Юрий Гагарин. Общение с душой. Энергоинформационный гипноз

В видеоролике с помощью энергоинформационного гипноза происходит общение с душой Юрия Гагарина, в течение которого Гагарин размышляет о своей жизни на Земле, чертах своего характера, любви к жизни и планах на будущее, о своих достижениях, взаимодействии с властями и спецслужбами, и жертвах, понесенных при освоении космоса. Он делится своими мыслями о том, как его выбрали одним из первых космонавтов, рассказывает о своей внутренней стойкости, принятии и прощении при столкновении с невзгодами, подчеркивая важность любви, правды и позитивной энергии и мыслей в духовной сфере. Гагарин делится своими ощущениями во время космического полета, описывая давление, которое он ощущал в своем сознании, и присутствие постороннего наблюдения за ним. Он раскрывает, что его космический полет был засекречен по ряду причин, также подтверждает версию о присутствии реактивного истребителя, из-за которого его самолет вышел из-под контроля, что послужило причиной его гибели, делится деталями катастрофы. Гагарин подчеркивает важность и необходимость для людей чувства любви, правды, чистоты, но главное принимать сторону Света и двигаться вперед с чувством любви, принятия и прощения.
0
116
Юрий Гагарин

Ниже приводится текст видеозаписи «Юрий Гагарин. Разговор с душой». В течение сеанса регрессивного гипноза гипнолог-контактер через мужчину-слипера общается с Юрием Гагариным (1934-1968) и задает ему вопросы относительно его жизни, характера, первого полета в Космос и его смерти и целый ряд интересных вопросов, на которые получает не менее интересные и неожиданные ответы.

Контактер: И сейчас мы хотели бы встретиться с душой Юрия Алексеевича Гагарина. Родился он 9 марта 1934 года, умер 27 марта 1968 года. Лётчик-космонавт СССР, герой Советского Союза, кавалер высших знаков отличия ряда государств, почётный гражданин многих российских и зарубежных городов. Полковник ВВС СССР, военный летчик первого класса, заслуженный мастер спорта СССР, член ЦК ВЛКСМ, депутат Верховного Совета СССР. 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин стал первым человеком в мировой истории, совершившим полет в космическое пространство. Ракета-носитель «Восток» с кораблем «Восток-1», на борту которого находился Гагарин, была запущена с космодрома Байконур, расположенного в Кызылординской области Казахской ССР. После 108 минут полета Гагарин успешно приземлился в Саратовской области. 12 апреля 61 года день полета Юрия Гагарина в космос был объявлен праздником днем космонавтики. Итак, сейчас мы хотели бы встретиться с летчиком-космонавтом Юрием Алексеевичем Гагариным.

Казалось бы, биография Ю.А. Гагарина (1934-1968) изучена вдоль и поперек, а между тем, мы почти ничего о нем не знаем. Его короткая жизнь полна тайн и неожиданных откровений.

Здравствуйте, мы пришли с Земли, Юрий Алексеевич, Вы поговорите с нами?

– Здравствуйте, он улыбается, да.

– Скажите, мы не сильно Вас отвлекаем?

– Нет.

– А скажите, пожалуйста, на каком Вы уровне сейчас?

– Десятый.

– Десятый. Что вокруг Вас, где Вы, опишите, что это за пространство?

– Сейчас космос, я вижу космос, да, сейчас космос.

– Во время общения космос, а как правило, что вокруг Вас, когда мы не на встрече с Вами?

– Говорит Мастера, мастера, души, все что хотим. Свет. Очень тепло и светло. Легко очень.

– Хорошо. Вы были помощником взвода в военном авиационном училище и Вас избили подчиненные за высокие требования к ним. Был ли такой факт?

– Ситуация была другая. У меня был конфликт. У меня был конфликт, да, со многими, но это из-за другого, я контактировал со службами. Он был в контакте со службами, с особистами с кем-то.

– А вот из-за этого, да, получается, конфликт произошел?

– Он мне сейчас говорит, что у меня молодая душа на самом деле. Я на Земле больше был как ведомый человек. Мной руководили, мной управляли, я где-то был как марионетка.

– Я понял вас.

– Это помогло мне выжить, это помогло мне достичь определенных целей, которые я наметил себе, о чем я мечтал.

– Хорошо. Скажите, в первый отряд космонавтов отобрали из двадцати человек шестерых. Из этих шести выбрали Вас. Почему?

– Нет, он говорит, там заранее все было ясно. Там было заранее, за несколько месяцев ясно, что это буду я. Помогали связи.

– Но все равно двадцать человек изначально было, и потом из этих двадцати были шесть. Это же все было?

– Он мне говорит, что на самом деле официально было три человека. Он говорит, что еще двое, остальные больше как массовка была. Потому что эту историю надо было представить народу, людям.

– Чтобы был отбор и так далее, да?

– Показать полностью схему, алгоритм, как это делается.

Что на самом деле увидел Юрий Гагарин в космосе — это держится в тайне уже долгие годы

 – Хорошо, я понял. Вот дальше вопросы, конечно. Когда Вы увидели Землю из космоса, что Вы ощущали?

– Он говорит, я бы хотел, но у меня так не получалось это сделать, потому что он показывает, что как будто вот зона иллюминатора, она как будто была темная и там очень большая температура была какая-то. Он говорит, я не сумел этого увидеть, но мне очень хотелось.

– В околокосмическом полете Вы же поднялись, смогли немножко увидеть. Земля действительно в форме выпуклая, так скажем, в форме шара?

– Да, он мне сейчас показывает выпуклость, показывает такой орел голубой.

– Ну, сейчас Вы уже знаете, находясь там, Земля – это шар, в форме шара?

– Она выпуклая, у нас это не совсем шар, это больше как… Да.

– Ну то есть, такое как яйцо, можно сказать.

– Да, точно, как яйцо.

– Хорошо, видели ли Вы НЛО, когда были в околокосмическом полете?

– Я не видел напрямую, но я знал, что за мной наблюдают. Я это чувствовал. Наблюдают не только с Земли, но еще что-то потустороннее.

– А как Вы это чувствовали?

– Это чувствовалось, давление большое, давление как испытание, пройду ли я это давление, в голове, в душе, в мозгах, в мыслях. Он говорит, мысли как будто бы посещали, ну, как будто бы не его мысли его посещали, как будто что-то внедряли, копошились у него в голове.

– То есть, это инопланетные сущности именно были, да?

– Он говорит, это потом я понял, что это не Земля, это не с Земли было.

– Есть информация, что Ваш полет был засекречен. Ну, вообще, я так понял, все полеты, которые пробовались в космос, были засекречены.

– Да, много было под строжайшим запретом разглашения, потому что там было много неудач, было много смертей, было много в инженерии промахов, в конструкторстве. Если бы многие это увидели, весь мир к нам бы не относились серьезно. У нас все как будто на коленке делалось. Очень поспешные на коленке. Очень много говорит душ на самом деле не загублено, но предано жертве в теме космонавтики.

– Я понял Вас. У Вас были мысли, что Вы могли не вернуться живым из космоса?

– Да. Эти мысли были на протяжении полугода. Это была мысль как раковая опухоль в голове. Она, кстати, отчасти и тоже не дала пройти полет так, как должно было быть. Потому что эта мысль холодила мне жилы. Мне очень хотелось жить. Я молодая душа, он повторяет. Я хотел жить, жить, жить.

– Молодая душа, это значит, впервые пришли на Землю?

– Нет, он мне говорит, это третье было воплощение, мое было третье.

– Вообще, третья не на Земле, а вообще полностью души, да?

– Да. Он мне говорит, что первая была не на земле вообще. Он не неземной человек.

– Хорошо.

– Она неземная. Она не с Земли.

– Скажите, с кем Вы встречались в мире душ?

– Он мне род, с родом встречался со своим. Но с родом неземным. А с душами…

– Космическим?

– Да. Это больше как его, он говорит, как будто как куратор его.

– А конструктор космических кораблей Королёв, Вы не виделись с ним, Сергей Павлович…?

– Нет, он говорит, я не виделся с ним. Но я о нём всё знаю.

– А почему не виделись? Вы не захотели встретиться? Или он не захотел?

– А здесь нет такого, что, он говорит, на моём уровне нет такого, что хочу, не хочу, есть ну необходимость для того, чтобы перейти дальше для того, чтобы наполниться больше энергией, есть просто необходимость в некоторых душах или в кураторах, или в задачах. Он говорит, я только так руководствуюсь, и не только я.

– Но Королев, я так понял, выше Вас? Вы не можете подняться.

– Да, он вышел. Но он мог спуститься.

То есть, если бы он захотел, он бы спустился, так как он не спустился…

– Если бы была необходимость в этом, да, мы бы встретились. Потому что на это влияет не только сама душа, на это влияет еще, он говорит, Превознесенные, более чистые и, он говорит, более серьезные души, которые могут определять задачи для души.

– С кем встречаться?

– Да, да, он говорит, есть задачи, есть определенное предназначение, которое нужно выполнить на уровне. В этом предназначении может участвовать другая душа, с которой был контакт на Земле или в других воплощениях, в других местах, в других мирах.

– Хорошо, спасибо. Ваша мечта летать была с детства?

– Я родился с этим. Он говорит, это как в крови. Я даже не мог управлять этим. Это просто было всегда со мной.

– Подняться в небо?

– Да, он говорит, хотелось не в небо, хотелось дальше. Он говорит, это как будто как зов домой какой-то был.

– К звездам, да?

– Да, куда-то вот туда за грань.

– И в космос мечтали так же полететь, то есть в дальнейшем?

– Да.

– Не только на самолетах, но и в космос, да, хотели?

– Очень, да. Я сейчас здесь наслаждаюсь, я полностью удовлетворяю свою душу, я полностью получаю удовольствие от этого, очень хорошо.

– Хорошо, я Вас понял. Вы сейчас там летаете или находитесь больше в космосе?

– Я по-разному делаю. Я очень много комбинирую. Могу летать, я могу путешествовать. Мой уровень не позволяет это делать.

Тайна гибели Гагарина и Серегина в странной катастрофе во время тренировочного полета осталась неразгаданной, а обломки самолета до сих пор хранятся в глухо запаянных контейнерах в ожидании будущих экспертиз. 29 томов расследования также засекречены.

– Я Вас понял. Спасибо. Вот такой вопрос. Вы погибли при странных обстоятельствах в авиакатастрофе. На Миг 15 УТИ. Вы можете рассказать, что произошло?

– Говорит, это была неполадка какая-то, но это было сделано человеком.

– То есть, Вы хотите сказать, что Вас попытались устранить?

– Я был устранен, мне прервали мой путь. Я очень много знал, но я был необычный человек. У меня была необычная душа, потому что я был молод внутренне. И мог что-то сказать, но это было не со зла. Я не хотел не предавать, не делать кому-то плохо. Я мог это даже сделать автоматически. Ну, сказать что-то. Не подумать.

– Не подумать.

– Да, неосознанно, он говорит.

– А почему они захотели Вас устранить, основная причина?

– Ну, я по их плану выполнил, я по их плану выполнил определенную, он говорит, как задачу такую театральную. Меня увидели, меня пощупали, он говорит, и меня почувствовали люди, меня узнали во всем мире, и на этом все. Других планов не было на меня. И это очень жалко, он говорит. Если бы я был не так молод внутренне, я бы это просчитал бы заранее. У меня не получилось.

– Вы были как бы больше наивны, да, как ребенок?

– Он мне прямо говорит, я ребенок, я ребёнок, он улыбается, улыбка сейчас такая. Я ребёнок, я этого не стыжусь. Я этого не боюсь, просто это на Земле не полезно быть таким. В то время, в это время, в наше сейчас время.

– Ну, то есть наивность, вот это, что не обманут, у Вас были вот такие мысли?

– Чистота подразумевает безопасность. Чистоты мало на Земле, и невыгодно, чтобы такие люди были, темным не выгодно, противоборствующей стороне это невыгодно.

– Получается и поэтому Вы не могли просчитать ходы вперед, потому что Вы не играли в эти закулисные игры, да, так скажем?

– Нет, говорит я не играл, и меня не пускали, со мной сильно особенно не общались высшие чины, люди, которые завязаны были с государственной безопасностью, они считали, что я ребенок, не серьезно относились на самом деле ко мне, но боялись, что я скажу…

– Можете сказать лишнее.

– Да, именно так.

– Да, я понял Вас, но существует версия, что рядом прошел Су-истребитель на сверхзвуковой скорости Вы попали в вихревой след, из-за этого самолет попал в штопор и после штопора, когда Вы выводили, Вы были вместе с инструктором Серегиным, когда Вы выводили самолет, Вы не знали, что границы облачности на 300 метрах думали выше, и когда Вы вышли из облаков, Вам просто элементарно не хватило высоты. Был самолет?

– Он говорит, как это все очень правдоподобно звучит сейчас, он говорит, он мне показал, даже сейчас, он говорит было два самолета справа и слева, один ниже, другой выше, но это, это там не было ничего опасного, он мне показывает сейчас полосу от воздуха, говорит нет ничего такого не было, показывает мне корпус своего самолета, он показывает мне его с правой стороны. Это под крылом что-то, может быть это как закрылка, или что такое. То, что двигается, он говорит гидравлика, правое крыло. И показывает мне, что было какое-то воздействие. И воздействие было на Земле. Это не в воздухе было.

– То есть, это сделали изначально на Земле, чтобы затем произошло с самолетом вот это в воздухе? Я правильно понимаю?

– Он мне даже сейчас показывает механика какого-то в сером обличии, и куртка летная, что он был рядом с самолетом перед трагедией, перед взлетом, перед трагедией этой, перед кончиной его.

– Я понял. Хорошо, тогда такой вопрос. Когда Вы падали и произошла эта неисправность, Вы могли катапультироваться и Вы, и Серегин?

– Я не мог. Я не мог, мы не могли. У нас не было такой возможности. У нас не было механизма. Он говорит, с механизмом что-то связано.

– То есть специально этот механизм тоже обезвредили, чтобы Вы не могли?

– Он говорит, у нас были попытки. Он мне показывает, как осечка, как рычажок что ли какой-то, или что-то такое, на который надо было дёрнуть или нажать, и тогда можно было спастись. Но он говорит, он стоял влитой на месте. Это тоже как воздействие.

– То есть, этот механизм не работал, катапультирование, правильно понимаю, тоже?

– Да, это было невозможно. Причем он говорит, потом об этом узнал, что вот этот рычажок еще был еще раньше неисправен. Просто не было случая проверить это. Не было такого, что-то такое, он говорит.

– Я понял Вас. Но Вы падали практически отвесно в Землю и срубили несколько деревьев?

– Так и было. Я падал очень быстро, под большим углом. Я даже не смог понять ничего. Он даже прощаться не хотел с жизнью. Настолько у него еще много было энергии на тот момент, что это для него был шок, предательство. Он говорит, как вот ребенка обидели очень сильно. Я вот это почувствовал перед переходом.

Кадр из видеохроники. На самом деле это был не шнурок, а подтяжка для носков. Раньше носки делали без резинок и на икрах носили подтяжки, чтобы носки не сползали. У Гагарина на одной ноге отцепилась эта резинка, и железная пряжка очень больно била его по ноге. Об этом рассказал сын Никиты Хрущева Сергей в интервью ВВС.

– Хорошо, спасибо большое за ответы. Такой еще вопрос. Говорят, у Вас развязался шнурок, когда Вы шли по ковровой дорожке на доклад к Хрущеву. Но, несмотря на это, Вы продолжали идти, хотя могли запнуться. Был такой эпизод?

– У меня часто это было. У меня расстегивались пуговицы, когда не надо. У меня фуражка могла слететь с меня. И у меня шнурок развязывался. И часто так было. Во-первых, это было из-за материала. Во-вторых, потому что я ребёнок. Он говорит, я ребёнок. Я не обращал на это внимания сильно. Это выглядело несуразно, но это и привлекало людей.

– Был такой эпизод, да?

– Да, у меня такой был эпизод и не раз.

– Я понял Вас. Спасибо. Скажите, когда перешел переход, Вы были возле самолета первые часы, возле катастрофы?

– Да, я был первым, но это не часы. Это было, я не знаю, как сказать, это было в начале. Я увидел траекторию того, что произошло, ему как картинку повторили. Потому что, он говорит, мне было так больно, мне было так обидно. Я не мог понять, что произошло, мне это нужно было сделать, иначе меня бы как будто бы разорвало душу…

– От обиды…

– Да, столько энергии было, он говорит, это была и светлая энергия, и как будто была очень темная…

– Которая приземляла…

– Да, да, да. Он мне прямо сейчас показывает ее как на чаше весов или как в пополам, 50 на 50, и он говорит, надо было решить в первые буквально мгновения, что же все-таки я выберу.

– Что Вы выбрали?

– Я выбрал свет, потому что есть еще дальше, не задача, а у него есть еще варианты, как дальше быть.

– То есть, Вы выбрали свет и простили сразу тех людей, которые это сделали и ситуацию приняли?

– Да. Это даже не прощение, это просто я выбрал свет, отказался от темного. Всё.

– От обид и от этих негативных мыслей?

– Да, от страха, обид, от слёз.

– Вы смогли это всё сделать в первые минуты после перехода?

– Да, в первые мгновения. По земле я не могу сказать, как это быстро было, но в переходе это было быстро. И потом стало легко очень. И он как ребенок начал что-то осматривать, он мне показывает какую-то типа не воронку, а как выжженное место падения, он показывает на деревьях, он все это осматривал, он с разных ракурсов как в 3D это все разглядывал.

– А видел ли он Серегина, инструктора, который летел с ним, который погиб вместе с ним?

– Нет, он не видел его. Он говорит, я не видел, я был на другом сконцентрирован.

– А потом Вы встретились?

– Нет, у нас не было такой необходимости. Говорит, меня встретил род потом. Я ждал Совета, меня встретил мой род.

– Скажите, на какой уровень Вы попали после Совета?

– Он показывает третий уровень, но ему первые и вторые показывали уровни. Он видел эти уровни и ему показывали. Но так как душа молодая и у него не было столько причин на то, чтобы быть на первом или на втором уровне, его просто провели по этим уровням, чтобы душа знала, что это, вспомнила вообще, что это знала на будущее.

– И так как душа была как у ребёнка, его незачем было наказывать, да, и на третий поместили?

– Да, я был на третьем уровне, потом четвёртый. Он говорит, у меня были лёгкие переходы, потому что я очень обучаемый, и я это очень люблю, мне нравится учиться.

После возвращения из Космоса Гагарин написал короткую записку, которую только недавно опубликовали. Облетев нашу планету на космическом корабле, он увидел, насколько она прекрасна. Обращаясь ко всем жителям Земли, Гагарин призывает хранить и приумножать красоту нашей планеты, а не разрушать ее.

– Я понял вас. Спасибо большое за такие интересные ответы. Скажите, что Вы хотите пожелать людям, которые живут сейчас на Земле, что главное в человеке, когда он живёт на Земле, по вашему мнению? Что главное, чтобы человек осознал, когда он живёт на Земле, каким он должен быть?

– Он говорит, любите своих детей, любовь, любите правду, любите простоту, честность, улыбайтесь.

– То есть, будьте как дети.

– Боль пройдёт, да, боль пройдёт, и чёрная тоже проходит, а любовь остаётся, она помогает вообще в жизни и в следующих жизнях. Любовь, вера.

– Любовь, которая в сердце у человека, на Земле, вот это теплое чувство, когда он переходит, умирает и переходит в другой мир, она остается с ним, это чувство любви?

– Это чувство помогает, оно влияет, это даже не чувство, это состояние сердца и души, оно помогает в переходе, душе оно помогает в переходе, оно как веское слово «за», за душу в мире душ. Он говорит, чем больше сердце душа наполнено было любовью и добротой, это как пропуск, он говорит.

– В более высокий уровне, да?

– Конечно.

– Я понял Вас. Но Вас все-таки поместили на третий, вот я сейчас хочу понять. Это получается от того, что все равно у Вас внутри было немножко подавленное состояние, немножко обиды еще оставались после Совета. Обиды, что Вы так ушли с Земли?

– Он говорит, на Совете основное было то, что я молод, свежая кровь, свежая душа, но это не повод было становиться марионеткой. Это не повод было играть в ложь.

– А Вы становились марионеткой или нет?

– Да.

– То есть Вам сказали, что Ваша ошибка, Вы молодая душа, но это не повод становиться марионеткой, которой Вы стали в итоге.

– Да, да. И опять ему начали вспоминать, показывать его сотрудничество с… Да, он говорит с государственными структурами и они темные все. Он говорит, ручкаться с ними, ну это значит с ними быть.

– То есть из-за этого Вас поместили на третий? Потому что Вы сыграли в этот театр?

– Он говорит, да, ему просто за него поручился род и что-то он говорит, то ли это его куратор, то ли это какой-то его наставник, учитель его души вообще. И за него поручились, чтобы сохранить вот эту его непосредственность в душе, его не поместили на первый-второй уровень, его отправили на третий. Он очутился на третьем только из-за этого, потому что его душа еще для чего-то нужна будет. У него в картине мира он еще не раз будет вписан, он говорит «моя душа».

– Именно воплощение на Земле будет?

– Да, он говорит именно земное, вот это земное воплощение, оно предначертало его дальнейшие воплощения, как минимум несколько.

– Я понял вас. Скажите, когда будет воплощение, и оно будет на Земле, следующее воплощение? Если знаете, когда будет? Через сколько лет?

– Я не могу сказать, когда, потому что это должно требовать ситуация этого, причем не в его мире душ, а в мире на земле.

– Я понял. Уже известно, что это на земле будет воплощение?

– Я только знаю, что это будет воплощение земное, а когда это произойдет, не могу сказать, да и мне не надо этого знать на самом деле.

– Я понял Вас, хорошо, спасибо, мы благодарим Вас, но может быть мы когда-нибудь еще к Вам придем, а скажите такой вопрос тогда, тот инструктор, который летел с Вами, Серегин, он знал или тоже не знал, что его послали на гибель? Или это было его возможное задание?

– Нет, он вообще был как разменная карта.

– То есть, его тоже подставили?

– Да, потому что, он говорит, ему потом показали, Юрию, он говорит, мне потом показались эту ситуацию, что участвовал человек, просто, чтобы не было подозрений, чтобы я доверял дальше. Ну и я, говорит, был легкий очень на подъем, я не тормозил, я делал, но, чтобы я делал вообще, не оглядываясь и не задумываясь, мне время от времени подсаживали людей ко мне.

– Вы давно не летали и он, как инструктор, должен был Вас как бы вести.

– И он говорит, что это на самом деле чушь, я летал 24 на 7, я летал во сне, я знаю всю технологию, у меня вместо рук крылья в голове. Он говорит, что это просто было навязано.

– Ну, как бы бюрократия, так скажем.

– Да, больше да, это навязано было, я бы все сделал сам. Хотя, он говорит, может быть, даже если я был сам, может быть, иначе все было. Он был один. Там, он говорит, была паника очень такая. Он говорит, был мат, была паника.

– Когда вы определили, что есть отказ в самолете?

– Да, да. И он говорит, я когда один, я больше, я когда был один в критических ситуациях, а их было много в жизни, я всегда, сила ему какая-то помогала, всегда добрая. И он делал правильный выбор, это интуиция его.

– Во время полетов имеется в виду, да?

– Да, да, да. Он мне прямо сейчас показывает полет, показывает аэродром. И он говорит, когда он один, он себе доверял. А когда он делал какие-то, он показывает мне групповые полеты, он мне показывает сейчас какие-то учения штабные, внутри, когда несколько, ну как это эскадра или эскадрилья, я не понимаю, что это такое. Он показывает 5-6 человек, еще он говорит, я растворялся в этих людях, они были с разными настроениями, они были с разными побуждениями.

– И это все влияло на исход полета?

– Влияло на меня, на мое действие, да. Я мог тормозить. Он говорит, я мог заблуждаться, мог попасть в страх, хотя на самом деле я очень отважный, потому что молодой.

– И это все было их влияние на Вас, когда Вы были вместе, правильно?

– Да, конечно.

– Когда Вы один, Вы полностью концентрировались и уже действовали из побуждения своего, как бы, своих энергий.

– Именно так, Вы очень верно говорите, именно так я был в гармонии в полной с техникой, с природой, со стихией, он говорит, со своими мыслями, с теми, кто мне помогал. Помогал, имеет в виду, видимо его.

– Куратор?

– Да, да, не с Земли, а вот с другого мира какого-то.

– Я понял, спасибо. Я благодарю Вас за беседу, спасибо большое, что пришли к нам.

– Он говорит, я вас видел, но он на меня показывает пальцем, так рукой.

– Видели, что мы хотим к вам прийти?

– Он говорит, что вот поднятие было, когда вы, говорит, когда настраиваетесь на это, я это чувствую.

– А вот когда я о Вас думал сегодня, вчера, Вы чувствовали, что я хочу поговорить с Вами?

– Говорит, обо мне много кто думает на самом деле, часто о моей душе.

– Реагируете уже?

– Ну да, он говорит, просто для меня сейчас так радостно, что вы поднялись, не просто думали, а пришли.

– А есть ли в душе предсказывать чуть-чуть будущее за сутки, за двое, что к ней придут именно поговорить, вот как мы? Не было у вас такой, как сказать, информации?

– Что он говорит это просто сложно разобрать, в поле очень насыщенная информация и на моем уровне, я могу считывать информацию, брать с Земли, в смысле людей с их, он говорит, как весточек мне, но просто их очень много и я не могу разобрать, а сегодня когда вот сейчас мы с вами увиделись я, говорит, просто вас увидел. Вы встали, как будто он мне показывает такое поле, и вот колосков много очень. И они все одинаковые. А тут вот колосок, который начал прорастать вверх, прям один над всеми встал. Он говорит, я вас так увидел сегодня.

– Хорошо. А вы видите гипнолога, как он выглядит?

– Я вас чувствую. Он говорит, видеть это значит чувствовать. Я вас чувствую.

Есть ли схожесть у меня с Вами, скажите?

– Не то, чтобы, он говорит, не сложно сказать про схожесть.

– Я имею ввиду в плане то же, что в душе, как вот каким Вы были человеком.

– Он говорит, вы наивный, но он, он так не, он так говорит, вы очень не хотите быть наивным. На самом деле у вас такая черта есть. И она добрая, очень. Он мне показал, как жил, такую светлую. Он говорит, она очень добрая, просто вам нельзя быть наивным.

– Да, это правда.

– Это опасно как будто бы для вас, для вашей жизни.

– Я тоже всем доверяю. И наивный, как ребенок.

– Он говорит, чаще улыбайтесь. Просто, просто, не знаю почему так говорит, и говорит чаще вы улыбайтесь и улыбается.

– Стараемся. Спасибо Вам за рекомендации, за Ваше мнение. Спасибо, что пообщались с нами. Мы очень рады поговорить были, поговорить с таким великим летчиком-космонавтом как Вы.

– Я вас благодарю. Говорит, если я что-то могу для вас делать, можете меня об этом попросить.

– Благодарим Вас, если возможно, мы надумаем еще раз прийти к Вам, можно будет прийти?

– Ну, он мне сейчас говорит, приходите, только, он говорит, готовьтесь и сердца любовью наполняйте, чистотой, приходите.

– Ну, мы сегодня пришли, вроде, с такими сердцами, как Вы.

– Ну, а это он, сейчас он мне как будто это адресует, он говорит, потому что…  

– Слиперу?

– Да. Он говорит тревожность, какая-то была тревожность, он говорит, я чувствовал фон тревоги был.

– У слипера была небольшая тревожность, да, сегодня?

– Да.

– Ау меня было, вот прямо, а у меня что было?

– А у таких, как ребенок, в таком ожидании были, как будто как Новый год какой-то, что ли.

– Встреча получится, все будет хорошо, что Вы придете.

– Да. Он говорит, это сбалансировало сейчас общение наше.

– То есть энергия гипнолога, вера полностью сбалансировала, что немного слипер волновался?

– Да.

– Примерно так и понял. Спасибо Вам, все верно. Благодарим Вас и желаем Вам поднятия по уровням вверх. Если люди ставят свечи за Вас, это придает Вам энергии, дает Вам возможность подниматься быстрее, выше? По-доброму вспоминают?

– Не сами свечи, просто мысли, вот этот поток мыслей, энергий, да, он говорит, он меня как почву мою облагораживает.

– Он помогает Вам в том мире?

– Конечно.

– Вот, чтобы люди знали, и если вы хотите помочь Юрию Гагарину, Душе его, то вспоминайте о нем с добротой и с любовью. Я правильно понимаю?

– Да, да, это будет очень взаимно, я на самом деле очень люблю людей и жизнь.

Публикация на Тelegra.ph

См.еще:

Константин Циолковский. Общение с душой. Энергоинформационный гипноз

Ченнелинг. Леонардо Да Винчи. Общение с душой

Ченнелинг с Иваном Ефремовым

Ченнелинг. Лаврентий Берия. Общение с душой

  • Гагарин, гипноз, общение с душой, ченнелинг, космос

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*