Е. Чернышев. Реформация. Исторические последствия протестантского переворота

Протестантская Реформация оказала решающее влияние на ход европейской истории и сформировала мировоззрение, господствующее сегодня в западном мире. Частное было поставлено выше общего; индивидуализм, который пропагандировали «отцы» Реформации, послужил идеологической базой капитализма. Традиция стала рассматриваться как пустой обряд, что заложило основы вырождения традиционных ценностей; из идей протестантизма растет и сегодняшняя «борьба за права человека». Протестантизм проторил дорожку к европейским буржуазным революциям, а один его идеологов Ж.Кальвин стал выразителем идеи «избранности», антихристианской по сути. По Кальвину, критерием «избранности» и праведности является материальный успех: кто преуспел в этой жизни, тот избран Богом и будет «спасен». Со временем превозносимое Кальвиным материальное благополучие становится самодостаточной ценностью, уже не связанной со спасением души. Недаром социолог М.Вебер назвал протестантскую этику «духом капитализма».
0
141
Реформац истор протестант

В 1517 году молодой немецкий профессор теологии Мартин Лютер (1483–1546) вывесил на дверях Замковой церкви в Виттенберге 95 тезисов, критикуя практику индульгенций и католическую церковь в целом. Именно это событие стало точкой отсчета для процесса, который позже назовут Реформацией и который положил начало возникновению нового идеологического течения – протестантизма.

Несмотря на то, что протестантизм, в отличие от централизованного католицизма, сразу же распался на множество сект, он оказал определяющее влияние на историю Европы и задал вектор ее развития на столетия вперед. Протестантизм наиболее полно выразил дух «новой Европы», а протестантская этика – дух капитализма.

95 тезисов Мартина Лютера

Формальной причиной протеста Лютера стала распространенная практика индульгенций.

Принято считать, что это было отпущение грехов за деньги. Это не совсем так. Чтобы понять подоплеку вопроса и суть протестантизма уже как социально-политического явления, нужно принять во внимание понимание жертвы Христа, различное в западном и восточном христианстве.

Если в православии акцент падает на спасении человечества от власти греха и смерти, то в католицизме жертва Христа видится, прежде всего, как искупление. Бог понимается как судья-искупитель, взвешивающий на «весах правосудия» грехи и заслуги человека. Поэтому личное спасение в католицизме нужно как бы выкупать у Бога.

Для этого (а заодно в целях обогащения) католической церковью было введено понятие «сокровищницы заслуг Христа и святых», из которой за пожертвования церковь наделяла верующих «плодами искупления».

Фактически происходила продажа «заслуг святых», которыми можно было «заслониться» перед Богом и избежать кары за собственные грехи (см. катехизис католической церкви, пп. 1471-1473).

Индульгенция XIV века. В начале XVI века индульгенции сделались особенно популярными; они являлись одним из источников финансирования для строительства Собора Св. Петра в Риме.

Едва ли простой народ отдавал себе отчет в этой казуистике, но деньги нес охотно и, получая индульгенцию, видел в ней отпущение грехов за деньги.

Лютер восстал против этой порочной практики, выдвинув иное понимание смерти Христа – как оправдания.

«Грехи верующего – настоящие, будущие, а также прошлые – прощаются, потому что покрываются или сокрываются от Бога совершенной праведностью Христа и поэтому не используются против грешника. Бог не хочет вменять, записывать наши грехи на наш счет (характерное введение коммерческого термина в богословие!), а вместо этого рассматривает как нашу собственную праведность – праведность Другого, в Которого мы верим», – писал Лютер.

Эта догма нового течения («человек уже оправдан») имела громадные социальные и политические последствия.

Частное становится выше общего

В самом названии «протестантская Реформация» заключен весь пафос нового течения, ставшего идеологическим основанием Нового времени, эпохи модерна. Это реформа через протест.

Если в средневековой Европе недовольство человека своим положением требовалось преодолевать через совершенствование самого себя (разумеется, в рамках католической традиции), то эпоха Реформации совершила фундаментальный переворот: отныне недовольство на индивидуальном уровне стало требовать переделки церкви, общества и государства.

Иначе говоря, частное было поставлено выше общего. Именно общее отныне должно перестраиваться под частное, индивидуальное. «Меня что-то не устраивает – виновато общество и государство».

Вначале у протестантов «виноватой» была католическая церковь, но вскоре «виноватым» стало и государство. Протестантизм принес новое понимание традиции – как бессмысленной регламентации, пустого и никчемного обряда, препятствующего индивидуальному успеху.

«Я не возношусь и не считаю себя лучше докторов и соборов, но я ставлю моего Христа выше всякой догмы и собора», – писал Лютер.

Индивидуализм стал духом новой эпохи, которая, по сути, продолжается до сих пор. Немецкий социолог Макс Вебер (1864–1920) указывал, что именно протестантизм стал идеологической базой зарождавшегося капитализма, а протестантская этика – «духом капитализма». Поэтому протестантизм нельзя рассматривать как исключительно религиозное течение.

«Капитализм – это исключительная вера в то, что деятельность самого гнуснейшего подонка, движимого наиболее низменными мотивами, каким-то образом окажется на благо всем», – сказал знаменитый английский экономист Джон Кейнс (1883–1946).

В католицизме подобной «веры» возникнуть не могло. Протестантизм же, отвергнув старую (католическую) веру, породил новую, которая во всей полноте порвала с традицией, объявив ее пережитком прошлого, и поставил в центр индивида, который напрямую, «без посредников» обращался к Богу.

Исторические последствия протестантского переворота

Протестантизм порвал с претензией католической церкви на общественный проект, в конечном итоге отделив ее от государства. Это положение, ставшее частью почти всех конституций, практически заставляет помещать себя в контекст западноевропейской истории, которая была навязана как универсальный путь развития всего человечества. По этой же причине протестантская по своему происхождению идея «прав человека» считается общечеловеческой.

Именно протестантизм проторил дорожку к европейским революциям.

В протесте Лютера и других реформаторов уже усматриваются лозунги свободы, равенства и братства, под которыми будет сокрушена французская монархия.

Например, требование свободы касалось перевода Библии на национальные языки, а требование братства можно усмотреть в протесте против регламентации католического общества (протестанты хотели выйти из ее рамок и жить в духе древних христианских общин, «братств».

Требование же равенства касалось поставления епископов. В протестантизме епископ стал просто выборной должностью: апостольское преемство было отринуто в угоду самоуправлению общины.

Вместе с этим была упразднена иерархия, т.е. возникла «новая демократия», в корне отличавшаяся от древнегреческой. Протестантское по происхождению государство США убедительно демонстрирует этот подход. Все и вся можно выбрать, вопрос сводится лишь к тому, кто и как это будет делать.

Три версии протестантизма – три социально-политические модели

Один из идеологов Реформации Жан Кальвин (1509–1564) ввел в протестантизме концепцию «избранности». Посмертная судьба человека, утверждал Кальвин, предопределена Богом. А кого Бог предопределил ко спасению, можно установить уже при жизни на основании материального благополучия, которое является критерием праведности. Богатый и успешный – молодец, Бог его спасет. Раз он уже при жизни достиг успеха, значит, Бог ему благоволит.

Здесь пока еще присутствует ссылка на Бога, но жажда наживы постепенно становится самодостаточной ценностью, без всякой связи с посмертной судьбой души. Кальвинизм послужил матрицей буржуазного либерализма, который стал рассматривать католическую церковь как препятствие обществу преуспеяния.

Параллельно с этим в протестантизме возникла идея равенства всех людей перед Богом, но воплощенная уже на земле в особой социальной модели. Ожидая скорого наступления «последних времен», эти протестантские общины исповедовали полное социальное и имущественное равенство и возврат к первоначальному райскому состоянию.

Томас (Фома) Мюнцер

Существенное влияние на это движение оказали идеи средневекового итальянского философа Иоахима де Флора (1132–1202), а в период Реформации были реализованы проповедником Томасом Мюнцером (1489–1525), основавшим в Тюрингии религиозную коммуну своих последователей – анабаптистов.

Позже эти идеи подхватили социалисты-утописты Шарль Фурье (1772–1837), Анри Сен-Симон (1760–1825), а затем Карл Маркс и его последователи. Так идеи анабаптистов перекочевали в Россию и отчасти воплотились в русском социализме. В Европе же анабаптисты были разгромлены и сохранились только в разрозненных сектах.

Третьим направлением стало собственно лютеранство. Оно укрепилось как идеология германских князей, которые с самого начала оказывали Лютеру максимальную поддержку, рассматривая его идеологию как обоснование собственной политической независимости. Религиозный подтекст здесь стал второстепенным, уступив первенство идее военно-государственного устройства. Лютеранское мировоззрение легло в основу политической системы Пруссии в XVIII–XIX вв., где национальное государство стало самоценностью.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

Еще по теме:

Протестантизм как актуальный политический инструмент

  • Реформац,истор

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*