец примерно в 1570 году до нашей эры Куш был присоединен к Египту.

Главной целью походов египетских фараонов в Нубию являлись золотые рудники. Известна «страна золота» Акита, открытая, а точнее завоеванная Рамсесом II и располагавшаяся к югу от Асуана, в нубийской пустыне. Золото Нубии стало главным источником благосостояния Египта в эпоху фараонов XVIII династии. На эти средства возводились колоссальные храмы в Луксоре и гробницы в Долине царей. Подсчитано, что при Тутмосе I (1555–1501 гг. до н. э) с золотых рудников Нубии Египет получал ежегодно до 40 тонн золота. Такого количества не добывалось во всем мире вплоть до 1840 года.

Кроме золота, Египет получал из Куша ежегодную дань, в состав которой входили эбеновое и камедное дерево, слоновая кость, страусовые перья и яйца (их скорлупа использовалась в ювелирном деле), красная охра, благовония и масла, зерно, скот, живые леопарды и леопардовые шкуры, живые жирафы и кончики жирафьих хвостов, собаки и обезьяны-бабуины.

Завоевание Куша Египтом ускорило египтизацию страны. Фараоны строили храмы и города на территории Куша вплоть до города Кургуса, стоявшего в 400 км к югу от Асуана. У подножия священной горы Джебель-Баркала располагалась столица Куша — Напата, где египтяне возвели несколько великолепных храмов, украшенных статуями и рельефами. Здесь находилась резиденция египетских наместников, которые назначались преимущественно из числа детей местных нубийских вождей. Их еще в раннем детстве отбирали у родителей и держали при египетском дворе и как заложников, и как будущих сателлитов Египта. С ними обращались с уважением, им давали высокие чины и воспитывали как царей. Это в итоге и привело к тому, что выходцы из Куша около 730 года до нашей эры овладели египетским троном и основали XXV династию фараонов.

Первым правителем этой династии стал черный вождь по имени Кашт. В эту эпоху границы Египта простиралась от Сахары до Эфиопии и от средиземноморского побережья на 1800 км в глубь материка, до середины течения Белого и Голубого Нила, за нынешним Хартумом. Фараоны XXV династии правили страной до 663 года н. э, когда Египет был захвачен ассирийцами. Но на протяжении последующего тысячелетия все 66 потомков последнего фараона XXV династии Танветамани, правивших Кушем, продолжали величать себя «Царями Нижнего и Верхнего Египта», хотя не имели для этого ни малейшего основания.

Заимствовав титул фараонов, правители Куша приняли и египетские погребальные обряды. Соревнуясь с фараонами, они строили гробницы-пирамиды, хотя в самом Египте от них давно уже отказались. Подобно фараонам, они сооружали колоссальные храмы, прославлявшие богов и обожествленных правителей страны Куш. При этом цивилизация Куша была продолжением египетской цивилизации — в государственном устройстве и дворцовых церемониях, религии и искусстве, архитектуре и письменной традиции, но в ней чувствуется сильная струя африканского влияния. А провинциальность Куша, его удаленность от основных культурных центров способствовали тому, что Куш стал своеобразным заповедником архаических черт египетской культуры, которые продолжали существовать и даже расцветали, в то время как в самом Египте уже давно поменялись и времена и нравы.

Гора Джебель-баркал

Главным религиозным центром Куша была священная гора Джебель-Баркала. Здесь возвышался величественный храм Амона, значительно перестроенный царем Пианки, чтобы прославить таким образом победу над Египтом. Пианки был страстным любителем лошадей — животных, в ту пору сравнительно редких для Нубии и потому дорогих. По настоянию Пианки изображения лошадей включили в настенную роспись храма Амона в Джебель-Баркале — это большая редкость для египетского и кушитского искусства.

Изображение лошади украшает и памятную стелу, сооруженную Пианки у входа в храм, на которой высечен рассказ о победах царя. А в его гробнице, в царском некрополе в Курру, были найдены останки двадцати четырех лошадей. Они лежали в один ряд, бок о бок, мордами на юг. У лошадей на головах были серебряные перевязи, держатели для плюмажей и богатая упряжь. Все они в разное время запрягались в колесницы царя Пианки.

Судан. Цивилизация Мероэ. Храм Апедемака

Великим строителем был фараон Египта и Куша Тахарка, умерший в 664 году до нашей эры в возрасте 64 лет. За четверть века своего правления он много строил в Египте, но еще больше — в Куше. Он восстанавливал храмы, строил новые, возвел самые большие пирамиды в Напате и высек из скалы храм в Джебел-Баркале — копию знаменитого храма Рамсеса II в Абу-Симбеле. Статуи этого храма, изображающие правителя Куша, достигали высоты 7 метров.

Тахарка построил и обширный храм в Каве, расположенный приблизительно в 120 км к востоку от Напаты. Сохранившаяся на стене храма надпись рассказывает о том, как Тахарка по дороге в Египет заметил печальное состояние храма в Каве: кирпич-сырец, из которого был сооружен храм, начал размокать от дождей, а все здание наполовину занесло песком. Короновавшись в Мемфисе, Тахарка на следующий год прислал в Каву целую армию мастеров и ремесленников, которые начали сооружать на месте прежнего огромный храм. Его возвели из глыб песчаника, кое-где проложив блоки золотыми пластинами. Близ храма устроили искусственное озеро, вокруг которого разбили сады и насадили виноградники. Садовники и виноградари были выписаны из Нижнего Египта. Тахарка также прислал в храм астрологов, а в штат служителей храма включил сосланных сюда жен принцев Нижнего Египта, оказавших ему сопротивление. Эти женщины являлись одновременно и служительницами культа, и заложницами.

Потомки Тахарки, изгнанные из Египта, надеялись снова занять трон фараонов. Когда фараон Нехо II в 605 году до нашей эры начал войну с Вавилоном, царь Куша снова решил попытать счастья. Кушиты продвинулись до Абу-Симбела, расположенного всего в 250 км от египетской столицы — Фив. Фараон бросил против них отряды греческих и карийских наемников. После ожесточенных боев кушиты были отброшены назад, а египетские войска разорили Напату, после чего столица Куша была перенесена на юг, за 5-й нильский порог — в Мероэ. Именно к эпохе Мероэ относится время расцвета местного искусства, получившего по имени столицы название мероитского.

Великий кушитский город Мероэ расположен на восточном берегу Нила, между 5-м и 6-м порогами, примерно в 120 км от современного Хартума. Окрестности города в древности были богаты лесом и залежами железной руды. После 600 года до нашей эры Мероэ стал крупным центром железоделательного производства. Даже сегодня холмы из шлаков, образовавшиеся при выплавке чугуна в древние времена, столь высоки, что Мероэ часто называют «Питтсбургом древней Африки».

Продолжение здесь.

Оригинал статьи: https://arheologija.ru/lvinyie-hramyi-stranyi-kush/

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля