Ярослав Бушмицкий. Дело Тухачевского. Был ли заговор?

В 1936 г. после поездки в Лондон на похороны короля Георга V маршал Тухачевский в Польше и Германии провёл с высокопоставленными офицерами ряд встреч, на которых обсуждалось победоносное будущее трёх держав – Германии, Японии и, как ни странно, не Италии, а… России, но явно не сталинской (по всей видимости, «тухачевской»). Вскоре, во время приема в посольстве СССР в Париже, Тухачевский открыто заявил румынскому министру иностранных дел Н.Титулеску: «Мы должны ориентироваться на новую Германию, которой будет принадлежать гегемония на Европейском континенте. Я уверен, что Гитлер означает для нас всех спасение». Эти слова были записаны румынским дипломатом Ш. Эссезом и стали одной из причин возникновения «дела Тухачевского», которое со времен хрущевской оттепели считается сфабрикованным. Другой причиной послужили изобличавшие маршала материалы (по заверению гитлеровских агентов – фальшивые), переданные Сталину президентом Чехословакии Эдвардом Бенешем.
0
92
TUH0

«Гитлер означает для нас всех спасение» – страшные слова.

Начиная с хрущёвских времён стоит стон о невинно расстрелянном Сталиным Тухачевском и птенцах его гнезда. Версии выдвигались самые разные. Сегодня чуть ли не в учебниках написано, что заговор военных выдумал лично Сталин.

И ведь не проверишь. Когда ещё рассекретят материалы архивно-следственных дел. В этом плане крайне любопытно мнение человека, на глазах которого это всё происходило.

Николай Сидорович Власик (1896-1967)

Речь про начальника кремлёвской охраны генерала Власика. По роду своей службы Власик занимался не только охраной членов Правительства, но контролировал ход наиболее громких дел. Из-за чего приходилось то и дело «залезать» в епархии Берии и Абакумова. Радости последним, понятно, это не доставляло.

Власик рассудительно говорит, что судили Тухачевского не по каким-то наветам, а по документам. Хуже того, материалы, изобличавшие Тухачевского передал и президент Чехословакии Бенеш.

Эдвард Бенеш, президент Чехословакии в 1935—1948 годах 

Власик недоумевает:

«Если все военачальники, как это теперь утверждают, были невиновны, то почему вдруг застрелился Гамарник? Я что-то никогда не слышал о таких случаях, когда ни в чем не повинные люди в ожидании ареста стрелялись. Ведь революционеры, всегда живущие под угрозой ареста, никогда не кончали жизнь самоубийством».
Власик ехидно замечает: это двадцать шесть бакинских комиссаров расстреляли без суда и следствия. Расстреляли в восемнадцатом году. Цивилизованные британские оккупанты. А группу Тухачевского расследовали и судили как положено. Приговор выносил Особый военный трибунал Верховного суда.

Действительно, трибунал был закрытый, в отличие от процессов над троцкистами. Дело объяснимое, обсуждались военные тайны. Но ведь в трибунал входили: Ворошилов, Будённый, Шапошников.

Все люди крайне уважаемые, всей жизнью доказавшие честность и преданность родной стране. Хотел бы я посмотреть на человека, который мог бы полного Георгиевского кавалера и кавалера восьми Орденов Ленина заставить пойти против совести. Нет, не такого склада был Семён Михайлович!

Власик вполне справедливо указывает:

«В сообщении о суде было указано, что подсудимые признали себя виновными. Ставить под сомнение это сообщение — значит бросать тень на таких незапятнанных людей, как Ворошилов, Буденный, Шапошников».
Власик пишет, что неплохо знал Тухачевского. Очень обходительный, хорошо образованный, явная «голубая кровь». Что свело его с большевиками, понять было невозможно.

Про тесные связи с нашими врагами Власик говорит, ссылаясь на исследования Сайерса и Кана:

«Работая в штабе Красной Армии, Тухачевский сблизился с троцкистом Путной, последовательно занимавшим должности военного атташе в Берлине, Лондоне, Токио, и начальником Политуправления Красной Армии Яном Гамарником, которого называют личным другом рейхсверовских генералов Сокта и Гаммерштейна».
Еще характерный эпизод. В 1936 году Тухачевский ездил в Лондон на похороны короля Георга Пятого. По дороге, в Польше и Германии провёл ряд встреч с крупными офицерами. Обсуждалось там победоносное будущее трёх держав.

Само собой: Германии, Японии… и нет, не фашистской Италии. Её место должна была занять Россия. Понятно, большевистская страна во главе со Сталиным на такую роль не годилась. А вот под руководством молодого и обаятельного маршала вполне можно было и страну переделать.

После Лондона Тухачевский выступил на обеде в нашем посольстве в Париже. Практически не скрываясь, откровенно набросился на Советское правительство. Полное ощущение, что красный бонапартик был уже уверен в своей победе.

Николае Титулеску, министр иностранных дел Румынии

Именно тогда маршал скажет румынскому министру Титулеску слова, после которых начнётся расследование дел заговорщиков:

«Напрасно, господин министр, вы связываете свою карьеру и судьбу своей страны с судьбами таких старых, конченых государств, как Великобритания и Франция. Мы должны ориентироваться на новую Германию.
Германии, по крайней мере в течение некоторого времени, будет принадлежать гегемония на Европейском континенте. Я уверен, что Гитлер означает для нас всех спасение».
Эти слова были записаны румынским дипломатом Шаканаком Эссезом. Примерно о том же написала известная парижская журналистка Женевьева Табуи. По её словам, Тухачевский откровенно восторгался германской армией и утверждал, что она абсолютно непобедима.

И ещё один факт. Когда судили Ягоду, двое троцкистов: Крестинский и Розенгольц, прямо дали показания о заговоре Тухачевского. А сам Ягода ответил, что не объединился с Тухачевским только потому, что боялся его лидерства в заговоре.

Власик пишет, что уже в хрущёвские времена стали говорить, якобы, Сталин завидовал Тухачевскому. Но ведь маршалом бывшего царского поручика сделал именно вождь!

Власик пишет так:

«Относительно военных способностей Сталина и зависти его к славе других скажу одно — он занимал такое положение и пользовался таким авторитетом, как в своей стране, так и за рубежом, что смешно, если бы он кому-то завидовал».
Поразительно, что генерал Власик ссылается и на книгу посла Дэйвиса «Посол к Сталину», которую я впервые перевёл на русский язык только сейчас. Видимо, в то время генерал знакомился с ней в оригинале, на английском. Нечастый случай среди пишущих мемуары!

Власик приводит любопытные воспоминания генерала Ермолина. Когда Тухачевского отправили командовать Приволжским военным округом маршала, как будто, мучала совесть и предчувствие расплаты:

«Виски его поседели, глаза припухли. Иногда он опускал глаза, как от режущего света. Голова опущена, пальцы непроизвольно перебирают карандаши… Мне доводилось наблюдать Тухачевского в различных обстановках, в том числе и в горькие дни варшавского отступления, но таким я не видел его никогда».
Был ли Тухачевский виновен? Это вопрос истории и историкам. Генерал Власик философски заключает, что на весах истории о Тухачевском два пыльных документа.

На одной чаше – документы, переданные Сталину Бенешем. По этим документам Тухачевского осудили. На другой чаше – заверения (как пишет генерал «довольно сомнительные») гитлеровских агентов. Что материалы, якобы, были фальшивкой. Что перевесит – решайте сами.

Источник

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph

  • Ярослав Бушмицкий, дело, Тухачевского, заговор

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля