Александр Розов. Глобальный план-конспект политических рептилоидов

Ближайший аналог действий современных западных элит - карго-культ, сложившийся в Восточном Папуа, на Вануату и Соломоновых островах после 2-й мировой войны. Там неграмотные туземцы имитировали внешний вид транспортных самолетов - создавая полноразмерные муляжи-инсталляции из веток и глины. Современный малограмотный элитный блок создает не рабочие модели, соответствующие окружающей действительности, а полноразмерные муляжи-инсталляции машин контроля из антиутопий. Папуасы хотя бы стремились создать практически реализуемые машины (которые в оригинале действительно существовали у военного контингента антияпонской коалиции). Разумеется, эти муляжи не работали. Современный западный объединенный элитный блок стремится создать машины, которые не просто никогда не работали, но эти социальные машины вообще не существовали в оригинале. Именно поэтому все контрольные пандемические меры это карго-культ фантома – т.е. всего лишь попытки внешнего копирования ни в каком виде несуществующего образца.
0
102

Речь не идет, разумеется, о каких-то ящероподобных ануннаках с планеты Нибиру. Речь идет об условных хомяках-рептилоидах, об элитках (как глобальных так и национальных). В этом журнале уже обсуждался их специфический классовый идиотизм с легко предсказуемыми последствиями (причем значительная часть предсказаний УЖЕ сбылась)*. Также объяснялась, каким образом происходит сверхкритическое перераспределение ресурсов общества в интересах “рептилоидной” элитки, и чем определяются эти интересы**.

 

Однако, возможность представить всеобъемлющий конспект планов-интересов элитки появилась возможность лишь сейчас. Ниже – конспект цитируется выборочно, полный текст по ссылке***.

[выборочное цитирование]

В Earth4All выделяется «пять ключевых поворотов» – радикальных трансформаций для обеспечения благополучия глобального социума.

Шаг 1. Преобразование мировой энергетической структуры.

Конец «эпохи ископаемого топлива» рассматривается как объективный процесс, обусловливающий решение системных проблем современного глобального социума. При этом обвал международного спроса на традиционные энергоносители приведет, как предполагается, к деградации исторически сложившейся глобальной логистической и судоходной инфраструктуры, работающей для транспортировки значительных объемов нефти, газа и угля по всему миру.

Цивилизация должна признать, что постоянное увеличение использования природных ресурсов, присущее ее исторической модели, объективно требует выхода на уровень «благополучного управления» в долгосрочной перспективе неуклонно возрастающим человечеством в традиционных планетарных границах. Иными словами, необходимо обеспечить такой уровень развития цивилизации, чтобы, с одной стороны, промышленно развитые страны сумели сохранить сравнительно высокий уровень потребностей (при этом существенно не отдаляясь от их рациональности); с другой стороны, потребности стран с низким уровнем доходов должны получить тренд на увеличение, обретя тем самым «достойный уровень жизни». Следовательно, регулирование мирового потребления ресурсов должно исходить из необходимости удовлетворения «основных потребностей человечества», не выходя при этом за «критические планетарные границы».

Шаг 2. Преобразование продовольственной системы.

Речь идет о масштабной трансформации мировой традиционной сельскохозяйственной структуры для обеспечения продовольственной безопасности и повышения экологической устойчивости в условиях меняющегося глобального климата.

Исторически сельское хозяйство имманентно связано с человеческим развитием. «Неолитическая», а затем и «зеленая» революции превратили биосферу в культивируемый социальный ландшафт, создав основу для современной социально-экономической структуры. Более того, «зеленая революция» середины ХХ века привела к значительному увеличению производительности аграрной системы за счет современной техники, искусственных удобрений и высокоселективных сортов сельскохозяйственных культур.

По мере роста мирового населения и спроса на сельскохозяйственную продукцию воздействие глобального социума на окружающую среду становится не только более масштабным, но и имеет долгосрочные последствия непосредственно для продовольственной безопасности цивилизации. Глобальные продовольственные системы будут по-прежнему сильно зависеть от экосистемных услуг и абиотических факторов, некоторые из них также будут ухудшаться (к примеру, климат), нарушая традиционную структуру планетарных границ: температурные параметры, количество пресной воды, биогеохимические потоки и др.
Утверждается, что современная практика традиционного земледелия оказывает все большее давление на многие подсистемы биосферы; сельское хозяйство рассматривается как одна из основных движущих сил опасных нарушений планетарных границ. Иначе говоря, повышать продуктивность уже существующих сельскохозяйственных систем надо таким образом, чтобы обеспечить продовольственную безопасность глобального социума, не подвергая при этом дальнейшему риску стабильность биосферы.

Шаг 3. Выход на уровень новых экономических моделей.

Инициируется поиск ответа на вопрос: как преобразовать современную экономическую систему, чтобы в ее рамках можно было построить «справедливый и устойчивый социум»? Речь идет об экономике нового типа: экономика, парадигма которой трансформируется от «эго» (ориентация на удовлетворение потребностей индивидуума) к «эко» (учет экологической направленности развития); управление производительными процессами как сочетание экономических и природоохранных стереотипов; высокие технологии – новый тип технологической модели, тяготеющей к относительной замкнутости деятельности; социокультурная специфика как взаимосвязь экономических, экологических и социальных механизмов бытия (с акцентом на обучающие системы).
Предлагается система рекомендаций по трансформационным изменениям сложившейся модели развития.

– Во-первых, традиционной экономической модели рекомендуется преодолеть «экономический эгоизм», реально усилив тренд на природоохранный контекст бизнеса.
– Во-вторых, модернизация экономической операционной системы, которая должна осуществить реальную трансформацию от «эгоистической» к «экологической логике» деятельности.
– В-третьих, высоким технологиям предлагается не только адаптироваться к природным экосистемам, но и стремиться «ко всеобщему благосостоянию».
– В-четвертых, если трое из четырех граждан в странах G20 поддерживают преобразование социально-экономической системы для более эффективного решения социальных и экологических проблем нашего времени, то демократия должна стать более диалогичной, отвечая на актуальные вызовы общественного мнения.
– В-пятых, демократизация, проникая в инфраструктуру социального обучения, способствует трансформационной грамотности социума.

Подчеркивается, что переход от «разрозненного» к «более справедливому миру» требует, особенно в условиях ограниченной планеты, радикальных преобразований современного мирового порядка, глобальных трансформаций «экономической архитектуры». В условиях планетарной ограниченности и современной цивилизационной турбулентности становится все более отчетливо реальным тезис, в соответствии с которым «свободный рынок не есть отнюдь универсальный подход».

В сущности, речь идет о необходимости принципиальной трансформации экономической цивилизационной модели, в соответствии с которой концепция «коллективного благосостояния» получает преимущество по отношению к мировоззрению, где доминируют индивидуальные интересы.
Предполагается, что государство нового типа будет исповедовать политический плюрализм, осознавая: западная демократия отнюдь не единственная форма политической системы. Однако «сильное государство» лучше приспособлено к новым вызовам современности.

Шаг 4. Сокращение мирового неравенства.

«Солидарность» и «равенство» рассматриваются как базовая предпосылка для достижения «управляемого роста», то есть возможности его регулирования в определенных пределах. Сравнение стран с разным уровнем дохода, оценивая специфику их антропогенных последствий на мировые естественные экосистемы, свидетельствует о необходимости уравнивания оценки их реального статуса в иерархии мирового социума.

Стереотипы «потребительского общества», усиленно стимулируя «покупательный синдром» населения, обостряя нагрузку на естественные ресурсы, ведут к опасной дестабилизации биосферных процессов.

Напротив, отказ от «ростовой экспансии» и гармоничное отношение к природе связывается с восточной ментальностью. В качестве примера приводятся традиции философии общины Диола (Сенегал): там рождение ребенка сопровождается посадкой нескольких пальм; когда молодые диолцы достигают брачного возраста, община разрешает им срубить часть этих пальм для постройки собственного дома – при этом их остаток идет на общинные нужды, используемые, в частности, на природоохранные цели.

Страны Севера и Юга дифференцируются как по доходам, так и по экологическим возможностям. Первые (большинство западных стран) – относятся к категории «экологические должники с высоким уровнем дохода»; вторые (многие африканские страны) – преимущественно составляют категорию «экологические кредиторы с низким и средним уровнем дохода». Именно африканские страны могут стать мировыми экологическими лидерами, вместе с тем повысив и национальный жизненный уровень населения.

Более того, страны Африканского континента уже к началу ХХI века имели реальные предпосылки для своего экономического динамизма «в пределах биоемкости своих экосистем». В последние два десятилетия Африка была одной из самых развивающихся мировых экономик, но и с растущими проблемами, особенно с системным социальным неравенством.

Африканская идеология, получающая мировое распространение на фоне экологического кризиса западных мировоззренческих установок, настойчиво продвигается как панацея от преодоления надвигающегося коллапса системы «человечество–биосфера» принцип зулусско-бантуской философии «убунту». Это южноафриканское направление этики и гуманистической философии, особое внимание уделяющее понятиям «верность» и «лояльность» в отношениях между человеком и человеком, человеком и природой.

В социально-экономическом контексте речь идет о «стратегии Degrowth», то есть преодоления мирового синдрома «ростовой экспансии». И в этом смысле, быть может, африканская модель не только обеспечит смягчение неравенства по линии Север–Юг, но и станет экологическим ориентиром перспективной динамики мировой цивилизации.

Шаг 5. Расширение прав женщин.

Вопрос о статусе женщины в мировом социуме – один из ключевых в системе противоречий современной цивилизации. Женщины все активнее участвуют в принятии политических решений как на национальном, так и на мировом уровне. Стереотипная модель семьи, в которой мужчина – добытчик, неуклонно меняет свою структуру.

Женщина стремится к равноправию в семье, гармоничному распределению обязанностей между супругами, сочетанию семейных и профессиональных ролевых функций. Пластичность женской ментальности в отличие от мужской «бульдозерности» больше соответствует современным моделям управления, где доминирует коммуникативность, партнерство и т.п. Женщина ХХI века неуклонно меняет архитектуру традиционных отношений, совмещая разные социальные функции, реализуясь в той или иной степени во всех ипостасях бытия.

[конец цитирования]

P.S.: Комментарий к конспекту, опубликованный заранее, 2022-02-09 в эссе Анти-утопическая стратегия элит по “Великой перезагрузке” (внезапно) повторяет карго-культы папуасов

При анализе действий элит – можно найти ближайший аналог: карго-культ (сложившийся в Восточном Папуа, на Вануату и Соломоновых островах после 2-й мировой войны).

Там неграмотные туземцы имитировали внешний вид транспортных самолетов – создавая полноразмерные муляжи-инсталляции из веток и глины*. Тут малограмотный элитный блок создает полноразмерные муляжи-инсталляции машин контроля из антиутопий. Т.е. папуасы хотя бы стремились создать практически реализуемые машины (которые в оригинале действительно существовали у военного контингента анти-японской коалиции). Разумеется, эти муляжи не работали.

Элитный же блок стремится создать машины, которые никогда не работали (эти социальные машины вообще не существовали в оригинале), поэтому все контрольные пандемические меры это карго-культ фантома – это попытки внешнего копирования несуществующего образца. Разумеется, это тем более не может работать – и не работает.

…Такие дела…

Примечания:

——————————
*) Ранее в этом журнале – об элитках (как глобальных так и национальных) и специфическом классовом идиотизме.
2020-04-30 Визионерский менеджмент эры коронакризиса: Осторожно! Собака-поводырь – слепая.
27 мая 2020, Глобальные лидеры расписались в экофашизме и “коронном” заговоре. Война неизбежна?
14 июля 2021, К теории идиотских заговоров мировых правительств: ножницы Афраниуса – глобо-версия бритвы Хэнлона
2022-01-21 Визионеры с призрачными золотыми яйцами: воспоминания о будущем, которое не работает
21 ноября 2021, Назад в 1930-е: в мире пропали актуальные повестки кроме covid-19 (снова Фашизм vs Коминтерн)
2022-02-09 Анти-утопическая стратегия элит по “Великой перезагрузке” (внезапно) повторяет карго-культы папуасов
15 февраля 2022, Ножницы Афраниуса получили подтверждение из Индии: кто управлял оборотом 3.4 триллиона долларов
2023-09-10 Сверхновое мальтузианство: рептилоиды толкнули незапертую дверь депопуляции – она открылась и там Пи

**) 2023-07-16 Потребительской дизайн социального строя. Параэкономика – тень, в которой живет смысл
2024-01-23 Хомяки-рептилоиды: статистическое исследование взглядов элитки подтвердило гипотезу Ножниц Афраниуса

***) 26.03.2024 По направлению к устойчивости цивилизации. Проект «Земля для всех»: реанимация «Пределов роста» или стратегия выживания человечества

Дополнительные ссылки:

Earth for All
POTSDAM INSTITUTE FOR CLIMATE IMPACT RESEARCH

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Александр Розов, Глобальный план-конспект, политических рептилоидов

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*