Petrus-paulus. Забытый символизм новогодней ели

0
155

Ёлка уже половину тысячелетия символизирует собой Рождество и Новый Год. Именно в такой последовательности. Потому что испокон веку христиане праздновали сначала Рождество, а потом Новый Год. Мы вынуждены праздновать их в обратном порядке в угоду странностям РПЦ, которая застряла в прошлом, и до сих пор живёт по мёртвому юлианскому календарю, гордо демонстрируя свою независимость от государства. Хотя на деле все знают, что это за «независимость».

Новогодней ёлка стала называться лишь в Советской России, тогда как в царской именовалась рождественской. Опять же потому, что Рождество всегда предшествовало Новому Году. Но кто и когда придумал украшать её к праздникам?

Традиция наряжать дерево к дню зимнего солнцестояния существовала у разных народов ещё в древности. Водилась такая и у германских племён, ещё до их христианизации. Как известно, после принятия христианства многие народы привнесли в новую религиозную жизнь остатки своих старых верований. Все эти оргии и прыжки через костёр в ночь на Ивана Купалу, крещенские гадания и шествия со статуями святых через весь город – не что иное, как наследие древних языческих традиций. Христианская церковь поначалу пыталась с ними бороться, но потом смекнула, что насильно мил не будешь, и решила многие традиции ассимилировать: якобы они на самом деле христианские, эти традиции, вот поэтому мы их и соблюдаем. Народ быстро в это поверил, принял и адаптировался к жизни и вере в новых условиях. И никто порой не обращал внимания, насколько грубо и беспардонно были некоторые моменты притянуты под нужный знаменатель, просто за уши. Например, одно из главных божеств западных славян, Святовит, или Свентовит, святилище которого сохранилось на острове Рюген, был обращён папскими миссионерами в святого Вита. Зачем напрягаться, имена новые придумывать? Берём Святовита, имя которого в западнославянских языках созвучно сочетанию «святой Вит», и вот пожалуйста – новый католический святой и посвящённый ему один из самых великолепных готических соборов мира – в Праге.

Святовит (Световит, Свентовит) – современное изображение

Святовит, кстати, уцелел дольше всех как самостоятельный нерелигиозный персонаж в русских былинах в виде богатыря Световита, сохранив при этом атрибутику древнеславянского бога – и рог в руках, и лук, и четырёхголовость для контроля за всеми сторонами света. Но мы сейчас не о нём, а всё-таки о ёлке.

На Руси зимнюю ель не наряжали, поскольку Новый Год отмечался не зимой, а с началом жатвы – первого сентября. А в Древней Руси – первого марта. И всем известно, что великий европеизатор всея Руси царь Пётр Алексеевич не только переодел страну на европейский манер, заставил бояр бриться и пить водку, но и Новый Год повелел праздновать как в Европе – первого января. Он же повелел украшать ель как новогоднее дерево. Однако эта традиция, как картошка, приживалась в России очень медленно и долго, почти сто пятьдесят лет, чтобы прочно укорениться у нас лишь к середине XIX века.

История праздничной зимней ёлки в России – отдельная тема. Наша же цель узнать, кто вообще придумал наряжать её к праздникам, и понять: почему именно ель?

Есть легенда о святом Бонифации, который, обращая германцев в христианство, на глазах у изумлённой публики срубил дуб Одина в священной роще и заявил, что Один – ложный бог, раз его, Бонифация, при вырубке не сразила молния. На логичный вопрос присутствовавших и совершенно потрясённых германцев «А как же теперь жить и как праздновать день зимнего солнцестояния?», он в лучших традициях методички «Доступное католичество для всех» заявил, что дуб повержен, а маленькая ёлочка, росшая у его корней – выстояла. «Вот, дети мои, – сказал Бонифаций, – ветви её вечно зелены, что символизирует торжество жизни над смертью, а вершина её гордо стремится ввысь, в Богу истинному!»

Действительно, ель – вечнозелёное дерево, причём ветви её, в отличие от сосны или пихты, расположены на уровне человеческого роста, а не выше его. Очень удобно для украшения! Итак, почему ель – разобрались. Но почему с 22 декабря, то есть с зимнего солнцестояния, украшенная ель съехала на два-три дня позже, то есть на сочельник и Рождество.

Есть ещё одна легенда, на этот раз про великого немецкого церковного реформатора Мартина Лютера. Якобы как-то раз увидал он, как крестьяне ходят ночью в лес и наряжают там ёлку. Он пошёл за ними и подглядывал из укрытия, в этот миг поднял голову к небу и прямо над наряженной ёлкой увидел ярко горящую звезду. Он отождествил её с вифлеемской звездой, возвестившей о рождении Спасителя. Впоследствии эту легенду притянули, как это принято у католиков, за уши непосредственно к одному из элементов декора ёлки – стали на макушку дерева надевать звезду, символизирующую Рождество Господне. Традиция жива по сей день.

Мартин Лютер с ёлкой и семейством

Легенда, конечно, красивая, но в ней имеется и доля правды. Лютер был известен своей консервативностью и упрямством. Бывший монах-августинец всё-таки… Роль Лютера во всемирной истории порой недооценивают. Фактически, он пустил ход исторического развития всей Европы совершенно по иному пути, придумав и успешно реализовав при финансовой помощи семьи Фуггеров и курфюрста Саксонии новую христианскую концепцию, отличную от католической. Концепция отменила монастыри с монахами, папу, епископов и всех прочих чиновников церкви, перевела Библию с латыни на понятный населению немецкий и ограничила изучение Ветхого Завета как чуждой немецкому народу древнееврейской истории. И грехи теперь населению нужно было отмаливать в три раза активнее, поскольку канал продаж папских индульгенций оказался перекрыт – человек отныне сам распоряжался своей судьбой после смерти, не надеясь ни на кого. Впоследствии это отмаливание грехов приняло ещё более изощрённую форму у другого отца Реформации, Кальвина.

Консервативность Лютера подсказала ему, что украшательство ёлки зимой в лесу, да ещё и ночью – пережитки прошлого. «Раз мы истинные христиане, – решил он, – то будем бороться с языческими отголосками в настоящем». Но, как бывший монах, владеющий знаниями по христианизации языческих отголосков, да ещё и прагматичный немец, он рассудил так – во-первых, зачем ходить ночью в лес? Можно же срубить ёлку и принести её домой, в тепло, и наряжать, если уж так хочется, там. Во-вторых, от 22 декабря рукой подать до двух очень важных праздников христианства – надо эту наряженную ель подогнать под них…

Первый праздник, день Адама и Евы, праотца и праматери, отмечается 24 декабря. Второй, Рождество Христово – 25 декабря. Альфа и Омега всего христианства и человечества. Адам и Ева – первые люди, начало людской истории. Христос – Мессия и Спаситель, пришедший в мир, чтобы через свою смерть и победу над ней искупить все грехи людские и указать человечеству путь в царство Божие. Судить, кстати, в конце времён всё население планеты тоже будет Христос, а не бородатый мужчина преклонных лет, каким принято изображать Бога-Отца. То есть Христос – последняя инстанция на пути существования человечества. За два дня – 24 и 25 декабря – христиане проживают символически всю свою историю заново, от Адама с Евой до Христа-Судии. Ведь день рождения Иисуса одновременно и конец старой жизни, которая «не во Христе». Вот вам и Альфа с Омегой. Спайки со всех сторон.

Лютер предложил новую концепцию праздничной ёлки как райского дерева. Того самого, с которого Ева отважилась сорвать запретный плод по наущению Дьявола и угостила им Адама. В роли плода, как мы помним, выступало яблоко. Если бы Новый Год и, соответственно, Рождество праздновались в августе-сентябре, тогда бы не составило труда украшать реальную яблоню с живыми, висящими на ней яблоками. А зимой где ж такую сыскать? Но яблоки хранились в мешках в погребах; их и стали развешивать на свежесрубленных елях, принесённых домой. То есть с XVI века в Германии, а потом и во всей Европе, ель – символ райского дерева, устанавливаемый ко дню Адама и Евы и украшаемый исключительно яблоками.

В некоторых немецких диалектах, кстати, рождественскую ель до сих пор продолжают называть Paradies. Поскольку Рождество шло сразу следом, придумали вешать на еловые ветви печенье и вафли, которые символизировали уже евхаристические облатки. Ёлка, таким образом, стала Божественным деревом, одновременно напоминая и о начале времён, и об их конце. Всё остальное, как мы понимаем – мишура, игрушки, гирлянды – продукт гораздо более позднего времени. Но одно украшение, которое непременно есть на каждой праздничной ёлке до сих пор – это шар. Он как раз и продолжает напоминать нам о том самом яблоке Евы, что причинило столько хлопот человечеству.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • забытый,символизм,новогодняя,елка

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля