Олег Гуцуляк. Леонтокефал, Зерван, Фанес Эрос и Митра

В ряде митреумов сцена рождения Митры заменялась сценой рождения Фанеса. Сам Фанес – первый царь богов, создавший золотой род людей и назначивший им места обитания. Он передает власть Солнцу (как Митра венчает Солнце!) и делает его стражем

Примечание А.Колтыпина. Великолепная статья О.Гуцуляка, показывающая читателю малоизвестных богов митраистского, финикийского, зерванистского (маздаистского), орфического пантеонов и гностиков Леонтокефала, Зервана, Фанеса Эроса и Офиона, с которыми он сопоставляет Митру из римских митреумов. Согласно работе Лоргара Аврелиана “Львиноголовый змей Нахаш”, всех этих богов (точнее, одного бога, состоящего как бы из двух “копий самого себя” – добра и зла) можно сопоставить с библейскими Нахашем, Иалдабаофом (Яхве), Самаэлем, Ахриманом (Арьяманом), Апедемаком и Сераписом.

***

Одно из центральных божеств митраистского пантеона – так называемый Леонтокефал, Эон (греч. Aion – «век») или Deus aeternus (лат. «Вечный бог»). Начиная со II в. н.э. статуи и рельефы, изображающие его, повсеместно встречаются в митреумах и часто соседствуют (чаще всего сверху) с изображением Митры, закалывающего быка.

Леонтокефал

Подробному анализу этого образа посвятила свой труд Е. Б. Смагина . Божество имеет львиную голову, мужское тело (обнаженное, реже одетое) и крылья, обычно четыре крыла, а на них – символы четырех времен года; у другого рельефа по углам изображены головы четырех ветров.  Вокруг тела обвивается большая змея, голова ее находится на львиной голове божества (или возле головы). Иногда леонтокефал стоит на сфере или на чаше. Чаша-кратер может стоять у его ног. В руках он держит чаще всего два ключа (понимаемые как ключи от врат небесных сфер). Бывает, что в правой руке у него ключ, а в левой – посох. Есть несколько изображений с перуном в руках, в пасти или на груди. От головы может исходить сияние. В руке также может быть факел. Кроме того, иногда из оскаленной львиной пасти исходит огонь и воспламеняет стоящий рядом алтарь. Есть изображение с глазом на груди. Иногда вместо львиной головы божество имеет человеческую – бородатую или безбородую. В случаях, когда у божества человеческая голова, львиные маски изображаются на теле, чаще всего на груди. Есть леонтокефалы с масками нескольких животных на теле. Есть изображения леонтокефала с мечом. Найдены также леонтокефалы с козлиными ногами и раздвоенными копытами на ногах. На изображениях присутствует солярная символика, символы звезд. Характерны случаи, когда на рельефе леонтокефал изображен в овальной рамке из знаков Зодиака или на теле статуи (рельефа) сверху вниз изображены зодиакальные знаки, все или выборочно.

Леонтокефалу могут сопутствовать священные животные, в том числе трехглавый Кербер. Увы, нет надписей, где было бы засвидетельствовано имя, непосредственно сопоставимое с этим иконографическим типом. Поэтому все имена, которые даются ему в научной литературе, достаточно условны, но большинство исследователей уверены, что они изображают божество времени.

Ф. Кюмон видит его истоки в финикийском божестве Кроносе-Эле, каким оно изображается на монетах из Киликии и у  Филона Библского (по Евсевию), – с четырьмя крыльями, львиной и змеиной головами.

Зерван

Также нередко леонтокефал отождествляется с верховным божеством зерванизма – разновидности маздаизма, засвидетельствованной с конца Ахеменидской эпохи, но популярной в эпоху Сасанидов (III-VII вв.). Верховным божеством зерванизма считался Зурван (Зерван – «Время, судьба»; упоминается в «Авесте» («Ясна» 72.10, «Видевдат» 19.13); Зерван Акарана – «Вечное Время» в «Зенд-Авесте»; Зерван Дарегхо-Чвадхата – «Господь существующего мира»; Зерван Даргахвадата – «Время, чье правление продолжается долго»). В манихействе Зерван – «Отец Величия», «Отец Света» (!).

Его сын – Ормазд (Ахура-Мазда), рожденный в следствии великого подвижничества самого Зервана (приносит жертвоприношения тысячу лет).

Ахриман

Ахриман – тоже сын Зурвана, но рожденный неестественным способом (разорвав чрево то ли двуполого Зурвана, то ли божества пространства Тхваши, с которым Зерван в «Ясне»  упоминается в паре) из сомнений в достижении целей подвижничества. Так, например, строки 2-3 заратуштровской Гаты («… Оба Духа, которые уже изначально в сновидении были подобны близнецам, И поныне пребывают во всех мыслях, словах и делах, суть Добро и Зло»), считаются исходным пунктом философии зерванизма. Можно себе представить исступленные чувства персидской армии, возносящей молитвы Ормазду, когда напротив них стояла греко-македонская армия, воспевающая гимн рожденному неестественным образом (из бедра Зевса) богу буйства и пьянства Дионису!

Зерван

Зарваном в согдийских текстах буддийского характера именуется Брахма-творец Вселенной ведического пантеона, которого в легендах нередко олицетворяет гусь, являющийся постоянным спутником Брахмы и его «носителем» – vahana. Из этого можно увидеть и мать Ормазда: «… He исключено, что образ водоплавающей птицы отражает представление об изначальности водной стихии, которую в авестийском пантеоне олицетворяла богиня, чье древнейшее имя, как полагают, было скрыто за тройным эпитетом Ардви Суры Анахиты» . «… Здесь уместно также вспомнить о том, что спутником великой водной богини ведической эпохи Сарасвати был гусь, который олицетворял собой всеохватывающее небо. Е. Кузьмина также отмечает, что в индоиранской мифологии водоплавающая птица выступала олицетворением и спутницей богини-матери, связанной с водой, которая часто изображалась в виде «мирового дерева» с сидящими на нем птицами, а пара уток была в фольклоре всех индоевропейских народов символом супружеской любви. Она же указывает на то, что в индо-иранской традиции рядом с женщиной или ее эквивалентом – деревом – помещались, как правило, кони или птицы или только птицы, но в то же время «во всех индоевропейских традициях распространено уподобление коня и птицы». Так, в гимне Ригведы кони Ашвинов уподобляются орлам: «… Ваши великолепные летающие кони — красноватые птицы да повезут вас…», и в Махабхарате сами Ашвины воспеваются как орлы – «дивные, прекраснокрылые птицы»… На вопрос о том, почему именно образ водоплавающей птицы стал в иранской и скифской мифологиях образом телесного мира, Д. Раевский отвечает, что этот представитель земной фауны обладает способностью передвигаться во всех трех стихиях – по суше, по воде и, наконец, по воздуху… вероятно, сложившийся еще на рубеже мезолита и неолита (а, возможно, и раньше) круг древних образов, состоящий из человека, лося и водоплавающей птицы, связанных с каким-то архаичнейшим комплексом мифопоэтических представлений, со временем трансформировался и на смену лосю пришел конь, который органично вписался в древнейшую трехчастную композицию» .

Таким образом, если у зороастрийцев первичны Ахура Мазда и Ангро Майнью, а остальные божества (в том числе и Митра) и мир – их творения, то в зерванизме Зерван и Тхваши – первичны, а Ахура и Ахриман – их порождения.

В греческом орфизме, на который значительно повлиял иранский зерванизм (например, в нем представлено божество «Хронос Агераос» – «Нестареющее Время» как первопричина всего сущего), творение мира развёртывается таким образом: Хаос однажды произвел из себя выношенный в течение беспредельного времени, как бы подобие огромного яйца, некий «двойной образ» . По другой версии из пучины Хаоса является обнаженная богиня всего сущего Евринома, отделяет море от небес, танцует на волнах, возбуждает ветер, беременеет от него, когда он пребывает в образе большого Змея (Офиона), превращается в птицу (голубку) и откладывает Мировое (Серебряное) Яйцо. Сама же Евринома живет в пещере и является в виде триады – Ночь, Порядок и Справедливость. Гесиод прямо называет мать всего сущего Ночь (Никта) . Также гностики-офиты І в. н.э. считали, что мир порожден Большим Змеем (Офионом), который явно тождественен иранскому Зервану, в то время как мать-прародительница из повествования исчезает.

Именно из Мирового Яйца рождается «Протогон» («Перворожденный») – Эрос (греч. Эрос = перс. Ахура!), чтобы дать движение Вселенной, или Фанес (Фанет, «Являющийся»), мужеженщина («двусущий»), четырёхглазый, с золотыми крыльями, головами быков по бокам, со змеем на голове и срамным удом на заду, рычащим, как лев и мычащим, как бык. Это явно схоже с вышеописанными скульптурными изображениями Леонтокефала.

Фанес

Также, как указывалось, в ряде митреумов сцена рождения Митры заменялась сценой рождения Фанеса. Сам Фанес – первый царь богов, создавший золотой род людей и назначивший им места обитания. Он передает власть Солнцу (как Митра венчает Солнце!) и делает его стражем. Фанет творит три Ночи, в пещере лишает девственности среднюю дочь и передаёт ей царский скипетр. Согласно поэме Нонна, рукой Фанета был изображён на «двойных досках Гармонии» бег годов и часов и все пророчества в мире (Нонн, «Деяния Диониса» XII 34; ст. XIX 247).

Если Леонтокефал-Зерван руководит сторонами света или ветрами (они изображены на его крыльях), то Ахура Мазда устанавливает четырех хранителей мира и времени: Страж Запада – Шатаваэш, хранитель прошлого, олицетворяющий собой инстинкты, то, что нельзя изменить; Страж Востока – Тиштар, хранитель будущего; именно он хранит «ключи от будущего»; индивидуальность; Страж Севера – Хауранга, хранитель настоящего, которым является «миг между прошлым и будущим», повседневная жизнь; Страж Юга – Вананд, хранитель Вечности, «лабиринт с точками выбора». Объединеняет все эти четыре формы времени дочь Зервана Вакшья, «Зеркальная дева». Только она может стирать время, схлопывать его и переключать ритмы.

Таким образом, есть основания предположить, что Леонтокефал, Зерван, Фанес (Эрос) и Митра – это бог бон-по «Белый свет», небесный учитель пророка Дмура Шенраба (земного Митры).

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля