Николай Каверин. Второй Ватиканский собор и его последствия: «церковный СПИД»

II Ватиканский собор 1962-1965 гг. провозгласил идею «обновления» Церкви и осуществил реформы, которые включали отказ от сакрального языка богослужения (латыни), упрощение и сокращение мессы, упразднение древних святых, алтаря и традиционных обрядов, имевших многовековую историю. Священник в ходе богослужения развернулся лицом к прихожанам, т.е. спиной к Богу. Реформы, объяснявшиеся «миссионерскими целями» (сблизить Церковь с «народом»), привели к расколу внутри католицизма и его вырождению: модернисты производили «пресуществление» на пепси-коле, орган порой заменяла электрогитара и т.п.; большая часть верующих негативно приняла нововведения, храмы опустели и были сданы в аренду под кафе и клубы. Ватикан заинтересован, чтобы аналогичные реформы происходили и в Русской Церкви. Определенные силы, в т.ч. в России, ратуют за упразднение богослужебного церковнославянского языка, который сегодня объединяет российскую, белорусскую и украинскую Православную Церковь.
0
401

II Ватиканский собор Католической церкви, «21-й вселенский» в католической традиции, проходил в 1962-1965 гг. в базилике св. Петра в Риме. Созванный папой Иоанном XXIII и продолженный его преемником Павлом VI собор, провозгласивший идею «aggiornamento» («осовременивания», «обновления» Церкви), провел в жизнь революционные литургические и канонические реформы, в результате которых в лоне Римо-католической церкви произошел глубочайший кризис: пустые храмы в традиционно католических странах Западной Европы, дух обмирщения, секуляризации, полностью вытеснивший остатки прежней латинской церковности. Огромное количество католического духовенства и монашества после II Ватиканского собора сняли с себя священный сан и иноческие обеты. В это же время наблюдается резкий поворот к модернизму в богослужении, к протестантизму и безбрежному экуменизму в современном либеральном католическом богословии, религиозная индифферентность; происходит сближение с иудаизмом.

Вопреки (а быть может, согласно?..) ожиданиям отцов II Ватиканского собора, все эти либеральные «великие реформы» – попытки ввести в учение Католической церкви элементы протестантизма и идеологию прогресса и масонского «просвещения», адогматизм – оттолкнули верующих католиков от церкви, посещаемость храмов резко снизилась.

Как признаются сами католики, наиболее пагубным следствием II Ватиканского собора стала богослужебная реформа 1969 года, проведенная папой Павлом VI. После II Ватиканского собора католическим священникам было практически запрещено служить латинскую Тридентскую мессу (тридентину), которая была основной католической церковной службой на протяжении многих веков. Вместо этого вводилась новая месса (т.н. «Novus ordo» – «новый чин») на местных языках. Разница состоит не только в богослужебном языке, но и в стиле совершения службы – новая месса предполагает, что священник стоит лицом к верующим, которые произносят слова молитв вместе с ним. Более древняя практика требует, чтобы священник стоял лицом к алтарю и спиной к прихожанам, как бы возглавляя общину в ее молитве ко Всевышнему.

II Ватиканский собор разрешил переводить традиционную Тридентскую латинскую мессу на национальные языки и заменять старые богослужебные тексты вновь составленными, что и было осуществлено на практике в последующие 10-15 лет во всех католических странах. В результате многие из католиков, привыкшие к традиционной латыни, указывали на утрату сакрального молитвенного характера богослужения, а введение в обиход новых переводов мессы и отказ от намоленного за многие столетия латинского языка не только не привели в католические храмы новых людей, но оттолкнули огромную часть постоянных прихожан, для которых латинский язык означал преемственность традиций и древней культуры Римской церкви. Так, например, на воскресных мессах в крупнейших католических соборах Франции и других западноевропейских стран богомольцев почти нет; в некоторых странах здания древних соборов и кирх продаются под кафе и клубы, так как служить мессы в них попросту не для кого.

Богослужебный модернизм привел к тому, что нередко мессы совершаются под гитару, в рок-ритмах, при минимуме традиционных богослужебных облачений у духовенства.

Само богослужение было не просто сокращено, а именно переделано так, чтобы больше походить на протестантскую службу. В частности, реже поминаются святые, многие из которых были попросту удалены из литургических календарей (среди них и некоторые святые Древней Церкви) под тем предлогом, что их жития не могут рассматриваться как достоверные (например, св. великомученик Георгий Победоносец, св. великомученицы Варвара и Екатерина и др.). Вечерня и утреня перед мессой не служатся. Посты в современной Католической церкви практически упразднены: католикам теперь предписывается поститься лишь в Страстную Пятницу, да и то не строго.

В новой мессе алтаря в старом понимании вообще нет – вместо него используется переносной столик. Изменен и сокращен набор молитв и песнопений, упрощено облачение клира и т.д. Из многих католических храмов удалены старинные статуи и иконы.

Как свидетельствуют сами католики, II Ватиканский Собор положил начало практическому иконоборчеству, распорядившись во внешне благопристойной форме (без теоретического иконоборчества) уменьшить количество священных изображений в церквах. На Западе сейчас можно встретить «католические» храмы без единого священного изображения. Даже в католической Италии имеет место пренебрежительное отношение к многочисленным святым мощам. После II Ватиканского собора исповедь в католических храмах отделена от причастия, в результате чего исповедь стала исчезать из приходской практики. Богослужение «гуманизировалось», акцент ставится не на Богообщении, а на человеческом общении членов общины.

Все эти модернистские богослужебные реформы в Католической церкви объяснялись «миссионерскими целями», стремлением приблизить службу к народу, возвратом к древней практике Церкви.

Марсель Лефевр

Литургическое обновление, изменившее до неузнаваемости католическое богослужение после 1969 года, вызвало в Римо-католической церкви раскол, связанный с именем французского архиепископа Марселя Лефевра (1905-1991). Традиционалистски настроенное католическое духовенство во главе с Лефевром не приняло «обновленческих» реформ II Ватиканского собора, порывавших с полуторатысячелетней традицией богослужения. Лефевр активно выступал за сохранение традиций и определил Ватиканский собор и его последствия как «церковный СПИД». Лефевр считал, что после допущения в литургическую практику разных канонов мессы уже сама вариативность, анархическая возможность выбирать из всего множества этих текстов «то, что больше нравится», разрушает благоговейное отношение к Богослужению как к установлению Божию. Невозможно глубоко изменять «закон молитвы», не реформируя вместе с тем «закон веры».

В 1970 году архиепископ Лефевр основывает «братство Пия X» (папа Пий Х известен в католическом мире, в частности, своей энцикликой 1907 года против церковного модернизма и обновленчества). Входившие в «братство Пия X» католические священники совершали богослужения по древнему латинскому обряду, отвергая новые редакции мессы. В 1974 году архиепископ Лефевр открыто осуждает неомодернистскую и неопротестантскую позицию Рима после II Ватиканского собора.

Ватикан не заставил себя ждать: в том же 1974 году «братство Пия X» распускается, а в 1976 году папа Павел VI запрещает архиепископу Лефевру совершать рукоположения, затем следует запрещение в священнослужении. Также и при следующем, «либеральнейшем» папе Иоанне Павле II реформированный католицизм оказался терпимым к кому и чему угодно, только не к тем католикам, которые поставили под сомнение действительность «великих реформ» II Ватиканского собора, и в 1988 году Лефевр был отлучен от католической церкви. Как отмечает прот. Валентин Асмус, «современное католичество и само все меньше отношения имеет к своему прошлому. Оно непрезентативно, оно отрекается от своей традиции. Отбросив экуменическую фразеологию и гуманистические эмоции современного zoon demokration, скажем прямо, что монсиньор Лефевр, при всей его доватиканской неприязни к Православию, нам ближе и понятнее католичества постватиканского».

Приведём пространную цитату с сайта католиков-лефевристов:

«11 октября 1962 открылся II Ватиканский Собор, на котором сразу же обнаружилось противостояние традиционалистов <…> и обновленцев… Последние обладали численным преимуществом, лучшей организацией, большими финансовыми средствами и, самое главное, пользовались поддержкой Папы Иоанна ХХIII и его преемника (с 1963 г.) Павла VI… II Ватиканский Собор стал триумфом либерализма, экуменизма, религиозной свободы, всего того, что было осуждаемо Церковью в прежние века. За Собором последовала волна всевозможных реформ во всех без исключения областях церковной жизни. Эти реформы совершенно исказили облик католицизма, постепенно превращая его в нечто не слишком отличающееся от протестантской секты.

Произошла литургическая реформа, которая включала в себя:

а) «Понятность» – довод обновленцев Собора. Модернисты, демократизировавшие католицизм, добились странной перестановки ролей: Церковь, которая от века вела за собой народ, отныне побежала вслед за ним.

б) Отмена сакрального языка – латыни богослужения. Чтобы представить значение этого факта для католика, православному христианину стоит посетить молельный дом русских баптистов: холод и скука сожмут его сердце там, где слово Евангелия разлучено с златоторжественным звуком церковнославянского языка. «Но ведь так понятнее», – возразят баптисты!

Латынь пала. Но это далеко не самый страшный из итогов литургической реформы.

в) Пали Алтари. До реформы священник пресуществлял Св. Дары лицом к Востоку, спиной к пастве: глаза мирян не видели того, что должно быть доступно лишь взору посвящённого. (Вспомним, что в Восточном Обряде, свойственном православию, пресуществление происходит вообще при закрытых Вратах алтаря…) Камни алтарей заменили столики, стоя перед которыми священник стал пресуществлять лицом к публике. Небезынтересная смена позиции: вместо того, чтобы предстоять перед Богом, священник повернулся к Нему спиной. Представив это наглядно, зададимся вопросом – перед кем предстоит католический священник теперь?

Мессу сделали короче. «Народ» якобы охотнее зайдет в церковь, если его не заставят там слишком переутомляться. (Баптисты вообще помещают иногда все необходимое для «спасения души» в карманной книжечке размером со спичечный коробок: дюжина цитат, пара молитв…) Народ не должен себя утруждать! Проще! Еще проще! Римская Церковь сделалась развратительницей народа, отучая его от духовной работы, открыто поощряя леность души.

Христиане Западного Обряда всегда причащались стоя на коленях. Это выражение благоговения перед Св. Дарами тоже кому-то почему-то помешало.

К итогам II Ватикана можно также отнести то, что с этого Собора начинается беспардонное заигрывание Ватикана с масонством. Не все критики католицизма в православной среде знают, что католик, ставший масоном, до II Ватиканского Собора отлучался от Церкви автоматически.

Вакханалию, последовавшую после II Ватикана, трудно передать словами. Известны случаи, когда раззадоренные модернисты производили «пресуществление» на… пепси-коле, а для «привлечения молодежи» орган начала вытеснять электрогитара».

* * *

Очевидно, что старая церковная католическая традиция сегодня гораздо ближе позиции Православной Церкви, чем «открытый», «дружественный ко всем христианам» реформированный католицизм.

Вполне естественно, что Ватикан заинтересован, чтобы либеральные реформы, подобные принятым на II Ватиканском соборе, происходили и в Православии, прежде всего в Русской Церкви, иначе экуменическое сближение реформированного католицизма и Православной Церкви становится весьма проблематичным.

Литургические реформы, в частности, скорейший переход с церковнославянского на русский язык в богослужении, предлагал Русской Церкви и католический священник посольской церкви ФРГ в Москве Э. X. Зуттнер, который прямо-таки поучал нашу Церковь: «Православная Церковь лишь тогда будет действительно верна своему Церковному Преданию, когда она станет там, где этого еще не сделано, переходить в богослужении от устаревшего языка к современному».

Навязываемые реформы обусловлены также и церковно-политическими целями папистов: так как задачей Ватикана является расчленение единой Русской Церкви, а ее западноукраинские и российские епархии связывает, кроме всего прочего, именно церковнославянский язык, то римо-католики, как и обновленцы, ратуют за «русификацию» православного богослужения в России, а на Украине – за использование в богослужении «мовы», чтобы в России и на Украине служба совершалась на разных языках. Цель этого – отторжение Украинской Православной Церкви от Матери – Русской Церкви. Путем упразднения церковнославянского языка как связующего фактора единства Православной поместной Церкви Московской, Киевской и Белой Руси католики мечтают сделать необратимым и искусственное расчленение единой русской нации.

Литература:

Пучкин Д. Мерзость запустения // Покров. Альманах российских католиков. 1999. Вып. 1.

П. В. А. Архиепископ Марсель Лефевр и католицизм XX века // Regnum Aeternum. Париж. 1996. Т. I.

Безбородко Ф. Исповедник древней культуры // НГ-религии. 1998. № 6.

Радонеж. 2001. № 11-12.

Православная беседа. 1997. № 3.

Священник Максим Козлов. Post Vaticanum II // Православная беседа. 1997. № 2.

Истина и жизнь. 1995. № 2.

Язык церкви. Вып. 1. М.: Изд.-во Свято-Филаретовской московской высшей православно-христианской школы, 1997.

Прот. Николай Балашов. На пути к литургическому возрождению. М., 2001.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Николай Каверин, Второй Ватиканский собор, последствия, церковный СПИД

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*