Виктор Колесников. Почему коммунизм – это истинно русская идея и чем он отличается от марксизма?

Марксизм — наименование мировоззренческой системы, являющейся ложным имитатором пути к коммунизму. Марксизм разработан и внедрен закулисой Запада, как метрологически не состоятельное учение, для того, чтобы опорочить идеи коммунизма

Предисловие А.Колтыпина. Я получаю огромное количество упреков за то, что называю коммунизм самым прогрессивным строем в истории человечества и считаю, что сокрытие знаний, искажение истории и уничтожение наследия белых богов является прямым следствием того, что те, кто составляет костяк Глубинного государства и Мирового правительства хотят скрыть факт его очень долгого существования на Земле, когда все население нашей планеты жило долго и счастливо в мире и согласии.

Представляю вам две работы Михаила Кузнецова и Виктора Колесникова, вскрывающих отличия коммунизма, который сопоставляется ими (и мной) с Золотым веком, и марксизма. В обоих работах говорится, что марксизм был написан под диктовку не дружественных  человечеству сил – глобальной правящей элитой и иллюминатами. Поэтому “марксизм — наименование мировоззренческой системы, являющейся ложным имитатором пути к коммунизму. Марксизм разработан и внедрен закулисой Запада, как метрологически не состоятельное учение, для того, чтобы опорочить идеи коммунизма“. А заодно устраивать хаос, войны и опустошения. Все так называемые социалистические и коммунистические революции, включая Октябрьскую социалистическую революцию 1917 г., проводились мировым Закулисьем. Новый мировой порядок, к которому сейчас стремится Глубинное государство, в том числе реконструированный СССР-2.0, тоже должен быть построен на основе марксизма, а не коммунизма. Поэтому он будет всего лишь изощренным способом дальнейшего порабощения масс.

 ***

Коммунизм – общность людей на основе совести: всё остальное в коммунизме – следствие единства совести у разных лиц.

Коммунизм — строй жизни общества, в котором исчезнет паразитизм меньшинства на большинстве, все потребности будут удовлетворяться гарантированно и бесплатно по принципу «от каждого по способности — каждому по потребности» на основе господства в обществе праведности, устойчиво воспроизводимой культурой в преемственности поколений.

Это будет возможно как вследствие общего роста производственных мощностей всех отраслей, так и потому, что произойдёт преображение культуры и в жизнь войдут новые поколения людей, с иной нравственностью и психикой, на которую необходимость труда, освоения профессиональных навыков и знаний, само участие в трудовой деятельности общества, не будут оказывать угнетающего воздействия вследствие раскрепощения в преобразившейся культуре творческого потенциала каждой личности, ныне закрепощённого у большинства взрослых неумелым и неправедным воспитанием их в детстве.

В коммунистическом обществе труд не станет первейшей жизненной потребностью, как то утверждала марксистская пропаганда, подразумевая, что труд всегда подчинён задаче удовлетворения потребностей людей в еде, одежде, и т.п. продукции и услугах. Первейшей потребностью станет личностное и общественное развитие и деятельность в русле Божиего Промысла, а необходимый труд в этом процессе займёт своё органичное место.

Иными словами, если говорить об идеалах коммунизма, то коммунизм — это организация жизни общества, в котором:

  1. человечный тип строя психики, начиная с юности, признаётся единственно нормальным для всех людей вне зависимости от пола, национальности, расы, профессиональной специализации, родственных и приятельских взаимосвязей;
  2. культура такова, что человечный тип строя психики как основа жизни и личностного развития всякого индивида (разве что за исключением случаев тяжёлой врождённой патологии и последствий черепно-мозговых травм) достигается подавляющим большинством к началу пробуждения половых инстинктов в процессе развития их организмов;
  3. человечный тип строя психики воспроизводится устойчиво в преемственности поколений так, что его носители в обществе составляют основную статистическую массу (т.е. их доля в составе взрослого населения стремится к 100 %).

Всё остальное в коммунизме — выражение и следствие названного. Что касается названия, то оно исторически преходяще. Коммунизм, как идеал, к которому должно стремиться человечество в своём развитии, пропагандируется издревле: это и Царство Божие на Земле, и Золотой век, и Человечность.

Вот и подумайте, в какой строй психики нас толкают и в каком строе нами проще управлять, а главное, что преобладает на ТВ и в массовой культуре…

Марксизм — вероучение провокационно-имитационного характера, провозглашающее неизбежность перехода человечества в глобальных масштабах от «эксплуатации человека человеком» в «царство свободы» — сначала к социализму, а потом и к коммунизму.

Марксизм — наименование мировоззренческой системы, являющейся ложным имитатором пути к коммунизму. Марксизм разработан и внедрен закулисой Запада, как метрологически не состоятельное учение, для того, чтобы опорочить идеи коммунизма. Ложное отождествление понятий марксизм и коммунизм возникло на этапе мировоззренческих заблуждений конца ХIХ-середины XX веков.

Идеалы справедливости в социалистическом и коммунистическом обществе, выражаемые так, как они выражены в марксизме, либо выражаемые как-то иначе, притягательны для большинства живущих своим трудом и угнетённых паразитизмом правящего меньшинства, поэтому в определённых исторических обстоятельствах толпа оказывается отзывчивой к лозунгам, в которых видит выражение своих чаяний лучшей жизни без паразитизма и угнетения большинства меньшинством.

Однако, как показывает история, далеко не все лозунги воплощаются в жизнь теми, кто их бросает в толпу, и теми, кто отзывается призывам и искренне работает на воплощение лозунгов в жизнь. И происходит это далеко не всегда потому, что провозглашаемые в лозунгах идеалы объективно несбыточны, а вожди — двуличны и лицемерны. Большей частью это происходит потому, что для воплощения провозглашённых идеалов вождям и толпе закулисные политические сценаристы, преследуя свои цели, провоцирующе предлагают заведомо непригодные для этого средства, непригодность которых те не могут заблаговременно выявить. Это относится и к марксизму.

Марксистское учение изначально было построено так (и продолжает сохранять это качество поныне), чтобы реальные знания, на основе которых советы народных избранников могли бы принимать решения, ведущие к осуществлению провозглашённых учением благих целей, было бы невозможно извлечь из марксистских писаний. Вследствие этого реальное правление должно было по-прежнему остаться у мафии толкователей жизни на основе марксизма, а вся полнота внутриобщественной власти — у хозяев мафии.

Всё это предполагалось осуществить во всемирном масштабе, но в силу Брестского мира, разрядившего нагнетание революционной ситуации в Европе, пришлось ограничиться крупномасштабным социальным экспериментом «построения социализма в одной отдельно взятой стране». В глобальных же масштабах предполагалось изначально организовать общественный строй, примерно такой, какой был в СССР в хрущёвско-брежневские времена.

Против марксизма как такового большинство выросших после 1917 г. не только не возражало, но и относилось к нему с уважением, однако не вдаваясь в его существо. Марксизм стоял вне критики и не вызывал интереса или недовольства не только по причине гонений на критиков, а потому, что пока обеспечивалось потребительское спокойствие и рост производства, у большинства населения не было причин сомневаться в правильности марксистского учения, якобы явно подтверждаемого общественной практикой и их повседневной жизнью: культурный и экономический прогресс был реальностью, и при всех текущих трудностях его чувствовал каждый.

В “Экономических проблемах социализма в СССР” Сталиным было выражено иное понимание социализма и дано руководящее указание советской экономической науке отказаться от понятийного и терминологического аппарата марксизма в политэкономии прежде всего:

«Более того, я думаю, что необ­ходимо откинуть и некоторые другие понятия, взятые из “Капитала” Маркса, … искусственно приклеи­ваемые к нашим социалистическим отношениям. Я имею в виду, между прочим, такие понятия, как “необходимый” и “приба­воч­ный” труд, “необ­ходимый” и “прибавочный” продукт, “необхо­димое” и “при­бавочное” время.

Я думаю, что наши экономисты должны покончить с этим несоответствием между старыми понятиями и новым положением вещей в нашей социалистической стране, заменив старые понятия новыми, соответствую­щими новому положению.

Мы могли терпеть это несоответствие до известного времени, но теперь пришло время, когда мы должны, наконец, ликвидировать это несоответствие».

Если из политэкономии марксизма изъять упомянутые Сталиным понятия, то от неё ничего не останется, со всеми вытекающими из этого для марксизма последствиями. Вместе с «прибавочным продуктом» и прочим исчезнет мираж «прибавочной стоимости», которая якобы существует и которую эксплуататоры присваивают, но которую Сталин не упомянул явно.

Сталин прямо указал на метрологическую несостоятельность марксистской политэкономии: все перечисленные им её изначальные категории неразличимы в процессе практической хозяйственной деятельности. Вследствие этого они объективно не поддаются измерению, поэтому они не могут быть введены в практическую бухгалтерию ни на уровне предприятия, ни на уровне Госплана и Госкомстата.

Это означает, что марксистская политэкономия общественно вредна, поскольку на её основе невозможен управленчески значимый бухгалтерский учёт, и сверх того, её пропаганда извращает представления людей о течении в обществе процессов производства и распределения и управлении ими.

“Политэкономия” марксизма не описывает никакой исторически реально существовавший или возможный способ хозяйствования. “Капитал” — это собрание фактов, утопленных в словоблудии и язвительной полемике с несогласными, но это даже не система бухгалтерского учёта, которая так или иначе необходима для хозяйствования. Графоманство ли “Капитал”, или предумышленная дезинформация, нагромождение вздора — вопрос особый.

Имитационно-провокационная сущность марксизма, кроме того, выражается ещё и в том, что в философии марксизма вопрос о решении задачи предсказуемости многовариантного будущего, лежащий в основе всякой власти и всякого управления, подменён “основным” вопросом о первичности материи либо сознания.

В силу этих особенностей марксизма принципиального характера толпа, верящая в марксизм, оказывается заложницей хозяев марксизма, обладающих некими «ноу-хау» осуществления своей идеологической и экономической власти.

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля