Виталий Правдивцев. Механизмы тайных войн: геосферное оружие

Ключевые принципы геосферного оружия еще в 1966 г. сформулировал его «отец» Г. Мак-Доналд; в 1996 в докладе Пентагона говорилось о «широких возможностях для поражения и принуждения противника» с помощью «управления погодой», овладеть которой планировалось к 2025 г. Анализ не объяснимых естественными причинами природных катаклизмов последних десятилетий позволяет сделать вывод, что разработки геосферного оружия находятся на стадии натурных экспериментов. Основная задача военных ученых – многократно усиливать геофизический процесс за счет малых, точечных воздействий. Работы по созданию геосферного оружия масштабны и ведутся под видом исследований озоновых дыр и «солнечного ветра», влияния магнитных бурь и радиоволн на человека и технику и т.п.; все они связаны с изучением сверхмалых воздействий, способных оказывать значительное влияние на окружающую среду. Практически все результаты подобных исследований могут быть использованы в совершенствовании геосферного оружия.
0
374

Попробуем представить себе, что неожиданные землетрясения, смертоносные цунами, длительные губительные засухи или, наоборот, смывающие плодородный слой непрекращающиеся ливни, голод и смертельные болезни, лесные пожары, аварии на атомных станциях и взрывы на военных складах – далеко не всегда случайность и разгул стихии. Что за этими катаклизмами и катастрофами нередко стоит человеческая воля. Невероятно? Ничуть…

Изощренная и извращенная человеческая мысль уже давно решила поставить на службу своей алчности и войне природные процессы, протекающие в твердой, жидкой и газообразной оболочках нашей планеты. Вот уже полвека военная наука работает над созданием геофизического (геосферного, экологического) оружия, в котором объектом и средством воздействия является окружающая природная (геофизическая) среда: гидросфера, литосфера, приземные слои атмосферы, озоносфера, магнитосфера, ионосфера, околоземное космическое пространство.

Задача, которая была поставлена перед военными учеными – научиться искусственно вызывать и нацеливать на определенные районы природные явления, которые повлекут за собой значительные разрушения и жертвы. Оружием массового поражения пытаются сделать:

– активные процессы в земной коре (землетрясения, извержения вулканов, тектонические сдвиги…);

– неистовства водной стихии (наводнения, цунами, штормы, сели…);

– атмосферные катастрофы (ураганы, тайфуны, торнадо, смерчи, ливни…);

– губительные космические излучения, прорывающиеся сквозь озонный слой и выжигающие биологическую жизнь на Земле;

– общее состояние климата на определенной территории (засухи, заморозки, эрозия почвы…).

В зависимости от среды, в которой происходят геофизические процессы, сегодня можно говорить о таких видах геосферного оружия как:

– литосферное (тектоническое) оружие (средства искусственного инициирования разрушительных землетрясений, извержения вулканов и других катастрофических процессов в земной коре);

– гидросферное оружие (средства воздействия на гидросферу с целью высвобождения в разрушительных целях колоссальной энергии воды);

– метеосферное (метеорологическое, погодное, тропосферное) оружие (средства непосредственных и косвенных активных воздействий на нижние слои атмосферы Земли с целью нанесения ущерба противнику);

– озоносферное (озонное) оружие (средства для разрушения защитного озонного слоя, расположенного в стратосфере на высотах от 10 до 50 километров);

– ионосферное и магнитосферное оружие (средства воздействия в военных целях на местный или глобальный климат планеты, а также на технические средства и психическое состояние людей).

Основная задача, которая стоит перед разработчиками геосферного оружия, состоит в том, чтобы научиться управлять геофизическими процессами за счет сравнительно малых воздействий. Многократное усиление этих ничтожно малых воздействий обеспечивается неравновесным характером самих геосфер, что составляет их фундаментальное свойство.

Другими словами, в качестве оружия используются энергетические ресурсы самой планеты, которые, благодаря сверхслабым воздействиям извне, высвобождаются по месту применения. Средства, с помощью которых стимулируются геофизические факторы, могут быть различными, но все они имеют нечто общее: энергия, затрачиваемая этими средствами, всегда значительно меньше энергии, высвобождаемой силами природы в результате вызванного геофизического процесса.

Основоположник американского геосферного оружия профессор Гордон Мак-Дональд еще в 1966 году сформулировал основы его применения: «Ключ к геофизическому оружию лежит в определении нестабильностей в окружающей среде, чтобы, добавив к ним небольшое количество энергии, высвободить гигантские энергетические потоки».

Самое важное здесь, что воздействие на геосферы не вкладывает в них дополнительную энергию, а перераспределяет уже существующие энергетические потоки. Иначе говоря, геосферы, будучи не слишком устойчивыми системами, выступают здесь в качестве некоего усилителя внешнего воздействия, причем коэффициент усиления может достигать нескольких порядков. (Ученые называют чудовищную цифру – 11 порядков, т.е. усиление в 1011 (!) раз).

Используя неустойчивые состояния геосферных оболочек Земли, можно при помощи небольшого толчка (в нужном месте и в нужное время), фактически не вкладывая с природную систему дополнительной энергии, а лишь перераспределяя уже существующие потоки, вызвать катастрофические воздействия чудовищных разрушительных сил природы.

Возникает вопрос: какого качества должны быть эти сверхслабые воздействия на геосферы (а также на био- и техносферы) с тем, чтобы вызвать в них катастрофические последствия? Если природа таких воздействий будет выявлена и станет понятен их механизм, то уже ничто не мешает воспроизвести те же самые воздействия искусственно – в качестве геофизического оружия. Именно этим вопросом уже не одно десятилетие занимаются многочисленные научные коллективы по всему миру.

Работы по созданию геофизического оружия чрезвычайно масштабны. Они требуют не только экспериментов, но и постоянного мониторинга геофизической обстановки по всему миру, сбора и анализа огромных объемов информации. И естественно, огромного числа специалистов. Если каждого из них посвящать в подробности и в истинные причины, по которым его работу финансирует государство, риск утечки сверхсекретной информации возрастет многократно.

Выход найден давно и многократно подтверждал свою эффективность: большинство участников проекта используется втемную. О реальных целях и задачах исследований осведомлен только узкий круг лиц. Да и те знают далеко не все – только в той степени, которая их касается. Вот и получается, что ученые, занимаясь своими сугубо научными исследованиями, порой сами не догадываются, что работают на военные ведомства. Тем более, они не знают, где и как будут использованы результаты их работ. А те, кто догадывается, предпочитают молчать, дабы не лишиться возможности работать по профессии.

Еще одним способом сокрытия истинных намерений является раздробление тематики исследований между разными коллективами и ограничение компетентности отдельных специалистов. Даже внутри одного коллектива узкий специалист не может (а в идеале – не должен) знать, чем занимаются его коллеги. В этом приеме есть еще один немаловажный плюс: узкими специалистами манипулировать намного легче, чем «универсалами».

Есть у военных такой термин – «легендирование». Другими словами, «тематика прикрытия». Смысл его простой: декларируем одно, делаем нечто правдоподобное и близкое по тематике (или даже совсем другое). Например, военную РЛС дальнего обнаружения можно построить под легендой «научно-исследовательского центра по изучению верхних слоев атмосферы». Чем масштабнее проект, тем больше уровней прикрытия. Имея хорошее финансирование, теоретически к разработкам можно привлечь любое число институтов и специалистов. Надо только обеспечить их соответствующими легендами. Для разного статуса участников проекта можно иметь свои легенды прикрытия, и каждый из них будет польщен свей принадлежностью к «посвященным» или «особо посвященным». Или даже к «элите особо посвященных». На деле же истинные цели разработок могут быть от них сокрыты.

Все это напрямую касается и столь глобального проекта, как геофизическое оружие. Только масштаб проблем намного больше, чем при создании какого-нибудь образца вооружения. Во-первых, очень трудно скрыть истинные цели работ от огромного количества умных людей (а для участия в таком наукоемком проекте стараются привлекать именно таковых). Во-вторых, очень не просто обеспечить качественное информационное прикрытие для столь масштабных работ даже искусственно поднятым и несмолкающим шумом вокруг планетарных проблем типа «парникового эффекта», «глобального потепления» или «истощения озонного слоя». «Уши» все равно торчат.

Достаточно внимательно посмотреть, какие именно работы наиболее интенсивно сейчас ведутся в мире в соответствующих областях геофизики, физики атмосферы, биофизики, чтобы понять, что это – «пазлы» одной картинки под названием «геофизическое оружие». Физика «солнечного ветра», космическая погода, озоновые дыры, влияние магнитных бурь на здоровье человека и технику, на прохождение радиоволн, предсказание землетрясений, воздействие мобильных телефонов на головной мозг…

И что характерно, очень многие из наиболее «раскрученных» научных направлений обладают вполне прослеживаемой общей чертой. Так или иначе, они связаны с изучением сверхмалых воздействий, способных оказать значительное влияние на среду обитания человека. Практически все результаты этих исследований, вокруг которых поднят явно раздуваемый и непомерный ажиотаж, потенциально могут быть использованы для создания или отработки отдельных компонент геофизического оружия. А информационное прикрытие, которое сопровождает эти исследования, вполне можно рассматривать как стратегическую дезинформацию.

Самое парадоксальное, что к разработке геофизического оружия нередко «втемную» привлекаются научно-исследовательские коллективы тех самых стран, против которых потенциально может быть применено геофизическое оружие. Для этого создаются разнообразные «легендированные» международные научные проекты и сообщества. И не только для «мозговых атак». Информация о среде обитания человека на территории страны – потенциальной жертвы – представляет стратегический ресурс. Поэтому под видом «изучения геофизической обстановки» или «экологических исследований» идет сбор детальной информации о региональных особенностях этих территорий, а также (косвенно) о результатах экспериментальных воздействий прототипов будущего геофизического оружия. Причем (цинизм здесь не имеет границ!) все это делается руками этих самых потенциальных жертв.

Работы по созданию геосферного оружия более или менее успешно ведутся в разных странах. Теоретические и практические наработки военных ученых уже сегодня позволяют создавать отдельные образцы этих экзотических систем вооружения. Более того, анализ природных катаклизмов последних десятилетий, не объяснимых естественными причинами, подводит к выводу, что работы находятся уже на стадии неафишируемых натурных экспериментов.

Но заявить такое официально без серьезных доказательств не рискнет, пожалуй, ни одна страна. Могут последовать обвинения в клевете и международные санкции.

Как считают специалисты, возможности геофизического оружия поистине огромны. С его помощью можно не только вызывать наводнения, тайфуны, смерчи и землетрясения в любом регионе планеты. Ионосферный компонент этого оружия позволяет на территории любой страны полностью парализовать гражданские и военные электронные системы слежения и управления. Более того, он позволяет активно влиять на психическое состояние целых народов.

Но самое страшное заключается в том, что подобное вмешательство человека в природу чревато абсолютно непредсказуемыми последствиями. Геофизическое оружие невозможно контролировать, и потому оно становится опасным не только для страны, против которой направлено, но и для всей планеты в целом. Это чрезвычайно опасная реальность.

Титульный лист доклада «Погода как умножитель силы: подчинение погоды в 2025 году».

С начала 1990-х годов Пентагон пересмотрел свою военную доктрину в пользу создания и применения специального оружия и средств поражения. А в 1996 году в недрах Пентагона появился специальный доклад под названием «Погода как умножитель силы: подчинение погоды в 2025 году» («Weather as a Force Multiplier: Owning the Weather in 2025»). В нем совершенно недвусмысленно сказано, что манипуляция климатом «предлагает средства ведения войны, формирующие поля боя способами, которые до сих пор не были возможны». И далее: «Методы воздействия на погоду создают широкие возможности для поражения и принуждения противника. Поэтому для США технологии воздействия на погоду, скорее всего, станут составной частью политики национальной безопасности, включая как внутренние, так и международные аспекты».

Планы США в отношении геофизического оружия поистине глобальны. «В 2025 году американские аэрокосмические силы смогут управлять погодой, превращая развитие новых технологий в ценный капитал. В США модификация погоды, вероятно, вскоре станет частью политики национальной безопасности. Принимая во внимание, что в 2025 году наша стратегия национальной безопасности будет включать погодную модификацию, мы будем постоянно совершенствоваться в этой области».

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

Еще по теме:

Оружие нового тысячелетия: эпоха иных войн

Акустическое оружие: история, виды, области применения

СПИД – биологическое оружие? Домыслы и факты

Генетическое, этническое и расовое оружие

  • Механизмы, война, тайная, оружие, Правдивцев

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*