Ю. Абарин. Окно в Европу и Северная война: интересные факты

Пресловутое «окно в Европу», якобы прорубленное Петром I, существовало еще до его рождения. В ходе войны со Швецией 1656-58 гг. Россия получила выход к Финскому заливу; по Кардисскому миру земли были возвращены Швеции, но Россия сохранила к ним широкий доступ и, по сути, имела выход в Балтику. Самой же Европой в Россию была прорублена целая дверь – через Архангельск, прибыль от торговли в котором во 2-й пол. XVII в. составляла более 1 млн руб. в год – больше, чем товарооборот ряда европейских стран. Главной причиной, по которой Петр начал Северную войну, послужили не экономические нужды и возвращение исторических земель, а «рижский инцидент»: во время Великого посольства в Риге ему оказали унизительный прием, грубо нарушив правила пребывания дипмиссий за границей (разместили на мещанских дворах, вынудили жить за свой счет и т.п.). Причину войны со Швецией Москва сформулировала так: «…наипаче за главное безчестие, учиненное нашим царского величества полномочным послам в Риге».
0
366

Сегодня господствует мнение, что «окно в Европу» прорубил именно Петр I, когда в 1703 году русские войска, сломив сопротивление шведских крепостей, впервые вышли к Финскому заливу. Это всего лишь полуправда.

Еще при отце Петра, Алексее Михайловиче, во время русско-шведской войны воевода Петр Иванович Потемкин летом 1656 года осадил Нотебург, а затем взял Ниеншанц в устье Невы, в результате чего Московское государство вышло к Финскому заливу.

П.И. Потемкин

По этому случаю в Москве прошло пышное торжество, на котором присутствовали многие европейские послы. Правда, радоваться пришлось недолго: всего через 5 лет, в 1661 году, был заключен Кардисский мирный договор со Швецией, по которому русские вернули все ранее завоеванные земли. И дело не в том, что Алексей Михайлович якобы хотел высвободить войска для наведения порядка в Польше и на юге страны, как заявляют официальные историки. Московское государство отказалось от выхода в Финский залив по другим причинам.

Незадолго до смерти Алексея Михайловича в 1676 году в Москву прибыл новый датский посол Фридрих фон Габель, ненавистник Швеции, который убеждал московского царя захватить Ливонию и вернуть себе Балтийское побережье. На что царь заявил, что выход в Балтийское море ему не интересен. Мол, зачем «прорубать окно», если у Московского государства уже есть огромная дверь в Европу – на севере, через крупный порт Архангельск.

Это были не пустые слова: только в середине XVII века (что подтверждается многими сохранившимися документами) чистая прибыль от архангельского товарооборота в год составляла более 300 тыс. рублей (фантастическая сумма по тем временам). А всего через 10 лет прибыль от торговли в Архангельске составляла уже более 1 млн рублей – намного больше, чем общий товарооборот ряда европейских стран того времени.

Архангельск

Европейские торговцы буквально дрались за московские рынки. Купцы месяцами ждали своей очереди на получение разрешений для прибыльной торговли в Московском государстве.

Так что большой необходимости в завоевательных походах на Балтику не было. К тому же без мощного многочисленного флота строить города и торговать на Балтике не имело смысла. Собственный военный флот – дорогое удовольствие; нужен он был странам, не имеющим собственных природных ресурсов, таким, как Англия, Франция или Испания – для освоения колоний в других частях света или для торговли с дальними странами.

А московское государство на тот момент уже было самым большим в мире; больше, чем все страны Европы, вместе взятые. На востоке, за Волгой, лежали бескрайние земли с огромными природными богатствами. Так что торговать с дальними странами на другом конце света и вести борьбу за ресурсы Москве не имело смысла.

По мнению царя и знати XVII века, выход в Балтийское море имел исключительно политическое значение: вернуть свои исторические земли, повысить престиж в мире и т.д. Но никакой экономической выгоды государству он не нес.

К тому же (и это очень важно) – зачем Москве было возвращать или захватывать земли Финского залива, если по Кардисскому мирному договору русские купцы получали эксклюзивные права на торговые дворы во многих портовых городах Балтики, а московские дворяне – лучшие земли в Стокгольме, Ревеле и Нарве, где могли строить дома и даже дворцы.

Короче, Московское государство и так, по сути, получало выход в Балтийское море.

Тогда зачем Петру понадобилось прорубать никому не нужное окно в Европу, если сама Европа уже прорубила целую парадную дверь в Московское государство?

И тут начинается самое интересное, о чем не рассказывают историки. Основной причиной стал не возврат утраченных территорий или мировой престиж страны, как принято сегодня считать, а так называемый «Рижский инцидент» во время Великого посольства.

Рига

1 марта 1697 года на границе московское посольство встречали несколько шведских офицеров и гражданских чинов, присланных рижским генерал-губернатором Эриком Дальбергом. После обычного обмена приветствиями, как отмечает статейный список посольства, сразу же начались разногласия между русскими дипломатами и встречающей шведской стороной. «И тот маеор пришед к великим и полномочным послам, говорил, что прислал их рижский губернатор Эрик Далберг, кормов никаких не объявил, а про подводы сказал, что возможно сыскать, и те велено давать за наем, за их, посольские деньги, по указной цене».

Иными словами, все продукты питания, фураж для лошадей и смену подвод русские вынуждены были покупать за свои деньги, что в то время являлось грубейшим нарушением правил пребывания дипмиссий за границей.

Но это – только цветочки. Ягодки были впереди.

Несмотря на то, что въезд в Ригу был вполне торжественным, даже палили из пушек, местный губернатор отказался встречать московское посольство и самого Петра, хотя о том, что в посольстве присутствует сам царь, в Швеции были заранее уведомлены. А после того, как губернатор распорядился разместить Петра с посольством не в своем дворце в центре города, а на простых мещанских дворах за городом, Петр буквально пришел в ярость.

Эрик Дальберг, генерал-губернатор Ливонии в 1696 – 1702 годах

За несколько дней пребывания посольства в Риге губернатор так и не соизволил встретиться с московским царем и выразить свое почтение, т.е. демонстративно игнорировал его присутствие в городе. А местные торговцы в разы взвинтили цены для представителей русского посольства.

На просьбу Петра осмотреть рижскую крепость губернатор ответил отказом. И посоветовал не выходить с постоялого двора и не шляться возле крепости.

Когда же Петр и его люди все же приблизились к рижскому рву и стали разглядывать крепость в подзорные трубы, навстречу им выбежали солдаты и, буквально угрожая «пристрелить на месте», выпроводили царя с посольством прикладами.

По легенде, взбешенный Петр размахивал кулаками и извергал проклятия шведским солдатам, попутно оскорбляя шведского короля.

Общее впечатление Петра о Риге можно узнать из его письма в Москву: «Здесь мы рабским обычаем жили и были сыты только зрением».

Спешно отправляясь дальше в путь, разгневанный Петр назвал Ригу «проклятым местом», поклялся, что отомстит шведскому королю, и направил секретную депешу в Москву: «Срочно готовиться к войне со Швецией!»

И знаете, какая причина начала войны со Швецией была озвучена московской стороной? Сохранился даже документ. «За многие их свейские неправды и нашим царского величества подданным учиненные обиды, наипаче за самое главное безчестие, учиненное нашим царского величества великим и полномочным послам в Риге».

Так и началась Северная война в 1700 году, главной целью которой был захват ненавистной Петру Риги. Ближайшие шведские земли были на берегу Финского залива; туда Петр и направил главный удар. И прорубил пресловутое окно в Европу, из которого до сих пор постоянно дурно пахнет…

***

Напоследок – история о том, как появилось выражение «прорубить окно в Европу». По общепринятой версии, его автор – Пушкин.

Отсель грозить мы будем шведу,

Здесь будет город заложен

На зло надменному соседу.

Природой здесь нам суждено

В Европу прорубить окно.

(«Медный всадник»)

Но есть и другая версия. Во время Великого посольства, находясь в Нидерландах, Петр после работ на верфях пришел со своими подданными в местный кабак и закатил там пир. Во время пирушки сподвижник Петра Франц Лефорт пожаловался, что «сидя в сей дыре, не видать Европы». В ответ Петр якобы схватил топор, собственноручно вырубил дыру в стене кабака, через которую стало видно часть улицы с домами, и пафосно провозгласил: «Вот я и прорубил окно в Европу. Доволен?»

Этот эпизод трансформировался в придворную легенду и стал своего рода фразеологизмом, который позже использовал Пушкин.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Окно,Европа,факт,север,Абарин

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*