Кристина Апанович. Разрушительные последствия Брестской унии

После Брестского униатского Собора 1596 г. Православная Церковь в Речи Посполитой лишилась юридического статуса, а православное население – религиозных прав, что сопровождалось его дискриминацией и в области прав политических и гражданских. Целенаправленное упразднение Православной Церкви происходило на государственном уровне. Известны многочисленные протестации верующих о непризнании униатских митрополитов, борьба православной шляхты за свои права на заседаниях Сейма, захват храмов, проведение тайных богослужений (даже в шалашах) и т.п. Итак, вместо сглаживания религиозных противоречий, гражданского мира и пр. «целей» унии, межконфессиональные конфликты резко усилились. Концепция католицизма как основы государственного единства для Речи Посполитой оказалась не просто ошибочной, но губительной: именно она заложила предпосылки для разделов в XVIII в., в результате которых государство прекратило существование.
0
250

Утраченный собор святого великомученика Феодора Тирона, город Пинск

После Брестского униатского Собора 1596 г. Православная Церковь в Речи Посполитой лишилась юридического статуса, а православное население – религиозных прав, что сопровождалось его дискриминацией в области прав политических и гражданских. В Речи Посполитой на государственном уровне происходило целенаправленное упразднение Православной Церкви путем лишения ее иерархии, духовенства, имущества и паствы. Православие было подвергнуто гонениям со стороны светских и религиозных властей.

Нетерпимость к Православной Церкви со стороны правительства Речи Посполитой и униатско-католического духовенства явились причиной межконфессиональных конфликтов в государстве. Обладая высоким сословным и правовым статусом в Речи Посполитой католическое духовенство, по словам М.О. Кояловича, имело в своем распоряжении «слишком много мирских средств для достижения духовных целей», что проявлялось в применении им принудительной власти в делах смены веры. Необходимо отметить, что «давление католическое, в продолжение всей первой половины XVII в., имеет более вид частных насилий и правительственной интриги, чем гнета, возводимого в законную норму. Согласно В.Б. Антоновичу, «давление это развивается, со стороны правительства, рядом административных мер, направленных к стеснению православных, к поощрению безнаказанностью наглых обид, наносимых ревнителям православия, и к поддержанию ревностной иезуитской пропаганды в школах, в проповедях, в частных сношениях».

Бесправное положение Православной Церкви в Речи Посполитой, а также случаи массового религиозного насилия и принуждения вызвали реакцию православных верующих, которая проявилась в различных формах протеста.

Вскоре после Брестского Собора 1596 г. представители православного населения официально заявили о своем протесте по поводу принятия Унии частью православной иерархии, пребывания в сущем сане епископов, отступивших от Православия, и управления ими Православной Церковью.

23 декабря 1599 г. униатскому епископу Кириллу Терлецкому возным (судебным исполнителем) был вручен сеймовый вызов по жалобе всех православных обывателей Великого княжества Литовского в связи с его отступлением от Православия, а также в связи с тем, что он продолжал носить титул епископа Луцкого и пользоваться имениями, принадлежавшими Православной Церкви. 28 декабря 1599 г. такой же вызов на Варшавский сейм был вручен возным униатскому епископу Ипатию Потею.

Необходимо отметить активность и настойчивость православных в попытках засвидетельствовать документально о своем нелегком положении, об ущемлении прав Православной Церкви, и в стремлении достигнуть улучшения своего положения легальными способами.

Начиная с 1597 г. и до 1632 г. на заседаниях сеймов Речи Посполитой православная шляхта вела борьбу за восстановление своих религиозных прав. Правительство Речи Посполитой откладывало удовлетворение требований православного населения с сейма на сейм, не принимая никаких постановлений для облегчения положения православных.

Православное население также посредством официальных заявлений и протестаций выражало свое непринятие Унии и протест, вызванный дискриминацией Православной Церкви на восточнославянских землях Речи Посполитой.

30 апреля 1609 г. православное духовенство, дворяне и мещане Речи Посполитой подали заявление о том, что они не признают Ипатия Потея своим законным митрополитом. В заявлении сказано, что Ипатий Потей и Иосиф Рутский не только перешли в юрисдикцию папы Римского, но и содействовали упразднению прав и вольностей православной религии, а потому не могут считаться верными пастырями Православной Церкви. Все это утверждено декретами духовной власти, декретами трибунала, сеймовыми конституциями и другими постановлениями. Поэтому Ипатий Потей и все, признающие его своим митрополитом, не могут присваивать себе права и вольности Православной Церкви.

Униатский Киевский митрополит Иосиф Рутский (1614-1637).

17 октября 1614 г. православным духовенством и жителями г. Ратна на Волыни была написана челобитная Киевскому униатскому митрополиту Иосифу Рутскому о непринуждении их к Унии. Православное духовенство и население города просили оставить их и их потомков при «стародавных» церемониях и привычном богослужении святой Восточной Церкви. Далее перечисляются следующие прошения челобитчиков: отправлять праздники по православному календарю; чтобы священники г. Ратна не служили в костелах, но только в своих церквях; чтобы детей крестили православные священники, а не ксендзы, которые этого очень хотели; чтобы православных не заставляли исповедоваться у ксендзов, но чтобы они исповедовались и причащались у своих православных священников.

Несмотря на официально заявленный массовый протест православного населения, король и правительство Речи Посполитой не предприняли меры для улаживания конфликтной ситуации на начальной стадии, но наоборот способствовали ее дальнейшему обострению.

Испробовав все легальные средства защиты Православной Церкви и выражения протеста и убедившись в их недейственности, православные были вынуждены обратиться к нелегальным протестам: неповиновение королевским указам о подчинении униатской иерархии, тайное совершение богослужения православным духовенством, несмотря на запреты и даже сооружение шалашей для отправления богослужения.

К нелегальному протесту относится также сопротивление православных при изъятии у них храмов. В большинстве случаев православные не считали возможным отстаивать свои церкви силовыми методами, поскольку «они находились под патронатством короля, составляли как бы государственную собственность и отнимались» у них именем короля. Однако встречались и попытки силой вернуть свои церкви.

16 мая 1633 г. была записана жалоба базилианского монаха Фрика на Феодора Корсака за отнятие у униатов церкви святого Феодора в Пинске. Фрик обвинил Корсака в предоставлении королю ложных сведений о том, что православные пинские мещане не имели возможности свободно отправлять свое богослужение в г. Пинске. В связи с этим Корсак, прибыв в Пинск, имел намерение 14 мая 1633 г. передать упомянутую церковь православным пинским мещанам. Но капитула Пречистенской соборной церкви в Пинске, базилианский монах Фрик и другие запрещали ему это сделать на основании королевских привилегий об изъятии данной церкви у пинских мещан. В результате передача Корсаком церкви православным 14 мая не состоялась. Но в ночь с 15 на 16 мая, когда униатский священник пришел для совершения богослужения, в церкви уже шла служба православным чином. «О таком незаконном поступке и передаче церкви, … намереваясь начать судебное дело с Корсаком, я прошу внести эту мою протестацию, – писал возный, – в гродские Пинские книги».

Храм св. Федора Тирона г. Пинск

Итак, вместо сглаживания религиозных противоречий, гражданского мира и общественного спокойствия религиозная политика и действия представителей Католической и Униатской Церкви в период с 1596 по 1632 гг. привели к упразднению отношений веротерпимости, что повлекло за собой межконфессиональные конфликты в государстве. Православное население стремилось законным образом достичь восстановления своих прав. Безрезультатность предпринимаемых действий, произвол католических властей и подданных и полная безысходность вызвали к жизни неповиновение православных власти.

Об авторе: Кристина Олеговна Апанович – белорусский историк, богослов, кандидат исторических наук.

Литература:

Коялович, М. О. Литовская церковная уния, в II т. / М. О. Коялович. –  СПб.: тип. В. Тихменева, 1859–1861.

Антонович, В. Б. Очерк отношений польского государства к православию и православной церкви / В. Б. Антонович. – Киев: тип. Киевопечерской лавры, 1866.

Aрхив Юго-Западной России, издаваемый Временною комиссиею для разбора древних актов, в 8 ч. – Киев: Унив. тип., 1859–1911. – Ч. 1, т. VI: Акты о церковно-религиозных отношениях в Юго-Западной Руси (1322–1648 гг.). – 1883.

Aрхеографический сборник документов, относящихся к истории Северо-Западной Руси, в 14 т. – Вильна: Печатня Губернского правления, 1867–1904. – Т. 6. – 1869.

Aкты, относящиеся к истории Западной России, собранные и изданные Археографическою комиссиею, в 5 т. – СПб.: Археографическая комиссия, 1846–1853. – Т. 4 : 1588–1632. – 1851.

Зноско, К. Исторический очерк церковной унии / К. Зноско. – М., Отдел по благотворительности Московского Патриархата, «Мартис», 1993.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Брестская уния, последствия, разрушительные, Кристина Апанович

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*