Игорь Сергеев. Жил ли дракон Зилант в Коломенском?

В легендах народов мира особое место принадлежит дракону. Среди прочего дракон – гербовая фигура Казани, на месте которой некогда находилось логово змеев во главе с их царём Зилантом. Булгарские богатыри и ведуны извели чудовищ, но Зилант будто бы остался жить в недрах горы Зилантау. Возможно, легенда о Зиланте – отголосок борьбы пришедших в Поволжье булгар (предков современных татар) с финно-угорским населением, поклонявшемся змеиным божествам. Иван III, подчинив Казань влиянию Москвы, добавил к своим званиям титул «великий князь Булгарский», а на своём знамени поместил герб древнего Булгара. С тех пор дракон появился в московской символике, к примеру, на печати воеводы Ивана Воротынского, под грамотой, данной им архимандриту Казанского Преображенского монастыря Арсению (1596). Дракон обосновался и на Большой государственной печати Ивана Грозного (ок. 1577). Примечательно, что название древнейшего района Москвы – «Дьяковского городища» в Коломенском – до середины XIX века именовалось «Драконхольмом».
0
191

«Татарский след»

Древнее село Коломенское (ныне – историко-архитектурный и природный музей-заповедник), как и большинство исторических мест России, овеяно легендами, пришедшими из глубины веков. Многие из этих преданий возникли во времена распада Золотой Орды, когда в Южном Подмосковье поселились татары, которые бежали под защиту московских князей, спасаясь от смерти. Беглецы принесли с собой свои верования, отразившиеся в подмосковной топонимике. В легендах многих народов мира, в том числе татар, особое место принадлежит дракону. С давних времён он стал гербовой фигурой Казани.

Известна легенда об основании этого города, который сперва был крепостью Волжской Булгарии. На месте будущей татарской столицы некогда находилось логово змеев во главе с их царём Зилантом. Булгарские богатыри и ведуны извели чудовищ. Но Зилант будто бы остался жить в недрах горы Зилантау. Впоследствии первый казанский монастырь – женский Свято-Успенский – даже получил в качестве «добавки» имя «Зилантов».

Думаю, легенда о Зиланте – отголосок борьбы пришедших в Поволжье булгар – предков современных татар – с исконным финно-угорским населением, которое, вероятно, поклонялось змеиным божествам. Иван III, подчинив на время Казань влиянию Москвы, добавил к своим званиям титул «великий князь Булгарский», а на своём знамени поместил герб древнего Булгара. Иван Грозный окончательно присоединил Казанское царство к Московскому, унаследовав тем самым татарский символ. С тех пор дракон появился в московской символике, например, на печати воеводы Ивана Воротынского, под грамотой, данной им архимандриту Казанского Преображенского монастыря Арсению (1596 год). Дракон обосновался и на Большой государственной печати Ивана Грозного (предположительно 1577 год). По краям печати вырезаны, как явствует из подписей, символы земель, областей княжеств и царств: Казанского царства – Зилант, Псковского – барс, Тверского – медведь, Пермского – волк, Черниговского – сабля, Вятского княжества – лук со стрелой, Смоленского княжества – княжеская шапка на троне, Нижегородского – олень… (Впоследствии этой печатью воспользовался Лжедмитрий I, выдававший себя за сына Ивана Грозного.)

Большая государственная печать Ивана Грозного

На гербовом знамени царя Алексея Михайловича, который немалую часть своей жизни провёл в Коломенском (точнее, в его дворце), дракон изображён четвероногим животным в виде собаки с чешуйчатым хвостом и с крыльями.

На приложении к «Дневнику путешествия в Московское государство» австрийского дипломата Иоганна Корба в государственном московском гербе времён Петра I Зилант изображён в виде птицы на длинных куриных лапах с крыльями и птичьей головой, увенчанной короной, с жалом в клюве и со змеиным хвостом.

Императрица Анна Иоанновна, вступив на престол, высочайшим указом 1730 года повелела резать печати по утверждённым ею описаниям. Вот что было велено иметь на знамёнах Казанских полков: «Казанский герб – Зилант – змей чёрный под золотою короною Казанскою, крылья красные, поле белое».

Известно, что сподвижник Петра I Яков Вилимович Брюс1 в своём подмосковном имении Глинки поставил скульптурное изображение дракона (на клумбе перед столовой нынешнего санатория «Монино»). Местные экскурсоводы любят повторять, что Брюс «дракона в камень обратил». Через 40 лет после его смерти, в 1775 году, когда Екатерина II почти всё лето провела в Коломенском и Царицыне (поправляла здоровье после рождения дочери от Потёмкина), вышел из печати очередной номер «Брюсова календаря». Одна из его страниц была иллюстрирована изображением герба Казанского царства. Герб с драконом венчает православная корона с крестом.

Гнездо дракона

Автор этого материала, бывая на Комсомольской площади Москвы, всякий раз обращает свой взор на шпиль Казанского вокзала, где в лучах солнца сверкает Зилант2. При этом невольно вспоминается рассказ старожила улицы Борисовские пруды Валерия Ивановича Комиссарова (по его инициативе и написан этот очерк).

Название «Дьяковское городище» в Коломенском вошло в научные труды археологов лишь во второй половине XIX века. Как же раньше именовали местные жители этот участок территории, богатой археологическими находками? «Драконхольм» – именно на таком названии настаивает В. И. Комиссаров: «Шло бабье лето 1954 года. Мне было четыре года. На полях совхоза «Огородный гигант»3 у села Дьякова уборка картофеля закончилась. И старшие друзья привели меня в район Дьякова городища. Мы стали подбирать на обработанном поле обрезки картофеля. Иногда попадались и целые клубни. Мы были голодные. У нас не было даже спичек. Наш товарищ осколком от донышка бутылки сфокусировал солнечные лучи и запалил костёр из сухой ботвы. Горевшая ботва давала чудесный запах. Мы в золе костра пекли картошку и с аппетитом её ели. И от этих ребят, которые ссылались на рассказы своих бабушек и дедушек, я впервые узнал, что холм, вблизи которого горел наш костёр, издавна называли холмом Дракона».

У меня, занимавшегося в основном историей Царицына (хотя и имевшего в личной библиотеке сборники со статьями научных сотрудников музея-заповедника Коломенского), не было особого желания «лезть в чужой огород». Но летом 2011 года по инициативе председателя Общества любителей истории Царицына Николая Алексеевича Яцунова мы побывали на Дьяковском городище. Я предполагал увидеть там «типовую», диаметром около 50 метров круглую насыпь, аналогичную той, что имеется на территории больницы № 83 вблизи станции метро Красногвардейская. Или же нечто вроде С‑образного острова в Царицыне, который в древности, когда ещё не было прудов, был ни чем иным, как скотным загоном (двором) языческого племени, мимо которого протекали три сливавшиеся вместе речки – Городня, Черепишка и Язвенка. Вероятно, в древности по берегам речки Городни было несколько таких огороженных загонов – языческих городищ, от которых эта река и получила такое название.

Но поднявшись на возвышающийся холм, который для мотоциклистов и велосипедистов служит горой с трамплином, мы увидели нечто иное, загадочное, напоминающее гнездо гигантской птицы… или дракона.

Невольно при этом вспомнились татарские предания. Что это было? Остаток жилища вождя финно-угорского племени? Культовое или оборонительное сооружение?
Размышляя об этом, археолог Н.А. Кренке тоже поставил вопрос о назначении холма. По его мнению, его эксплуатация, «возможно, была связана с использованием ритуальных и оборонительных функций»4.

Коломенский холм

Интересно отметить, что в годы Великой Отечественной войны окрестности холма Дракона служили именно оборонительным целям. Из воспоминаний участника войны Василия Павловича Черватенко: «Здесь, вблизи села Коломенского, стоял дивизион малокалиберной зенитной артиллерии»5 и 328‑й отдельный прожекторный батальон6.

Несомненный геологический интерес представляет и русло ручья Городищенского. Этот ручей образовал удивительно глубокий и узкий овраг с северной стороны холма Дракона. Видимо, он течёт по горизонтально расположенным слоям подмосковного мрамора – доломита, образовавшегося в Каменноугольный период Палеозойской эры, то есть около 300 миллионов лет до нашей эры.

Лет 20 назад я со своей помощницей по работе в архивах Валентиной Ивановной Матвеевой совершил поход по набережной Москвы-реки от Коломенского до Москворецкого моста. Тогда ещё не был застроен большой овраг, расположенный между ВНИИ химической технологии (на котором работала Матвеева) и стадионом «Динамо‑2». По оврагу текли дождевые потоки, которые обнажили в крутом берегу Москвы-реки «пирог» из шести слоёв горизонтально расположенного доломита. Толщина всего «пирога» около метра, а каждого слоя – примерно 15 сантиметров.

И не исключено, что под такой «крышей» первобытные люди могли рыть пещеры для своего проживания. Возможно, что и под самим Коломенским мог возникнуть целый лабиринт подземных ходов. Это несомненно нашло отражение в местных легендах и преданиях.

То, что добулгарское и дославянское население Восточно-Европейской равнины – угро-финны – были знакомы с культом пресмыкающихся, сомнения не вызывает. Так, у балтов сформировался образ Дракона-Вселенной. В Эстонии считалось, что змея – добрый домашний дух. Возможно, нечто подобное существовало и в Среднем Поволжье, где впоследствии встала Казань.

Тема Дракона – неисчерпаема по своему объёму, а поскольку его символы коснулись истории Коломенского (драконы – флюгера на кровле восстановленного дворца царя Алексея Михайловича, на его гербовом знамени 1668 года и в топонимическом названии холма), закончу очерк пожеланием музеефикации «холма Дракона» в Коломенском. Тогда туристам и школьникам Москвы и тем, кто приезжает из других городов, можно будет показать и рассказать намного больше об истории этого удивительного места. И, совершенно точно, будет интересно!

Примечания и литература:

1. В ХVIII веке в России проживало два Якова Брюса: Яков Вилимович и Яков Александрович. Последний, будучи генерал-губернатором Москвы, убедил Екатерину II посетить Москву летом 1785 года. Таким образом он стал косвенным виновником сноса в Царицыне дворцовых строений В. И. Баженова.

2. 73‑метровая башня Казанского вокзала напоминает своей формой кирпичную дозорно-проездную башню Сююмбике Казанского кремля. Шпиль башни венчает развёрнутый на восток ажурный крылатый змей Зилант, которого мы видим на гербе Казани. В поисках наиболее выразительного варианта Щусев рисовал Зиланта много раз.

3. По воспоминаниям работников совхоза, Иван Дмитриевич Папанин ежегодно заказывал совхозу «Огородный гигант» поставку 50 тонн квашеной капусты для Севморпути.

4. Кренке Н.А. Селище Дьяково‑пойма – древнерусская деревня XI–ХП веков в Коломенском. Коломенское, материалы и исследования. Выпуск 3. М. 1992. С. 14.

5. Сергеев И.Н. На подступах к Москве. Ленинец, 1991, № 70. С. 2–3.

6. ЦАМО г. Подольск. Ф.13735, оп. 20138, д.9. С. 67

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Игорь Сергеев,жил ли,дракон,Зилант,в Коломенском

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля