В. Мизин. Об истоках сакральной географии в России. К 200-летию «Проекта учёного путешествия…» З. Д.-Ходаковского, 1822–2022

Многолетние работы по изучению сакральных древностей Северо-Запада России и Восточной Европы этнографа и археолога З. Д.-Ходаковского легли в основание дисциплины, получившей впоследствии название сакральная география. Предположив, что земляные городища являлись языческими культовыми местами древних славян, он сделал вывод, что по сопутствующей городищам топонимике можно реконструировать ареал расселения славян в дохристианскую эпоху. Ключевой работой З. Д.-Ходаковского стала карта «Указание (обозрение) славянского городства в северо-западной части России по первому опыту в 1822 г. Ходаковского». На этой карте отмечены как городища, так и топонимы, по мнению автора, соответствующие славянским божествам. Этот труд можно назвать первой картой сакральной географии России. Предложенный им 200 лет назад «Проект ученого путешествия по России для понимания древней славянской истории» являлся первой комплексной археологической экспедицией с целью системного исследования древних сакральных мест.
0
825

«Взор и вопросы мои, во-первых, устремились на
Ижерскую землю (Ингрию) и на берега знаменитой Невы»
З. Д.-Ходаковский, 1820 год.

Польский этнограф и археолог Зориан Даленга-Ходаковский (настоящее имя Адам Чарноцкий, 1784–1825) (рис. 1) был одним из пионеров системного изучения сакральных древностей Северо-Запада России и в целом всей Восточной Европы. По сути, он на столетие опередил свое время и занимался исследованиями в той области, которая позже получила название сакральная география.

Рис. 1. Портрет З. Д.-Ходаковского.

Целью научного интереса З. Д.-Ходаковского были языческие древности славян, сопутствующая им топонимика и закономерности в расположении святилищ на местности. К 1818 году З. Д.-Ходаковский сформулировал гипотезу, согласно которой земляные городища являлись языческими культовыми местами древних славян, следовательно, по сопутствующей городищам топонимике можно реконструировать ареал расселения славян в дохристианскую эпоху. Более того, он предположил, что городища, будучи священными местами, располагались на земной поверхности в определенной выверенной закономерности, формируя вокруг себя жилое пространство. Заметим, что именно эти аспекты – сакральная топонимика, особенности расположения почитаемых мест, взаимосвязи между ними и иные сопутствующие закономерности, спустя сто лет станут сферой научных интересов такой дисциплины как сакральная география. Вот как исследователь сам формулировал эту концепцию:

Вследствие же беспрерывных соображений по разным местам, несомненно, приблизился я к системе географической духовного разделения всей славянской земли на небольшие погосты или приходы. Есть около 100 урочищ, которые всегда в нарочитом расстоянии окружают упомянутые городки и городища, и некоторые из них постоянно являются в том же направлении и расстоянии. Сии урочища можно разделить на божественные, жертвенные, любовные, военные, земледельческие и пиршественные. Сия правильность неприметным образом сохранилась везде, отчасти заменена позднейшими названиями во многих местах, и уцелела едва несовершенным образом в уголках, мало известных в истории [12].

С изучения всех наведаных мною околиц я твёрдо убедился в том, что вся славянская земля была поделена на небольшие духовные округи, в которых всюду можно найти те же самые городищи и вокруг них одинаковые названия [13].

Сейчас это может показаться наивным, но для начала XIX века – эпохи романтизма, поиска корней, осмысления прошлого, это были очень смелые и передовые идеи, предвосхитившие время. Для проверки своей гипотезы (а точнее, для её подтверждения, поскольку он не сомневался в правильности выбранного направления) в 1820 году З. Д.-Ходаковский предложил «Проект ученого путешествия по России для понимания древней славянской истории». Проект был одобрен (в т. ч. историком Н. М. Карамзиным) и получил государственное финансирование. Основной целью данного научного путешествия был сбор фольклорных и топонимических сведений на местах.

Путешествие было начато им из Санкт-Петербурга, что в некотором роде символично, поскольку делает этот город колыбелью сакральной географии в России. З. Д.-Ходаковский в своих записях отмечал, что вдоль Невы и на Ижорских землях не встречаются городища и сопутствующая им топонимика, из чего делал вывод, что в древности эти земли не населяли язычники славяне. Отметим, что исследовал тему он достаточно подробно, уточняя у местных жителей особенности топонимики.

Древнейшие предки <славян> не знали цены устью Невы и вовсе чуждались сею страною. От того Санкт-Петербург ничего не представляет вокруг себя для наблюдения древности Славянской. Нет здесь ни городищ, ни сопок, т.е. древних могил, каковых множество находится в целом севере, принадлежавшем к Новгороду. С правой стороны устья Ижоры представился моим глазам земляной окоп – я взошел на оный, и увидел, что сие есть крепостца с 4-мя по углам бастионами есть произведение, по правилам Вобана сделанное, может быть Петром Великим при первых усилиях в здешней стране. Я искушал жителей, не называет ли они сей крепостцы городищем – нет, это у них шанец. Словом я не заметил ничего среди упомянутой Суми, хотя проехал через оную в трех направлениях: к Шлиссельбургу, от Луги в Санкт-Петербург, а оттуда в Копорье [9: 16–17].

Спустя два века относительно устья Невы мы можем сказать, что З. Д.-Ходаковский ошибся, раскопки на Охтинском мысу вскрыли остатки новгородского мысового укрепления, расположенного ниже шведской крепости Ландскрона. Впрочем, на дневной поверхности никаких указаний на это забытое городище не сохранилось, как и преданий о нем.

Проект был рассчитан на четыре года. Первый отчет по проделанной работе был готов уже спустя два года, однако встретил критические замечания и дальнейшая работа, не получив поддержки, была свернута. Действительно, последующие исследования показали, что городища являются укрепленными поселениями, а не святилищами, и что в их расположении нет никакой географической системы, кроме привязки к удобным для обороны высоким и обрывистым местам. Однако я склоняюсь к иной версии – одной из причин отказа в дальнейшем финансирования «Ученого путешествия…» мог быть успех самого начинания при акценте на языческих памятниках прошлого, что в условиях православной монархии вряд могло найти понимание. Действительно, все, что касалось язычества, тогда упоминалось лишь кратко, как у Н. М. Карамзина, и исключительно в давно прошедшем времени. Появление подробной и перспективной работы на эту тему явно не вписывалось не только в научный, но и в идеологический мейнстрим эпохи. К этому можно добавить, что З. Д.-Ходаковский, несомненно, как истинный ученый своей эпохи, был фанатиком выбранной темы и занимался активным её продвижением.

Процитируем на этот счет одну из современных работ, посвященных исследованиям З. Д.-Ходаковского:

Зориан Ходаковский начинает с обоснования необходимости такого путешествия. Он говорит о том, что языческий период истории является начальным для всех славянских народов. Уступив место христианскому учению, язычество, тем не менее, на многие столетия сохраняло свое влияние на людей. Языческая эпоха – это “зародыш нравов, обрядов, добродетелей, пороков, суеверий и всего, что можно назвать национальностью” Однако трудов, посвященных изучению этой эпохи или достоверных письменных источников, нет. Причина этого – долгие столетия забвения и истребления любых проявлений язычества. Ходаковский считает, что лишь в XVIII веке предпринимаются попытки изучения и описания дохристианского периода в славянской истории. Исследователь отмечает, что на это ушло немало усилий и средств, но было упущено “важнейшее: писали Историю, не познав народа” [1: 77–86].

«Ученое путешествие…» З. Д.-Ходаковского: два века спустя

Собранный З. Д.-Ходаковским материал, касающийся территории современной Ленинградской области, представляет интерес и с позиций современных знаний. В первую очередь это касается сохранения народных названий, а также современных представлений об указанных им местах. Ключевой работой З. Д.-Ходаковского стала карта «Указание (обозрение) славянского городства в северо-западной части России по первому опыту в 1822 г. Ходаковского». На этой карте отмечены как городища, так и топонимы, по мнению автора, соответствующие славянским богам. Еще раз подчеркнем, что данный труд можно назвать первой картой сакральной географии России (возможно, и Европы?).

Рассмотрим подробнее часть карты, на которой показана местность современных южных, западных и центральных районов Ленинградской области [7: 15]. Для лучшего понимания отметки З. Д.-Ходаковского дополнительно пронумерованы (рис. 2).

Рис. 2. Фрагмент карты Ходаковского, опубликованной М. П. Погодиным в 1871 году. 1, 2, 3, 4, 5, 7, 9, 11, 12 – городища; 6 – топоним, связанный со славянским божеством Лель (по мнению З. Д.-Ходаковского); 8 – топоним, связанный со славянским богом Радагастом (по мнению З. Д.-Ходаковского); 10 – топоним, связанный со славянской богиней Ладой (по мнению З. Д.-Ходаковского).

В дополнение к карте можно привести ряд уточняющих цитат: «Славянские названия и городища находятся возле Копорья и Опольца, в Ораниенбаумском и Ямбургском округах» [10: 39]; «Лелицы в Ямбургском уезде – переименовали в – Лялицы» [11: 198].

Рассмотрим подробнее отмеченные З. Д.-Ходаковским пункты:

№ 1. «Славянское городище возле Копорья» – несомненно, имеется в виду городище на реке Воронке, расположенное примерно в 12 км на северо-восток от Копорья. По данным Археологической карты Ленинградской области, городище расположено на левом берегу реки Воронка (рис. 3). Исследовалось в 1927 и 1977 годах. Размеры 110×100 м, площадь 0,88 га. С напольной стороны защищено валом высотой до 1,8 м, шириной 7,5–10 м. Культурный слой встречается отдельными линзами мощностью до 0,3 м [5: 81]. По описанию Е. А. Рябинина, вал городища был покрыт плитами местного известняка [8: 128].

Рис. 3. Карта городища на реке Воронке из книги Е. А. Рябинина Водская земля Великого Новгорода [8: 127].

№ 2. Городище у д. Кайболово (рис. 4, 5). По данным Археологической карты, обследовалось в 1956, 1963, 1973, 1980, 1983 и 1991 годах. Площадь округлой формы 150×125 м, вал с напольной стороны (рис. 6). Поселение существовало недолго, менее века – со второй половины XII – до первой половины XIII вв. [5: 102].

Рис. 4. Вид на вал с площадки Кайболовского городища. Фото автора, 2008 год.

Рис. 5. Аэрофотоснимок Кайболовского городища. Хорошо видна его округлая форма.

Рис. 6. Карта городища у д. Кайболово из книги Е. А. Рябинина Водская земля Великого Новгорода [8: 127].

№ 3. «Славянское городище возле Опольца», т.е. современного Ополья. В 4 км на юго-восток от д. Ополье, возле д. Корпово, был такой топоним: «В полуверсте от деревни Корпова есть, в поле, близь дороги, три сопки, из коих две круглые, а одна – полукруглая, называемая “Городок”» [4: 354]. Следует отметить, что в Ленинградской области холмы и возвышенности нередко назывались «городками» (например, на реках Воронке и Тосне (см. приложение)), хотя археологические изыскания наличие городищ в этих местах не подтверждают.

№ 4. «Городок» вблизи Ямбурга отмечен на карте Стрельбицкого 1865 года (рис. 7).

Рис. 7. Фрагмент карты Стрельбицкого, 1865 год.

№ 5. В месте, отмеченном З. Д.-Ходаковским, протекает река Городенка и, по данным краеведов, есть гора, на которой некогда располагалось городище (рис. 7). Так, по мнению краеведа В. Е. Дубова, на Коломенной горе южнее д. Недоблицы было городище, т.к. рядом течет река Городенка, а само городище предшествовало могильнику [3: 10–11]. Другой краевед, А. Дмитриев, отмечает, что на этой реке было село Городня [2: 32].

№ 6. Деревня Лялицы (современный Кингисеппский район (рис. 7)), название которой, по мнению З. Д.-Ходаковского, происходит от имени славянского языческого божества Лель. Деревня существует и в настоящее время, однако версия Ходаковского о происхождении её названия вызывает большие сомнения.

№ 7. Городище на озере Городенском. Современное название Славянка-1. По данным Археологической карты, городище расположено в 1 км к западу от д. Славянка на мысу при впадении ручья в озеро Городенское, на его южном берегу. Обследовано в 1979 году. Высота холма 7–8 м, площадка подтреугольная 80×50 м (рис. 8), с напольной стороны ров и вал. Слой 0,5–0,6 м с древнерусской круговой керамикой [5: 52–53].

Рис. 8. Схема городища у д. Славянка из Археологической карты Ленинградской области.

№ 8. «Радогощи к востоку от Луги». На карте Стрельбицкого 1865 года отмечена деревня Радгосцы (рис. 9). Деревня сохранилась, находится в 18 км восточнее города Луга и в настоящее время называется Радгостицы. Происхождение названия, по версии З. Д.-Ходаковского, вполне может соответствовать истине, поскольку этот регион Верхнего Полужья был заселен славянами издревле. Здесь встречаются как сопки новгородских словен, так и длинные курганы кривичей. Представляет интерес также трансформация названия за 200 лет: Радогощи – Радгосцы – Радгостицы.

Рис. 9. Фрагмент карты Стрельбицкого, 1865 год.

№ 9. В этом месте протекает река Городенка. Следует заметить, что данное название весьма характерно для рек в этом регионе и не является исключительным. О наличии городищ сведений нет.

№ 10. Деревня Латовец. По мнению З. Д.-Ходаковского топоним происходит от имени славянской богини Лады. С современных позиций эта версия представляется слабообоснованной.

№ 11. «Конусовый <городок> в Городце (станция почтовая не доезжая Луги)» [10: 10]. Одно из наиболее сохранившихся и доступных городищ, расположено на холме, на берегу озера Городецкого (рис. 10, 11, 12). В более позднее время на холме был построен храм и оборудовано кладбище. По данным Археологической карты, обследовалось в 1927 и 1970 годах, площадка городища 90×60 м, по периметру окружена валами высотой до 2 м, слой до 1 м, IX–XIII вв. [5: 31].

Рис. 10. Вид на холм городища Городец в Лужском районе. Фото автора, 2015 год.

Рис. 11. Аэрофотоснимок бывшего городища у д. Городец. Хорошо видна треугольная площадка, занятая кладбищем и храмом. Напротив городища, за мостом, есть почитаемый источник. Можно сказать, что древнее городище сейчас обрело свой сакральный статус и стало частью культового комплекса.

Рис. 12. Макет городища Городец. Лужский краеведческий музей. Фото автора, 2001 год.

№ 12. Городище на реке Лаве. «Лавуйский городок» (рис. 13, 14). Городище достаточно хорошо изучено археологами. Площадка городища треугольная 56×66 м, высота над уровнем реки около 20 м. (рис. 15). С напольной, восточной, стороны сооружен вал высотой до 4 м при ширине 12–17 м и ров шириной 10 м. Вал сооружен в два этапа в XI–XII вв. Культурный слой 0,3–1 м, содержит находки от XI до XVIII вв. [6: 155].

Рис. 13. Вал городища на реке Лаве. В местном фольклоре его называют Петровским валом. Фото автора, 2001 год.

Рис. 14. Аэрофотоснимок городища на реке Лаве. Городище занимает мыс и отделено от деревни Городище заросшим деревьями валом.

Рис. 15. Гравюра «остатки городка на реке Лаве» из книги Живописная Россия. 1881. Т. 1. Ч. 2. С. 783. Вид с противоположного берега реки Лава. На гравюре изображен грот с вытекающим из него источником.

Исследования З. Д.-Ходаковского, проведенные на территории современной Ленинградской области, проливают свет на одну историческую загадку (или курьез?). Так, в своей работе «Донесение о первых успехах путешествия в России Зорияна Долуга Ходаковского из Москвы 13 липца 1822 года», опубликованной в 1844 году [9: 9] он упоминает «насыпной городок» Любша на Волхове, детальное исследование которого в 1997 году стало сенсацией, поскольку выяснилось, что это древнейшее укрепленное поселение в низовье Волхова, датируемое VI–VII вв. При этом еще Н. К. Рерих, на своей картине «Заморские гости» изобразил именно городище Любшу (рис. 16). Но варианты этой картины писались в 1901–1910 годах, и это представлялось интуицией художника, которой смог «увидеть» это городище за 90–80 лет до его открытия именно в изображенном им месте. Однако в свете работы З. Д.-Ходаковского становится очевидным, что городище в Любше было известно местному населению всегда и художник, скорее всего, знал о наличии там «насыпного городка» либо от местных жителей, либо из публикации З. Д.-Ходаковского.

Рис. 16. Аэрофотоснимок места городища Любша на Волхове. Хорошо читается треугольная заросшая площадка городища, расположенная на мысу между Волховом и впадающим в него ручьем.

Заключение

Как же мы можем оценить Magnum Opus З. Д.-Ходаковского спустя 200 лет? Конечно, его идеи, подобно работам немца Э. Краузе, несут отпечаток своей эпохи. Но несмотря на то что сама идея соотнесения городищ со славянскими языческими святилищами оказалась тупиковой и не получила подтверждений, труд З. Д.-Ходаковского представляет интерес сразу по нескольким причинам. Во-первых, это одна из самых ранних работ, обращенных к исследованию древних культовых мест с акцентом на языческом прошлом, что, несомненно, представляет ценность в плане историографии.

Во-вторых, сам подход, выбранный Ходаковским, безусловно, позволяет отнести его к пионерам сакральной географии, впервые сформулировавшим и применившим на практике основные её принципы (изучение расположения сакральных объектов, топонимики, взаимосвязей, систем). По факту, именно он составил первую карту сакральных мест северо-запада (естественно, в своем их понимании). Изучение сакральной и волшебной топонимики (всевозможные «святые» реки, ручьи, холмы, топонимы с корнем «укко», «пюхе», «хийси» и т.п.) и закономерностей в расположении древних культовых объектов (сейды, чашечники, следовики) в Ленобласти и сейчас приносит свои результаты и является неотъемлемой частью любого исследования почитаемых природных мест.

В-третьих, данная работа открывает обширное поле для деятельности краеведов на местах, давая возможность уточнить состояние упомянутых «городищ», соотнести современную топонимику с той, что была 200 лет назад.

«Проект ученого путешествия…», предложенный Ходаковским 200 лет назад, в современном понимании, является проектом комплексной экспедиции, с археологической, этнографической и географической составляющими, целью которого – системное исследование древних сакральных мест обширного региона. Прошло две века и эта ниша до сих пор не занята…

Источники:

1. Володина А. А. Проект ученого путешествия по России З.Я. Доленги-Ходаковского в первой четверти XIX века // Вестник Рязанского государственного университета им. С. А. Есенина. 2012. №1 (34). С. 77–86.

2. Дмитриев А. Древности Руси. Краеведение, исторические исследования, очерки и статьи. Сборник №2. Беседа, 2013. С. 32.

3. Дубов В. Е. По старинной Ястребинской волости. Очерк-3. Деревня Недоблицы. СПб., 2011. С. 10–11.

4. ИСС (Историко-Статистические Сведения Санкт-Петербургской Епархии). Т. Х. СПб., 1885. С. 354.

5. Лапшин В. А. Археологическая карта Ленинградской области. Т. 1. 1990. С. 81, 102.

6. Лапшин В. А. Археологическая карта Ленинградской области. Т. 2. 1995. С. 155.

7. Погодин М. П. Древняя русская история, до монгольского ига. Атлас исторический, географический, археологический, с объяснением. Т. 3. Отд. 1. 1871. С. 15.

8. Рябинин Е. А. Водская земля Великого Новгорода. СПб., 2001. С. 128.

9. Ходаковский З. Донесение о первых успехах путешествия в России Зорияна Долуга Ходаковского из Москвы 13 липца 1822 года // Русский Исторический Сборник / Под ред. Проф. Погодина. М., 1844. Т. 7. С. 16–17.

10. Ходаковский З. Историческая система Ходаковского // Русский Исторический Сборник / Под ред. Проф. Погодина. М., 1838. Т. 3. С. 39.

11. Ходаковский З. Проект ученого путешествия // Сын Отечества. 1820. №38. С. 193–205.

12. Ходаковский З., 1821. Ст. 266 / Письмо № 36 Из письма кн. А.Н. Голицыну 1821 г. из Устюжны Тверской обл.

13. Ходаковский З., 1821. Ст. 268 / Письмо № 37 Из письма кн. А.Н. Голицыну 1821 г. из Устюжны Тверской обл.

Опубликовано: Мизин, В. Г. К 200-летию «Проекта учёного путешествия…» З. Д.-Ходаковского, 1822–2022 / В. Г. Мизин // Северный ветер. – 2022. – № 39. – С. 44–52 (статья дополнена в 2023 году).

Приложение

Обращаясь к теме исследований З. Д.-Ходаковского и его концепции понимания городищ, будет уместным дополнить статью иллюстративным материалом, посвященным другим городищам и «городкам», расположенных на территории Ленинградской и Псковской областей и обследованных автором.

В ходе проведенных изысканий, действительно, среди типичных городищ, а также укрепленных поселений, иногда встречались природные образования, холмы, называемые «городками» и обладающие признаками культовых объектов. Есть и более странные пересечения, например, в 2008 году на одной из речек Городенок в Ленобласти нами был обследован высокий и крутой мыс, без признаков укреплений, в основании которого была пещера более позднего происхождения. Сейчас можно сказать, что «городками» в т. ч. называли и определенный тип природных объектов, холмов, мысов, напоминающих по внешнему виду городища-поселения. Здесь мы можем уверенно говорить о проекции топонимики от реальных городищ, на внешне схожие с ними природные объекты, которые, в ряде случаев, также могли иметь и культовое значение. Скорее всего, эта топонимика возникла уже в Средневековье, и её появление было связано с тем, что от разрушенных и заброшенных городищ не оставалось никаких следов, кроме фольклорной привязки к определенным холмам и мысам. Вполне возможно, что изучение таких объектов, их отделение от городищ-поселений, позволит открыть ранее неизвестные сакральные места и по-новому взглянуть на работу З. Д.-Ходаковского. Подборка приведенных ниже фотографий сделана на базе материалов сайта автора (существовавшего в 2001–2013 годах) и более поздних изысканий 2015, 2018–2019 годов.

Тесово городище, Лужский район. Поздний Железный век – раннее Средневековье. А – вид на мыс городища, хорошо заметен вал. Б – ров. В – вход в городище. Г – общий вид городища.

Вид на валы городища Старая Ладога-3.

Заросший лесом вал городища Шильцево, Лужский район

Вид с озера Врево на мыс городища Заорешье, Лужский район

Городище Новоселье, Лужский район. А – вал городища крупным планом, не ясно, где был вход. Б – площадка городища. В – вид с площадки городища. Г – вид на вал с поля перед городищем.

Вал городища Валяницы-1, Кингисеппский район.

Сопка Городок на реке Тосне, Тосненский район. Городища тут явно не было, а вот культовое значение этой сопки природного происхождения сомнений не вызывает.

Вал городища Надбелье, Лужский район. Типичное славянское поселение впоследствии обросло легендами, например, о поздемном ходе, ведущем из городища на противоположный берег ркеи Оредеж.

Почти не читаемый вход в городище на реке Лемовже, Волосовский район. Исследовалось Н.К. Рерихом в 1896 г., по данным современных археологов использовалось в XII-XIII вв. как убежище.

Холм Городец под Изборском (Псковская область). Культовое назначение вполне возможно.

Вид на мыс Труворова городища. Изборск, Псковская область.

На валу Труворова городища. Изборск,Псковская область.

Вид с высокого мыса на реке Городенке (Лужский район). Городища тут нет, но есть пещера.

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco.

  • В. Мизин,об истоках сакральной,географии в России

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*