Дмитрий Зеленцов. Le Cercle: Глубинная политика Европы

Когда речь заходит о феноменах «глубинного государства» (deep state) или «глубинной политики» (deep politics), в первую очередь обращают внимание на США. Однако европейские события второй половины XX столетия также заслуживают рассмотрения. Более того, по размаху они отнюдь не уступают процессам в США. И это не в последнюю очередь благодаря организации Le Cercle. Она действовала (и действует!) на территории всех ключевых государств Европы, а также на других континентах. Обычно данная структура фигурирует под наименованием Le Cercle (дословно с фр. — «круг»), но также известна как «Круг Пине» (Le Cercle Pinay). Многие участники Le Cercle, как правило, были связаны с европейскими аристократическими кругами или различными структурами Ватикана. Величайшим врагом «Круга» считался Советский Союз и коммунисты. Примечательно, что участники Le Cercle относились и к США, и к Великобритании как к своего рода «банановым республикам», которые являются прямыми объектами манипуляции с их стороны. Кроме того, интересы и влияние Le Cercle распространялись не только на Запад, но и на Восток.
0
2153

Le Cercle — это закрытая транснациональная структура, финансируемая из частных источников. Официально она позиционируется как консервативная дискуссионная группа. В её работе принимают участие политики, дипломаты, банкиры, бизнесмены, редакторы, издатели, военные и представители разведсообщества. Сами участники «Круга» стремились подчеркнуть исключительно «безобидный» характер своей организации. Так, Брайан Крозье, руководивший Le Cercle в 80‑е гг., пишет: «Точнее всего было бы описать Le Cercle Pinay… как «форум». Не было никакого формального членства. Это была неформальная группа единомышленников, которые, как правило, встречались дважды в год, один раз в Америке, один раз в Европе. Обычно для выступления приглашали какого‑нибудь выдающегося деятеля. Среди приглашённых ораторов время от времени были Штраус, Генри Киссинджер, Збигнев Бжезинский, Дэвид Рокфеллер и Джулио Андреотти»[1].

Многие участники Le Cercle, как правило, были связаны с европейскими аристократическими кругами или различными структурами Ватикана. Величайшим врагом «Круга» считался Советский Союз и коммунисты.

Изначально Le Cercle был сильно ориентирован на европейскую интеграцию. Значительное присутствие среди его участников членов Opus Dei и мальтийских рыцарей, связанных с идеей Панъевропы, а также такой персоны, как Отто фон Габсбург, ясно указывает на то, что участники «Круга» подразумевали в качестве цели создание новой Священной Римской империи.

Со временем лидерство в организации перешло к британцам. И последнее поколение британских руководителей Le Cercle делают всё, что в их силах, чтобы избавить Великобританию от участия в «европейской сверхдержаве».

У истоков Le Cercle. Французский премьер, кагуляр и монарх без государства

Le Cercle возник в начале 1950‑х гг. благодаря усилиям французского государственного деятеля Антуана Пине, отчего первоначально организация получила известность как Cercle Pinay («Круг Пине»). Основным организатором выступил человек по имени Жан Виоле, близкий соратник Пине с 1951 года.

Пине пришёл в политику в 1929 году, будучи избран мэром города Сен-Шамон (департамент Луара). К 1940 году он стал членом французского Сената. Во времена оккупации и режима Виши Пине не занимал государственных должностей, вернувшись на пост мэра Сен-Шамона. Только после войны карьера Пине взлетела по‑настоящему: «Одним из самых видных членов новой Бильдербергской группы был французский политик Антуан Пине, который занимал пост министра общественных работ, транспорта и туризма с июля 1950 года по март 1952 года, прежде чем стать президентом Совета (премьер-министром) и министром финансов (до января 1953 года). Позже Пине будет служить при президенте Коти министром иностранных дел с февраля 1955 года по февраль 1956 года и министром финансов при премьер-министре, а затем и при президенте Шарле де Голле с июня 1958 года по январь 1960 года. Помимо выдающейся карьеры на государственной должности Антуан Пине имел и другие, менее очевидные достижения — и не только в рамках избранного круга бильдербергцев. В 1952–1953 годах премьерминистр Франции Пине и канцлер Германии Конрад Аденауэр создали Cercle Pinay как конфиденциальный форум для координации франко-германской политики»[2].

У Жана Виоле прошлое было гораздо более любопытным. В частности, есть сведения, что до Второй мировой войны он был членом крайне правого «Тайного комитета революционного действия» (CSAR). Другое название — Cagoule («Капюшон»). Данная организация строилась по масонскому типу, включая обряды инициации. Целью кагуляров был подрыв Французской Республики. После войны Жан Виоле был арестован за сотрудничество с оккупантами. Однако он был освобождён «по приказу сверху».

После того как пост главы спецслужбы SDECE в 1957 году занял генерал Гроссен, Виоле взяли на работу в качестве агента, и ему доверялись важнейшие миссии. Виоле станет самым уважаемым «почётным корреспондентом» SDECE. Одним из свидетельств значимости Виоле является тот факт, что на протяжении пятнадцати лет службы в SDECE его куратором выступал сам глава службы… Подчиняясь непосредственно генералу Гроссену, «Виоле руководил службой, направленной на продвижение целей генерала [де Голля] в области обороны и внешней политики», — звучит довольно иронично, учитывая, что Брайан Крозье, будущий соратник Виоле в Le Cercle, с некоторым подозрением наблюдал за инициативами де Голля с другой стороны Ла-Манша. «Одним из первых сотрудников Виоле в его работе на SDECE был бывший капеллан французского Дальневосточного экспедиционного корпуса в Индокитае преподобный отец Ив-Марк Дюбуа, «внешнеполитическое лицо» доминиканского ордена и неофициальный член Папской делегации в ООН, которого SDECE считали главой секретной службы Ватикана… В задачи Виоле в ООН входило обеспечение того, чтобы Ливан не разорвал отношения с Францией после её участия в Суэцком фиаско 1956 года, и оказание влияния на латиноамериканские республики, чтобы заблокировать осуждение ООН политики Франции в отношении Алжира в 1959 году. Также он готовил почву для турне де Голля по Латинской Америке в 1964 году. Другим важным направлением деятельности Виоле и Дюбуа для SDECE была Восточная Европа»[3].

В те же годы Виоле наладил связи с Opus Dei. Ему удалось познакомиться с такими знаменитостями Opus Dei, как Альфредо Санчес Белла и Отто фон Габсбург, которые в 1949 году основали влиятельную организацию под названием Европейский центр документации и информации (CEDI). Фон Габсбург был соучредителем и пожизненным председателем CEDI, а затем и Панъевропейского союза: «В 1949 году, после того как коммунисты взяли власть в Чехословакии, он [Альфредо Санчес Белла] вместе с эрцгерцогом Отто фон Габсбургом основал Европейский центр документации и информации (CEDI), целью которого было создание вокруг испанских Бурбонов федерации европейских государств, объединённых христианством и антикоммунизмом. Это звучало очень похоже на современное возрождение Священной Римской империи»[4].

В том же русле предстояло действовать и «Кругу» Пине–Виоле. Однако перед ним стояли несколько иные задачи: «Многие панъевропейские активисты принадлежали к правой ассоциации, которая не имела особой формальной структуры, но стала известна как «Группа Пине»… Поскольку она была шире Панъевропейского союза, её участники не были исключительно католиками, а на её собраниях регулярно присутствовали американцы правого толка. В их число входили бывший директор ЦРУ Уильям Колби, банкир Дэвид Рокфеллер и пионер PR Кросби М. Келли»[5].

Интересно, что тесная связь Виоле с ватиканскими кругами создала для него проблемы с SDECE. В 1970 году спецслужба порвала с ним из‑за сомнений в его лояльности. Виоле «говорил, что руководил тайными политическими операциями SDECE, пока в 1970 году не ушёл в отставку в качестве активного шпиона. Согласно же Александру де Мараншу, главе разведки с 1970 по 1981 год, Виоле «дали пинка», поскольку он стоил французскому правительству больше, чем любой другой шпион из длинного списка секретных агентов SDECE. Де Маранш также утверждал, что Виоле был тройным агентом, работая также на Ватикан и западногерманскую BND»[6].

Основатели Европы

Патроном Пине и Виоле стал Отто фон Габсбург, ключевая фигура в послевоенном панъевропейском движении, а финансирование обеспечил скандальный итальянский магнат Карло Пезенти II. Основатели Le Cercle считали, что фундаментом сильной и стабильной объединённой Европы будет франко-германское примирение. В Германии они обратились к Конраду Аденауэру. Таким образом, первые члены Le Cercle представляли Панъевропейский союз, Европейское объединение угля и стали, Францию, Германию и Италию. Его люди первоначально свели вместе Жана Монне, Робера Шумана и ряд других выдающихся личностей.

О Жане Монне, которого называют «Отцом Европы», стоит сказать особо. Прямо перед и после Первой мировой войны он сотрудничал с ведущими фигурами англо-американского истеблишмента. В частности, среди них был лорд Киндерсли. Другим очень важным человеком был лорд Артур Солтер. В 1931 году он написал книгу «Соединённые Штаты Европы». Кроме того, Монне вёл бизнес с лидерами китайской Зелёной триады и близким к ней Чан Кайши.

Когда разразилась Вторая мировая, Моне контактировал как с французским сопротивлением, так и с правительством Черчилля. Находясь в Лондоне, Монне предложил генералу Шарлю де Голлю создание франко-британского союза. После войны де Голль поручил Монне реорганизацию французской экономики. Однако Монне принялся реорганизовывать и всю Европу. Он присутствовал на Гаагском конгрессе в мае 1948 года вместе с Робером Шуманом, Конрадом Аденауэром и другими деятелями.

В 1949 году при поддержке Аденауэра премьер-министр Франции Робер Шуман предложил так называемый «План Шумана». Этот план лёг в основу Европейского объединения угля и стали (ECSC). Создание ECSC в 1952 году считается рождением Европейского союза. Именно Монне, который стал руководителем Объединения, полностью написал «План Шумана». Предложенная Монне структура для Европы была слегка адаптированной версией идей Артура Солтера.

В 1956 году Монне основал Комитет действий за Соединённые Штаты Европы (ACUSE), который вместе с Госдепартаментом США активно лоббировал, в том числе закулисно, подготовку Римского договора 1957 года, который фактически создал Европейское экономическое сообщество (ЕЭС). Все самые важные соратники Монне в этом процессе были членами Общества Пилигримов.

В 1961 году Моне удалось заменить ECSC более широко ориентированной Организацией экономического сотрудничества и развития (OECD). Примерно в то же время Монне встретился с будущим премьер-министром Великобритании Эдвардом Хитом, который на тот момент, в качестве лорда — хранителя печати, отвечал за начальные переговоры о присоединении Великобритании к европейскому общему рынку. Хит стал членом Комитета действий за Соединённые Штаты Европы, а в 1973 году осуществил присоединение Британии к ЕЭС. Это стало возможным только после того, как Жорж Помпиду, ставленник Ги де Ротшильда, сменил де Голля.

«Гений операций влияния»

По словам Брайана Крозье, президента Le Cercle в начале 1980‑х годов, сам основатель «Круга» Жан Виоле сыграл важную, хотя и закулисную роль через несколько лет после основания ЕЭС: «Безусловно, доминирующей темой во внешней политике де Голля… было франкогерманское примирение. Гений (ненасильственных) операций влияния, Виоле сыграл исторически ключевую роль между 1957 и 1961 годами в достижении этого сближения, которое является подлинным ядром Европейского сообщества. Он установил тесные дружеские отношения с Антуаном Пине… Они проложили путь к встречам самого Шарля де Голля с Аденауэром, которые завершились франко-германским Договором от января 1963 года [Елисейский договор]»[7].

German Chancellor Konrad Adenauer and French President Charles De Gaulle sit side-by-side in Cologne’s town hall listening to the welcoming address by Lord Mayor Burauen.

Елисейский договор — относительно малоизвестное соглашение между Францией и Германией, в котором обе страны договорились консультироваться друг с другом по важным внешнеполитическим и экономическим вопросам до общих заседаний ЕЭС. Это ядро франко-германского союза, который с тех пор оказывает большое влияние на европейский проект.

Елисейское соглашение было заключено в то время, когда де Голль впервые наложил вето на включение Великобритании в ЕЭС. Несколько лет спустя, в июне 1966 года, де Голль также вышел из военной организации НАТО, изгнал все союзные войска из Франции и попытался наладить хорошие отношения с Советским Союзом. Это совсем не понравилось ни членам Le Cercle, ни Великобритании с США. В апреле 1969 года он был вынужден уйти в отставку.

Le Cercle, де Голль и терроризм OAS

Le Cercle изначально была строго католической группой континентальной Европы, в которую входили представители Ватикана, итальянцы, французы и немцы. Однако позднее руководство «Кругом» перешло в руки британцев. Это изменение произошло в 1971 году, когда агент британской разведки Брайан Крозье оказался в Le Cercle и вскоре начал председательствовать на его собраниях. В 1959 году он был приглашён полковником Антуаном Боннмезоном в «таинственную организацию» под названием Le Centre de Recherche du Bien Politique. Основанный в 1955 году, всего через два года после Le Cercle, Le Centre, по сути, действовал так же, как и «Круг». В то время как немецкие участники от BND подчинялись непосредственно генералу Рейнхарду Гелену, голландские участники, Луи Эйнтховен и особенно Сеес ван ден Хювель, были близки к принцу Бернхарду. Они сыграли ключевую роль в создании голландской версии проекта «Гладио» (тайная антикоммунистическаясети сеть НАТО).

Как Крозье связался с Le Centre, а затем с Le Cercle — интригующая история, которую он подробно описывает в своей биографии «Свободный агент». В феврале 58‑го, возвращаясь из французского Алжира, Крозье сидел рядом с полковником Антуаном Боннмезоном. Последний был ярым националистом, который хотел, чтобы Франция пробилась обратно к величию. Он был в Алжире, чтобы поднять боевой дух французской армии и помочь ей удержать колонию. Между ним и Крозье завязались отношения[8].

Боннмезон был связан с генералом Раулем Саланом, который в 1956‑м — в самый разгар войны за независимость — служил главнокомандующим французскими войсками в Алжире. Вскоре он вышел на пенсию. Полагая, что де Голль продолжит войну при любых обстоятельствах, Салан тогда всё ещё был его сторонником. Ситуация изменилась в январе 1961 года, когда 75% французов проголосовали за предоставление Алжиру независимости. В ответ Салан создал Секретную вооружённую организацию (OAS). В 1961–1962 годах OAS провела огромное количество террористических атак в попытке сорвать мирные переговоры и вновь разжечь войну. Однако всё это ни к чему не привело.

Судя по описанию Крозье, совершенно ясно, что Антуан Боннмезон был как минимум духовным союзником заговорщиков против де Голля. Сам Брайан Крозье вместе с другими членами Le Cercle и ЦРУ поддерживал правые режимы и движения по всей планете. И OAS не была исключением. Её соучредитель и любимец ЦРУ Жак Сустель позже посещал конференции с различными членами Le Cercle.

Крозье и его соратники отвергали политику разрядки Генри Киссинджера, введённую под конец войны во Вьетнаме, поскольку придерживались мнения, что Советы по‑прежнему продолжают значительно влиять на западные рабочие, социалистические и зелёные партии.

Крозье приглашают в «Круг»

В «Свободном агенте» Крозье описал процесс своей вербовки: «1 марта 1971 года длинное интервью, которое я дал Джозефу Фромму, появилось в US News and World Report. Темой были террористические и коммунистические намерения. Прочитав это интервью, француз по имени Жан Виоле зашёл навестить меня в моём офисе на Пикадилли. Его представил мне Франсуа Дюшен, мой бывший коллегаэкономист и директор Международного института стратегических исследований… Виоле произвёл на меня впечатление ясностью и точностью своих аргументов — галльской логикой в лучшем виде — и своим интеллектуальным пониманием мировых проблем»[9].

Интересно, что Дюшен представил Виоле не только человека, работавшего на французскую разведку, но и того, кто «представлял мощный консорциум французских деловых интересов»[10].

Однако есть большая разница между Жаном Виоле и такими партнёрами, как Жан Монне, Франсуа Дюшен и несколькими другими членами британского Le Cercle. Виоле, будучи французским членом Opus Dei и помощником Отто фон Габсбурга, был частью ультраправой панъевропейской сети, находившейся под сильным влиянием Ватикана, в то время как другие были частью либерального англо-американского истеблишмента.

Цементный король Le Cercle вербует Рокфеллера

Теперь скажем несколько слов об ещё одной ключевой фигуре Le Cercle, на этот раз представляющей Италию. Предприниматель Карло Пезенти стал первым финансовым донором «Круга» и обеспечил его связь с Рокфеллером. Он был членом одной из самых богатых семей Италии. В какой‑то момент Пезенти владел крупнейшей итальянской финансовой холдинговой компанией. «Основы бизнес-империи Карло Пезенти, связанные с производством бетона, были заложены его дядей, близким к Муссолини. Тем самым он добился привилегированного положения при экспорте цемента в завоёванную Италией Эфиопию. В конце войны Карло постарался обелить имидж своей семейной фирмы; и под его руководством, при духовной и материальной поддержке Ватикана и Христианско-демократической партии, она превратилась в финансовую империю, занимающуюся банковским делом, страхованием, газетами и множеством других предприятий…»[11]

Однако в 70‑е годы на активы империи Пезенти положил глаз связанный с мафией финансист Микеле Синдона, член знаменитой ложи Propaganda Due («Пропаганда Два», P2). Пезенти спас свою фирму от Синдоны с помощью финансовых вливаний от Banco Ambrosiano, возглавляемого другим связанным с мафией членом P2 Роберо Кальви, прозванным «банкиром Бога» и закончившим свои дни повешенным на лондонском мосту Блэкфрайерс. Пезенти стал крупнейшим миноритарным акционером Banco Ambrosiano. Позднее и Синдона, и Кальви сыграют ключевую роль в скандале с банком Ватикана.

Именно Карло Пезенти в 1967 году пригласил присоединиться к Le Cercle Дэвида Рокфеллера. В своих мемуарах Рокфеллер дал одно из наиболее убедительных описаний группы: «На какое‑то время Бильдерберг совпал с моим членством в относительно малоизвестной, но потенциально даже более противоречивой организации, известной как Pesenti Group. Впервые я узнал о ней в октябре 1967 года, когда Карло Пезенти, владелец ряда важных итальянских корпораций, встретился со мной на инвестиционном форуме Chase в Париже и пригласил присоединиться к его группе, которая обсуждала современные тенденции в Европе и мировой политике… Жан Монне, Робер Шуман и Конрад Аденауэр были членами-основателями группы, но ко времени моего присоединения их заменил не менее выдающийся состав, в который входили Антуан Пине, бывший президент Франции, Джулио Андреотти, занимавший несколько раз пост премьерминистра Италии, и Франц Йозеф Штраус, глава Христианско-социального союза Баварии… Обсуждения велись на французском языке, и обычно я был единственным американцем среди присутствующих… Все члены группы Пезенти были привержены европейской политической и экономической интеграции, но некоторые из них — эрцгерцог Австрийский Отто, глава дома Габсбургов и претендент на все земли Австро-Венгерской империи, монсеньор Альберто Джованетти из Ватикана, видный член консервативной католической организации Opus Dei, а также Жан-Поль Леон Виоле, консервативный французский интеллектуал, были озабочены советской угрозой…»[12]

Американские друзья

После победы Никсона на президентских выборах было организовано самое первое собрание Le Cercle в США, которое состоялось в Рокфеллер-центре. Несколько месяцев спустя Рокфеллер снова появился на встрече Le Cercle, на этот раз в Баварии, в преддверии усилий Никсона и Киссинджера по укреплению связей между Соединёнными Штатами и европейскими странами НАТО. Рокфеллер и Киссинджер служили каналом передачи информации от Le Cercle к администрации Никсона и, несомненно, ко многим своим друзьям в американском истеблишменте. Так, например, Дэвид Рокфеллер передал Киссинджеру документ группы, именующей себя Sint Unum, который предупреждает о подпольном «коммунистическом» проникновении в церковную сеть, включая Латинскую Америку, через «прогрессизм», «модернизм» и «либерализм». Понять, что Sint Unum на самом деле был Le Cercle, не так уж сложно. В меморандуме Киссинджера Sint Unum описывается одним из его основателей как «подпольная католическая международная организация, цель которой — противостоять коммунизму».

При этом стоит напомнить, что Дэвид Рокфеллер и его друзья были тесно связаны с ЦРУ и даже сформировали сеть своего рода, «сверх-ЦРУ», благодаря тесным личным отношениям со сменявшими друг друга президентами и директорами ЦРУ, занимая должность советника по национальной безопасности и другие высокопоставленные государственные должности, а также благодаря связям практически со всеми ключевыми НПО. Дэвид Рокфеллер информировался различными начальниками подразделений ЦРУ обо всём, что происходило в управлении, поэтому его позиции в Бильдерберге, Трёхсторонней комиссии, Совете по международным отношениям (CFR) и Le Cercle можно рассматривать как одну большую спецоперацию частной разведки.

Американский совет безопасности и стратегия «спровоцированного конфликта» с СССР

Впрочем, кругами Рокфеллеров и Восточного истеблишмента связи Le Cercle в США отнюдь не ограничивались. Главным партнёром «Круга» в годы холодной войны был Американский совет безопасности (ASC). Он контролировался «бывшими» американскими военными и офицерами разведки и действовал и как аналитический центр/лоббистская группа, и как полноценная разведывательная сеть, которая была призвана бороться с «коммунистической подрывной деятельностью».

Брайан Крозье впервые оказался на подступах к ASC благодаря любопытной фигуре Фрэнка Роквелла Барнетта. Когда Крозье впервые столкнулся с Барнеттом, последний технически уже порвал связи с ASC, но был связан с другой группой, ориентированной на национальную оборону и известной как Информационный центр по национальной стратегии (NSIC): «В Мадриде — в приёмной Франко — Крозье встретил одного из будущих главных сторонников британского лобби противодействия подрывной деятельности: Фрэнка Роквелла Барнетта, который с 1962 года руководил базирующимся в Нью-Йорке Информационным центром по национальной стратегии (NSIC). Барнетт имел большой опыт пропаганды времён холодной войны, проработав с 1958 по 1962 год в качестве директора программы Института американской стратегии (IAS)… Во время их встречи в Мадриде в 1966 году Барнетт пригласил Крозье приехать в Соединённые Штаты, как только его работа с Франко будет завершена»[13].

NCIS — любопытная организация сама по себе. Барнетт был специалистом по «политической войне», и она, по всей видимости, была основной целью этого аналитического центра. Другой персонаж, связанный с NSIC, также обладал глубоким опытом: «…В 1962 году Кейси вместе со своим протеже Фрэнком Барнеттом, а также пивоваренным магнатом Джозефом Корсом и Прескоттом Бушем-младшим, братом Джорджа Буша-старшего, помогли создать Информационный центр по национальной стратегии (NSIC). NSIC получил 1 миллион долларов на кампанию по оборонным расходам»[14].

Барнетт ранее работал с Американским советом безопасности (ASC) и группой, спонсируемой ASC, известной как Институт американской стратегии (IAS). «…Совет активно участвовал в “образовании” времён холодной войны, нацеленном на широкую публику. В период с 1955 по 1961 год ASC выступил одним из спонсоров ежегодной серии встреч, называемых Национальными военно-промышленными конференциями, на которых персонал Пентагона и Совета национальной безопасности встречался с руководителями United Fruit, Standard Oil, Honeywell, US Steel, Sears Roebuck и других корпораций. На Конференции 1958 года ASC основал Институт американской стратегии с целью внушения элитам и общественности антикоммунистической идеологии. Посредством Национальных военно-промышленных конференций, региональных встреч, семинаров и публикаций Национального военного колледжа Институт начал брать на себя роль квазигосударственного пропагандистского агентства…»[15]

Защитники христианской культуры, «братья-мусульмане» и «любимый фашист» генерала Макартура

Международный комитет защиты христианской культуры (ICDCC) — организация, которая сыграла ключевую роль в установлении контактов между Le Cercle и крайне правыми кругами в Соединённых Штатах. Он возник после Второй мировой войны, но не проявлял особой активности до конца 50‑х годов. У его первого президента Линдрата было довольно‑таки неоднозначное прошлое. В 1933 году он присоединился к крайне правому Стальному шлему. В 1934 году Линдрат вступил в СА, а в 1937 году и в НСДАП. В 1951 году он сбежал из Восточной Германии. На первой международной конференции CIDCC в 1958 году вице-президентами конференции были Пине, Солис Руис (испанский политик, который занимал ряд важных постов при Франко), а также и недавний министр иностранных дел Италии Гаэтано Мартино, который позднее занимал пост президента Европейского парламента16. Но находились в CIDCC и более любопытные фигуры: «Среди выступавших был доктор Теодор Оберландер, бывший немецкий офицер, который возглавлял украинский батальон «Нахтигаль» (СС. — Ред.) во время Второй мировой войны… Он также был делегатом Антикоммунистической лиги азиатских народов»[17].

Также интересно отметить, что Оберландер, сторонник политического ислама, выполняя обязанности министра по делам беженцев, финансировал Духовное управление по делам мусульманских беженцев. В то время эта организация в основном состояла из мусульман турецкого происхождения, которые служили нацистам на Восточном фронте. Управление будет способствовать установлению тесных связей с «Братьями-мусульманами»*.

Особый интерес будут представлять связи Комитета с Америкой: «…Следующее заседание президиума было проведено в Париже в декабре 1962 года, и впервые в нём участвовал американский представитель, генерал-майор США немецкого происхождения Чарльз Эндрю Уиллоуби, который на протяжении большей части Второй мировой, оккупации Японии и войны в Корее был начальником разведки генерала Дугласа Макартура. Давний поклонник Франко и Муссолини, которого Макартур прозвал своим “любимым фашистом”, Уиллоуби после выхода на пенсию в 1951 году отправился в Испанию, чтобы действовать в качестве советника и лоббиста правительства Франко…»[18].

Фонд «Наследие»: главное — действие!

Есть ещё одна достойная рассмотрения американская группа, которая тесно связана со многими из вышеупомянутых организаций, особенно с сетью ASC и Церковью Объединения. Основанный в 1973 году Фонд «Наследие» (Heritage Foundation) после избрания Рональда Рейгана стал одним из самых влиятельных аналитических центров во всей стране. Он и по сей день сохраняет огромное влияние на американское консервативное движение. Источник его первоначального начального капитала не должен никого удивить: «В 1975 году благотворительный фонд семьи Скейф пожертвовал 195 тыс. долларов новому консервативному аналитическому центру в Вашингтоне, фонду “Наследие”. В течение следующих десяти лет Скейф стал его крупнейшим спонсором… К 1998 году сумма его пожертвований достигла в целом около 23 миллионов долларов… Раньше Скейф был крупнейшим донором Американского института предпринимательства (AEI), более старого, конкурирующего консервативного аналитического центра в Вашингтоне, но у Heritage была новая модель, которая покорила его. В отличие от исследовательских центров прошлого Фонд был целенаправленно ориентирован на политику, гордясь созданием и внедрением глубоко консервативных идей в американский мейнстрим»[19].

К слову, Ричард Меллон Скейф — давний финансовый покровитель Брайана Крозье. Не удивительно, что соучредитель Heritage и долгое время его президент Эдвин Фойлнер был, по‑видимому, очень близок к Le Cercle: «Основное финансирование со стороны частного сектора для кампаний Le Cercle/6I будет также предоставлено американским фондом “Наследие”, президент которого с 1977 года, Эдвин Фойлнер, присутствовал на встрече “Круга” в декабре 1979 года. Фонд “Наследие”, роль которого скрывается в мемуарах Крозье, обеспечил инфраструктуру и финансирование трёх групп Le Cercle/6I, занимавшихся в Великобритании пропагандой против мира. Хотя часть финансирования была прямой и, следовательно, публичной, фонд “Наследие” также создал посредника, действовавшего как канал для скрытого финансирования кампаний Le Cercle/6I: организации International Freedom Fund Establishment (IFFE), которой руководил сам Крозье, который, таким образом, стал представителем Фонда в Великобритании. … Крозье признал, что IFFE получил в общей сложности 200 тыс. фунтов стерлингов от Heritage Foundation в период с 1982 по 1986 год, но отказался назвать конечных бенефициаров таких щедрых пожертвований»[20].

6I: приватизация операций ЦРУ

Теперь настало время поговорить о, так сказать, оперативной деятельности Le Cercle. «Круг» обладал не меньшим разведывательным потенциалом, чем Дэвид Рокфеллер и его «сверхЦРУ». Потенциалом, который руководство группы намеревалось направить не просто на «сдерживание» советского влияния, но на активное противодействие ему. Сам Крозье писал: «Десятилетие 70‑х характеризовалось концепцией “разрядки”, означающей ослабление международной напряжённости. Эта концепция вводила в заблуждение. На протяжении всего периода моего пребывания на посту директора Института по изучению конфликтов я участвовал в разоблачении заблуждений “разрядки” и предупреждал Запад об опасностях, связанных с политикой иллюзий. Разрядка означала разные вещи по обе стороны железного занавеса. На Западе сторонники “разрядки” … полагали, что она приведёт к общему сокращению бремени вооружений за счёт уменьшения страха. Многие даже надеялись, вопреки всем свидетельствам, что со временем “разрядка” сможет убедить советское руководство, что теперь СССР должен прекратить свою идеологическую войну против Запада и всех стран, которые ещё не находились в советской орбите. Предполагалось, что торговля сделает Советский Союз более процветающим и, следовательно, более готовым остановить подрывную деятельность против других стран. С советской стороны устремления разительно отличались. Советы надеялись, что Запад в одностороннем порядке сократит оборонные бюджеты и устранит любые препятствия на пути к советскому приобретению высоких технологий, с помощью которых можно было бы наращивать и без того чрезмерную военную мощь СССР. Они надеялись, что Запад дал бы постоянное — то есть де-юре — признание послевоенных границ Европы: другими словами, сталинских завоеваний и аннексий. Их конечная надежда заключалась в том, что будет заключён Договор о европейской безопасности, что приведёт к роспуску НАТО и Варшавского договора. Американцы выведут свои войска из Европы, а советские войска смогут запугать её, а при необходимости и оккупировать»[21].

Участники Le Cercle готовы были протянуть руку помощи коллегам из разведки и даже взять на себя часть их функций. В начале 70‑х ЦРУ подверглось резкой критике за свою роль во вьетнамской войне и Уотергейте. Репортёры и официальные комитеты по расследованию начали пристально изучать управление, и вскоре всплыло множество историй о шпионаже внутри США, проникновении в СМИ, подрывной деятельности против иностранных правительств, убийствах иностранных лидеров и крупномасштабных экспериментах по контролю над разумом. Дополнительные сомнения насчёт ЦРУ были связаны с его предполагаемой ролью в убийстве Джона Кеннеди. На фоне всей этой информации были приняты меры по сокращению автономии ЦРУ. Запрет на внутренний шпионаж был усилен, в то время как Конгресс и Сенат получили гораздо большее влияние на назначение чиновников ЦРУ и распределение его бюджета. Они запрашивали многочисленные брифинги и решали, какие тайные операции разрешены, а какие нет. ЦРУ больше не имело права ниспровергать какое‑либо иностранное правительство или убивать любого лидера по своему усмотрению.

Эти изменения в надзоре за тайными операциями ЦРУ не понравились многим руководителям и соратникам разведки, таким как Брайан Крозье. Они утверждали, что возможности ЦРУ по сбору разведданных и оперативному вмешательству теперь почти полностью уничтожены; тем более после того, как назначенный президентом Картером директор ЦРУ адмирал Стэнсфилд Тёрнер начал в 1977 году чистку управления от антисоветски настроенных сотрудников. Крозье и его соратники из Le Cercle искали решение и пришли к идее создать собственное транснациональное секретное разведывательное агентство. Из соображений безопасности у этой группы изначально не было названия: она стала известна как 6I.

По словам Крозье, 6I стало «агентством оперативной разведки частного сектора, не подчиняющимся никакому правительству, но находящимся в распоряжении союзных или дружественных правительств…» Оно создавалось «для получения надёжных разведданных в областях, изучать которые правительствам было запрещено либо по закону (как в США), либо потому, что политические обстоятельства сделали такие расследования трудными или потенциально затруднительными, а также для проведения секретных операций по борьбе с подрывной деятельностью в любой стране, в которой такие действия считались бы возможными. Было решено, что посторонние лица не должны быть осведомлены о существовании данной организации, за исключением случаев, когда, по мнению одного из нас, это лицо было сочтено подходящим кандидатом для вербовки»[22].

Члены 6I, существовавшей с 1977 по 1988 год, были из Англии, Франции, Германии, Южной Африки, США и, скорее всего, некоторых других стран. Организация наладила связи с принцем Саудовской Аравии Турки и шахом Ирана. По крайней мере, в некоторых случаях 6I сообщал полученные разведданные Папе. По словам Крозье, между Le Cercle и 6I было лишь «незначительное совпадение». Это несколько вводит в заблуждение, поскольку многие из ключевых лиц «Круга» были частью 6I, в том числе, сам Брайан Крозье, Жан Виоле, Жорж Альбертини,граф Хюн, Ганс Кристоф Шенк Фрайхерр фон Штауффенберг и генерал Стилвелл. Из других известных фигур членов Le Cercle следует назвать таких как Николас Эллиот, Роберт Мосс, Уильям Уилсон, генерал Фрейзер.

В своей биографии Крозье рассказал о встрече, которая положила начало 6I: «Вопрос заключался в том, можно ли что‑то сделать в частном секторе — не только в Великобритании, но и в Соединённых Штатах и других странах западного альянса. Некоторые из нас, обменявшись мнениями, решили, что действия действительно возможны. И взяли на себя инициативу, созвав совсем небольшую и совершенно секретную встречу в Лондоне…»[23]

Можно предполагать, что третьим британцем был участник Le Cercle сэр Питер Теннант из Barclays (один из наиболее аристократических банков с исторически большим количеством членов Общества Пилигримов, Клуба 1001 и Ордена Святого Иоанна). Теннант фигурирует как председатель одной из сессий «Круга». В 1977 году Теннант был директором и промышленным советником Barclays Bank, который раньше располагался в лондонском Сити, недалеко от Банка Англии. Сам Теннант долгое время был торговым представителем Сити.

Кроме того, стоит иметь в виду, что в начале Второй мировой Теннант был завербован в Управление специальных операций (SOE) полковником сэром Чарльзом Хамбро, который основал его 1942 году. Сэр Чарльз был председателем Hambros Bank — ещё одного весьма аристократического банка, представленного в Обществе Пилигримов и в Клубе 1001. Он был очень хорошим другом и Уинстона Черчилля, и семьи Бильдерберг, и семьи Валленбергов. Интересно, что заместитель сэра Хамбро в SOE, Генри «Гарри» Спорборг, попал в небольшой комитет другой группы Крозье под названием «Щит» (Shield), ставивший своей целью продвижение М. Тэтчер в кресло премьера.

Брайан Крозье не упомянул в своей биографии, что операции 6I, которые обходились не менее чем в 1 миллион долларов в год, оплачивались Ричардом Меллоном Скейфом, Рупертом Мёрдоком и сэром Джеймсом Голдсмитом. Все эти люди были богатыми неоконсерваторами, связанными с ЦРУ и «Моссад».

Чемпион по свержению иностранных правительств

Теперь скажем несколько слов о фигуре, которую Крозье назвал вполне открыто в качестве соучредителя и члена 6I. Речь пойдёт об отставном генерале Верноне Уолтерсе, крупной фигуре, которая, похоже, представляла ту фракцию разведки США, которая была не особо обрадована изменениями в системе контроля над ЦРУ.

Как и многие ведущие члены Le Cercle и некоторые из высших руководителей ЦРУ, Уолтерс был близок к Ватикану. Он получил образование у иезуитов, а затем стал членом Суверенного Военного Мальтийского ордена, что обеспечило ему постоянный доступ в Ватикан в любое время.

В начале холодной войны, в 1947–1948 годах, Уолтерс служил военным атташе в Бразилии и присутствовал вместе с президентом Трумэном и госсекретарем Джорджем Маршаллом на саммите Организации американских государств в Рио‑де-Жанейро в 48‑м. В период 1948–1954 гг. Уолтерс был помощником члена Общества Пилигримов Аверелла Гарримана, сначала в Европе, где Гарриман был ответственным за план Маршалла, затем в Корее в 1950 году и, наконец, в Иране в 1951 году. В последнем случае Гарриман пытался выступить посредником между иранским правительством Мосаддыка и британцами по вопросу национализации Англо-иранской нефтяной корпорации. Переговоры сорвались, и в 1953 году в результате переворота, совместно организованного МИ-6 и ЦРУ, Мосаддык был свергнут, а к власти пришёл антикоммунистически настроенный шах. Ещё одна дипломатическая миссия с Гарриманом последовала в 1954 году в Иран и Югославию. В 1951 году Гарриман был соучредителем Совета по психологической стратегии, в который вошёл и Нельсон Рокфеллер.

В 1951 году Уолтерс участвовал в создании и управлении штабквартирой НАТО в Париже, работая здесь до 1956 года. В 1958 году Эйзенхауэр отправил своего вице-президента Ричарда Никсона в латиноамериканское турне с Уолтерсом в качестве его помощника и переводчика. Уолтерс исполнял аналогичную роль и для Эйзенхауэра на различных конференциях. В 1958–1960 гг. Уолтерс был военным атташе США в Париже. Впоследствии он служил военным атташе в Италии в 1960–1962 гг., когда он и ЦРУ пытались помешать левым прийти к власти. Затем, с 1962 по 1967 год, он был армейским атташе в Бразилии, период, который совпал с военным переворотом 1964 года его старого друга полковника Умберто Каштелу Бранку. Затем, с 1967 по 1972 год, он вернулся в Париж в качестве военного атташе.

В 1972 году, по‑видимому, по рекомендации Киссинджера, Уолтерс был назначен заместителем директора ЦРУ при Ричарде Хелмсе, оставаясь на этой должности при Джеймсе Шлезингере, Уильяме Колби и Джордже Буше-младшем. С начала июля до начала сентября 1973 года, в промежутке между Шлезингером и Колби, Уолтерс фактически исполнял обязанности директора. При Хелмсе Уолтерс, похоже, был активно вовлечён в Уотергейтский скандал 1972–1973 годов.

Кроме того, будучи замдиректора ЦРУ, Уолтерс был одним из ключевых организаторов операции «Кондор» по созданию в Латинской Америке сети антикоммунистических «эскадронов смерти». Летом 1974 года он поехал в Чили, чтобы посовещаться с новоиспечённым проамериканским диктатором Аугусто Пиночетом. В течение следующих нескольких лет глава чилийского отделения ЦРУ Стюарт Бертон и Уолтерс считались «закадычными приятелями» Мануэля Контрераса, главы службы безопасности Пиночета. 25 ноября 1975 года именно Контрерас пригласил руководителей военной разведки диктаторских режимов Аргентины, Боливии, Парагвая и Уругвая в Чили, чтобы официально утвердить план «Кондор».

ФБР заподозрило Уолтерса в причастности к убийству 21 сентября 1976 года в Вашингтоне чилийского эмигранта Орландо Летельера. Уолтерс определённо скрывал от ФБР тот факт, что он не раз встречался с Контрерасом, при этом ЦРУ исключило Пиночета из числа подозреваемых.

С приходом Джимми Картера в 1976 году Уолтерс покинул госслужбу и участвовал в чёрных сделках с оружием и нефтью. В 81‑м, с избранием Рейгана, Уолтерс вернулся в правительство США в качестве посла по особым поручениям, по‑видимому, по рекомендации госсекретаря Александра Хейга, мальтийского рыцаря, который работал под руководством Киссинджера при Никсоне в качестве заместителя советника по национальной безопасности и поэтому был знаком с Уолтерсом. Уолтерс остался под руководством Джорджа Шульца, сменившего Хейга в июле 1982 года. За годы правления Рейгана Уолтерс посетил 108 стран, встречаясь с главами государств почти в каждой из них.

Среди первых заданий Уолтерса от администрации Рейгана были посещения ряда центральноамериканских режимов с целью организации и поддержки борьбы никарагуанских контрас. В 81‑м он дважды посетил Гватемалу, возглавляемую правым генералом Ромео Лукасом Гарсией, финансовую помощь которому администрация Картера прекратила в 1977 году. Теперь Израиль и правительство Рейгана были счастливы поставлять Лукасу Гарсиа оружие. Однако он не хотел присоединяться к борьбе контрас, что потребовало визитов Уолтерса. В мае 1981 года Уолтерс встретился с полковником Густаво Альваресом и другими официальными лицами Гондураса. Альварес был важным организатором антикоммунистического эскадрона смерти, занимающегося торговлей наркотиками. В июне того же года Уолтерс побывал в Аргентине, чтобы убедить военного диктатора Роберто Виолу поддержать войну контрас против никарагуанских сандинистов.

Неудивительно, что в какой‑то момент Уолтерса охарактеризовали как человека, «прямо или косвенно участвовавшего в свержении большего числа правительств, чем любое другое должностное лицо правительства США»[24]. Сам же он был склонен объяснять такие заявления коммунистической пропагандой: «Коммунисты и их друзья считают необходимым очернять тех, кто их победил, поэтому они распространяют слух о том, что американцы действительно стояли за бразильской, чилийской или любыми другими революциями, которые им не нравятся. К сожалению, многие испытывающие чувство вины американцы наивно им верят»[25].

Вот с такими людьми Крозье и собирался заниматься тем, что описывает в своей книге: «…Мы планировали как начать секретные операции в наших странах, так и координировать текущие открытые акции многих частных групп, участвующих в сопротивлении советской пропаганде и активным мероприятиям. В то время у нас не было планов действовать как шпионское агентство в странах советского блока. Мы чувствовали, что эту задачу всё ещё можно поручить существующим разведывательным службам, включая ЦРУ. Наша основная задача заключалась в борьбе с подрывной деятельностью. Мы рассчитывали, что неизбежно, от случая к случаю, у нас окажутся секретные разведданные. Их мы передавали по нашему усмотрению заинтересованным союзным агентствам. Мы также намеревались дополнить анализ, предоставляемый американскому, британскому и другим союзным правительствам официальными секретными агентствами. Во многих случаях эти анализы оказались бы разными и в этом смысле представили бы альтернативную оценку текущих опасностей в интересах президентов и премьер-министров…»[26]

«Стратегия напряжённости», ложа P2 и «чёрный барон»

Обладая мощными разведывательными возможностями и идеологическими установками, Le Cercle активно подключился к разработанной ЦРУ «стратегии напряжённости» для Европы. Она ставила своей целью борьбу с «коммунистической подрывной деятельностью» и наиболее интенсивно разворачивалась в Италии и Бельгии. А потому неудивительно, что среди участников «Круга» оказалось большое количество ключевых фигур теневой политики этих стран.

В Италии член Le Cercle Джулио Андреотти был одним из главных закулисных игроков на протяжении всей холодной войны. Он начал свою карьеру под руководством сторонника Панъевропы Альчиде де Гаспери, одного из первых строителей Европейского союза, которого, вполне вероятно, приглашали ещё на первые собрания Le Cercle. С 50‑х гг. и до начала 90‑х Андреотти занимал практически все влиятельные должности в кабинете министров. Он был премьер-министром в 1972–1973, 1976–1979 и 1989–1992 годах.

Что касается закулисного влияния Андреотти, то вполне возможно, что заявления Роберто Кальви о том, что именно Андреотти был настоящим главой ложи P2 вместе со своими товарищами — мальтийскими рыцарями Франческо Косентино и Умберто Ортолани, соответствуют действительности. Глава P2 Личо Джелли, возможно, и был прозван «кукловодом Италии» и, вероятно, также был членом мальтийского ордена, но, в отличие от Андреотти и Ортолани, подноготная не позволяет считать его подлинным вдохновителем событий. Как показали обнаруженные позднее документы «Гладио», иностранными хозяевами марионеток Джелли были Никсон, Киссинджер и Хейг.

Главная цель ложи P2 заключалась в том, чтобы сформировать правую элиту, которая прибегала бы к пропаганде, терроризму и переворотам, чтобы удержать чрезвычайно могущественные коммунистические и социалистические элементы в Италии вне власти. ЦРУ, итальянские христианские демократы, крупные банки и транснациональные корпорации, Ватикан, Opus Dei и аристократия мальтийских рыцарей, вращавшаяся вокруг Отто фон Габсбурга, — никто не собирался ждать, когда левые придут к власти, поэтому P2 стала их ответом.

Ещё один человек посещал заседания Le Cercle в 1980‑х, в то самое время, когда разразились скандалы, связанные с Banco Ambrosiano, ложей P2 и Gladio. Звали его Джанкарло Элиа Валори, и он был замешан во всех этих скандалах. Еще в 1960 году Валори стал секретным камергером Папы. На этом посту он был протеже того самого мальтийского рыцаря Умберто Ортолани. Позже Ортолани познакомил Валори с Джелли. Эти двое продолжали быть близкими соратниками на протяжении 70‑х годов, когда сеть P2 была наиболее активной. Кроме того, Валори был другом аргентинского диктатора Хуана Перона, которого он представил Джелли. Несмотря на пребывание в тени, Валори по‑прежнему силён. В XXI веке он встречался с такими людьми, как Генри Киссинджер, Кондолиза Райс, Колин Пауэлл, Джордж Шульц, Джеймс Вулфенсон и другими представителями глобального суперкласса.

Что касается Бельгии, то надо начать с бывшего министра обороны и премьер-министра Поля ван ден Буйнантса и его давнего закадычного друга по холодной войне барона Бенуа де Бонвуазена. Отец де Бонвуазена был первым участником Бильдербергского клуба и директором Societe Generale, главной опоры бельгийской экономики и связанной с Ватиканом аристократии.

Сын и его соратники стали представлять находящуюся под влиянием Ватикана панъевропейскую сеть, в значительной степени противостоящую более либеральной бильдербергской аристократии. В 1969 году Поль ван ден Буйнантс и Бенуа де Бонвуазен — оба, как утверждается, принадлежали к Opus Dei — были среди основателей Cercle des Nations, панъевропейского аристократического бельгийского клуба, в котором основатель Le Cercle Жан Виоле оказался одним из очень немногих иностранных членов. Когда клуб только возник, в нём было около 80 членов, но он быстро рос. Ван ден Буйнантс и де Бонвуазен также были вовлечены в Европейскую академию политических наук Жана Виоле (AESP), в то время как штаб-квартира другой панъевропейской группы, Institut Europeen de Developpement (IED), находилась в замке барона де Бонвуазена. Соучредителем и вицепредседателем IED был Поль Ванкерховен, сторонник Отто фон Габсбурга и основатель бельгийского отделения Всемирной антикоммунистической лиги. В 1972 году Ванкерховен был соучредителем CEPIC, ультраправой внутренней группы Социалхристианской партии (PSC) ван ден Буйнантса и барона де Бонвуазена.

Эта группа, в которую входили многие аристократические деятели, временами пыталась подорвать демократический процесс в Бельгии с помощью подпольных правых формирований, связанных с ЦРУ, таких как Westland New Post, Front de la Jeunesse и Group G (тайно действовала в рамках жандармерии). Одна из таких попыток была предпринята в начале 1970‑х годов, другая — в начале 80‑х. В этой связи нельзя упускать из виду организацию под названием Public Information Office (PIO), основанное в 1974 году ультраправое частное разведывательное агентство, которым руководит майор Жан Бужероль. По словам высокопоставленного офицера ЦРУ Рэя Клайна, Бужероль обучался в США тактике борьбы с повстанцами. В Бельгии он был членом подконтрольной ЦРУ и НАТО сети «Гладио».

В течение 1980‑х годов барон Бонвуазен стал известен как «Чёрный барон». Различные расследования показали, что он был основным финансистом подпольных правых боевиков в Бельгии и помогал им контактировать с коллегами в других европейских странах. Излишне говорить, что де Бонвуазен и его близкие союзники, такие как Пол ван ден Буйнантс, Пол Ванкерховен и другие, подозревались в работе на ЦРУ.

При этом, как выясняется, барон де Бонвуазен посещал собрание Le Cercle, проходившее в июне 1982 года в Бонне. Кроме того, появилась фотография 70‑х годов, на которой барон де Бонвуазен стоит рядом с Дэвидом Рокфеллером, беседуя с Антуаном Пине. Учитывая, что все они были участниками Le Cercle, можно с уверенностью сказать, что на фотографии изображена встреча «Круга» середины 70‑х годов в Вашингтоне. Таким образом, де Бонвуазен посещал Le Cercle как в 70‑х, так и в 80‑х годах.

Ещё одним очень важным посетителем бельгийского «Круга» был Флоримон Дамман. Дамман оказался вовлечен в Союз Панъевропы Отто фон Габсбурга, являлся председателем Движения за Европейский союз (MAUE). Он стал ключевым основателем Европейской академии политических наук (AESP) Отто фон Габсбурга и Жана Виоле и участником мероприятий AESP под названием «ужины Карла Великого». В них принимали участие Габсбург, Ванкерховен, Жоне, Виоле, Крозье, Андреотти и другие. В 1969 году на такой ужин был приглашён Ив Герен-Серак — правый боевик, который основал португальскую группу «Гладио» Aginter Press.

Любители моджахедов из Сафари-клуба

Однако интересы и влияние Le Cercle распространялись не только на Запад, но и на Восток. В контексте этого нам стоит рассмотреть ещё один проект — Сафари-клуб (Safari Club), который стал своего рода аналогом сети 6I и латиноамериканского «Кондора». Тем более что в реализации всех этих инициатив участвовали зачастую одни и те же люди.

Основными основателями «Клуба» в 1976 году стали генерал Уолтерс и граф де Маранш. Последний являлся главой французского SDECE с 1970 по 1981 год. Он был назначен на эту должность Жоржем Помпиду из‑за его дружбы с зятем Помпиду. Ему поручили вычистить голлизм из рядов французской разведки и согласовать её деятельность с Соединёнными Штатами. На момент назначения Маранша Уолтерс был военным атташе во Франции. Оба мужчины принадлежали к рыцарям Мальты и стали хорошими друзьями на всю жизнь. Когда Уолтерс был назначен заместителем директора ЦРУ, их отношения перешли на ещё более высокий уровень.

В 1976 году Уолтерс и де Маранш тайно привлекли Анвара Садата из Египта, Саддама Хусейна из Ирака и шаха Ирана в антикоммунистический альянс под названием Safari Club. Пока Уолтерс работал с де Мараншем, его босс, директор ЦРУ Джордж Буш, благодаря своим связям в нефтяной сфере, сыграл ключевую роль в привлечении в Сафари-клуб саудитов. Бывший директор ЦРУ Ричард Хелмс, который к тому времени стал «послом» в Иране, и ключевой член Le Cercle Тед Шекли также играли важную роль в этих связях с Саудовской Аравией.

«Сафари-клубу нужна была сеть банков для финансирования своих разведывательных операций. С официального благословения Джорджа Буша-старшего в качестве главы ЦРУ Адхам преобразовал небольшой пакистанский торговый Bank of Credit and Commercial International (BCCI) в колоссальную машину по отмыванию денег, скупающую банки по всему миру для создания крупнейшей в истории сети по тайному перемещению денег». Кроме того, «Адхама, его преемника принца Турки и их саудовское агентство GID, или Мухабарат, обвиняли в финансировании неофициальных тайных операций ЦРУ по всему миру. Сюда входит поддержка предполагаемого «частного ЦРУ», близкого к Бушу и руководившегося бывшими сотрудниками ЦРУ, такими как Эд Уилсон, Теодор Шекли… и Том Клайнс…»[27]

И Камаль Адхам, и особенно принц Турки ибн Фейсал были очень близки с Le Cercle. Оба также имели тесные контакты с пакистанской военной разведкой ISI. Адхам, принц Турки и Сафари-клуб сыграли решающую роль в поддержке исламских экстремистов в Афганистане во время советской оккупации. Сообщается, что Усама бен Ладен был одним из личных контактов принца Турки. Эта связь вызвала много споров вокруг принца после событий 11 сентября, когда он всё ещё был главой разведки Саудовской Аравии.

Связи Le Cercle с исламским миром весьма сильны. Несмотря на воинственность Opus Dei и некоторых других католических орденов относительно ислама, Le Cercle тем не менее тесно сотрудничал с Саудовской Аравией и Ираном до свержения шаха. Поддержка Сафари-клубом моджахедов в Афганистане в этой связи весьма показательна. Здесь религиозный экстремизм был откровенно использован против СССР при поддержке Le Cercle. И, возможно, наиболее интересным аспектом является участие связанных с Le Cercle корифеев Восточного истеблишмента в запуске афганского проекта, пришедшего на смену «разрядке» при президенте-«голубе» Джимми Картере.

Впервые «разрядка» получила известность во внешнеполитических кругах США во времена Генри Киссинджера при администрациях Никсона и Форда. Киссинджер был гостем Le Cercle, как и Дэвид Рокфеллер. Рокфеллер вместе со Збигневом Бжезинским основал Трёхстороннюю комиссию, элитную организацию, наиболее активно участвовавшую в разрядке напряжённости в 70‑е годы. Администрация Картера была переполнена членами Трёхсторонней комиссии, такими как Бжезинский, который работал советником Картера по национальной безопасности.

И всё же именно Бжезинский, по настоянию Дэвида Рокфеллера, подтолкнул администрацию Картера к отказу от «разрядки» в пользу «конкуренции» с Советским Союзом на Ближнем Востоке. Картер пошёл на значительные программы создания новых вооружений, а также увеличил сам военный бюджет. Бжезинский создал в Белом доме специальный координационный комитет (SCC), который был занят тайной деятельностью и различными деликатными операциями. Показательно, что Госдеп ничего не знал об этой активности.

Кроме того, Бжезинский препятствовал усилиям госсекретаря Вэнса, который выступал за переговоры о выводе советских войск из Афганистана. «Правительство Соединённых Штатов с самого начала было разделено на сторонников «истекания кровью», которые хотели удержать советские войска в Афганистане и, таким образом, отомстить за Вьетнам, и «договорников», которые хотели заставить их уйти через сочетание дипломатии и военного давления. … Даже в конце 1980‑х сторонники «истекания кровью» до самого конца боролись против Женевских соглашений»[28].

Теодор Шекли, американский куратор

Скажем несколько слов о ключевых оперативных игроках во всех этих событиях. Первым приходит на ум Теодор Шекли, который был самым важным «отставным» офицером ЦРУ, участвовавшим в Le Cercle.

Шекли был ветераном секретных операций ЦРУ. Он служил в Берлине в середине 50‑х годов под руководством своего наставника Билла Харви. После этого он вместе с Харви перебрался на станцию ЦРУ JM/WAVE в Майами, где им, в первую очередь, было поручено подорвать авторитет Фиделя Кастро. После того как радикально настроенный Харви за игнорирование приказов об отступлении во время кубинского ракетного кризиса в октябре 1962 года был отправлен Кеннеди работать в Рим, станцией стал руководить Шекли. В течение следующего года сотрудники ЦРУ, служившие в JM/WAVE под командованием Шекли, фигурировали во множестве обстоятельств, связанных с убийством Кеннеди.

Шекли занимал пост начальника отделения ЦРУ в Лаосе с 1966 по 1968 год, где, как сообщается, «исчезли» сотни подозреваемых двойных агентов, работающих на ЦРУ. В 1972 году он вернулся в Соединённые Штаты, где до 1976 года занимал должность начальника отдела Западного полушария ЦРУ, курируя операции в Северной и Южной Америке.

В мае 1976 года новый директор ЦРУ Джордж Буш повысил Шекли до заместителя директора по операциям. Где‑то в этот период Тед Шекли познакомил главу ложи P2 Личо Джелли — главного героя кампании по реализации «стратегии натяжённости» в Италии — с помощником Киссинджера Александром Хейгом. И именно тогда, в 76‑м году, Буш, Шекли и Хелмс создали сеть Safari Club с саудитами и другими ближневосточными режимами, чтобы обойти надзор Конгресса над ЦРУ.

К несчастью для Теда Шекли и ряда других высокопоставленных офицеров ЦРУ в 1977 году президентом стал Джимми Картер. Назначенный им директор ЦРУ адмирал Стэнсфилд Тёрнер был его старым другом и следовал политике Картера в отношении прав человека и невмешательства. В свете бесчисленных расследований государственных переворотов, организованных ЦРУ к декабрю 1977 года, Тед Шекли был отстранён от должности начальника тайных операций. В 1979 году его уволили.

Уйдя из ЦРУ, Шекли основал Research Associates International, «консалтинговую фирму», специализирующуюся на торговле нефтью. В 80‑е годы он оставался близким другом вице-президента Буша, который помог ему начать работу в нефтяном бизнесе. Именно здесь мы снова идём по следам Le Cercle. Известно, что Шекли посещал Le Cercle в 1983, 1987 и 1990 годах. Кроме того, в 1994 году им была основана некая компания под названием Atlantic Cercle, Inc., которая была зарегистрирована в поместье Шекли в Майами. Джулиан Эмери, агент МИ-6 и президент Le Cercle с 85‑го до начала 90‑х годов, фигурировал как один из ключевых сотрудников Atlantic, что недвусмысленного говорит о том, что мы имеем дело с Le Cercle.

Ричард Т. Маккормак, ещё один соучредитель Atlantic Cercle, Inc., на протяжении десятилетий был советником правительства США по международным экономическим и деловым вопросам, в основном, при администрациях Никсона, Рейгана и Буша-старшего.

США как банановая республика

Джин Уитон, в конце 80‑х гг. участвовавший в разоблачении «Иран-контрас», помог прояснить то, к чему стремились к концу 70‑х Тед Шекли и его друзья из ЦРУ. Тогда многие операции управления ЦРУ были, так сказать, приватизированы через вышеназванные группы. Это был тот же период, когда Джимми Картер оттеснил этих людей в пользу менее воинственной внешней политики (впрочем, как мы видели, уже в его президентство «ястребы» начинают заменять «голубей»).

Уитон был бывшим офицером полиции, следователем по военным уголовным делам и специалистом в сфере безопасности. Он также работал консультантом по борьбе с терроризмом — корпорации Rockwell Corporation, королевской семьи Саудовской Аравии и шаха Ирана. Всё это было до того, как он попал в «ближний круг», который, как выяснилось, состоял из людей, с которыми он не хотел иметь ничего общего. В 2002 году Уитон вспоминал: «Фактически, в конце 70‑х, после того как Джерри Форд проиграл выборы Джимми Картеру в 1976 году, эти ребята были разоблачены [пришедшим со стороны директором ЦРУ и старым другом Картера] Стэнсфилдом Тёрнером и компанией по некоей причине… во всём этом были разные фракции и игры за власть… Тед Шекли, Вернон Уолтерс, Фрэнк Карлуччи, Винг Уэст и группа этих парней в конце 70‑х годов проводили собрания на скамейке в парке в Мак-Лейне, Вирджиния, так что никто не мог подслушать. Они, в основном, говорили: “Имея опыт в том, чтобы поставить диктаторов у власти”, я почти дословно цитирую один из их комментариев, “почему бы нам не относиться к Соединённым Штатам как к крупнейшей банановой республике в мире и не взять их под свой контроль?” И первое, что им нужно было сделать, это посадить своего человека в Белый дом, и это был [директор ЦРУ 1976 года] Джордж Буш. Рейган на самом деле никогда не был президентом. Он был подставным лицом. Они выбрали парня, который обладал харизмой, который был популярен и был просто хорошим старым мальчиком, но Джорджа Буша они пригласили, чтобы он фактически руководил Белым домом. Они вытащили Рональда Рейгана и Нэнси из шкафа и позволили им произносить речи, подняли их на флагшток, салютовали им и положили обратно, пока “призраки” управляли Белым домом. Они позаботились о том, чтобы Джордж Буш был председателем каждого критически важного комитета, связанного с секретными операциями. Одним из них была целевая группа вице-президента по борьбе с терроризмом. Они пригласили Буша в качестве главы целевой группы вице-президента по наркотикам, целевой группы Южной Флориды, чтобы они могли разместить людей в DEA, в Пентагоне и на таможне, чтобы вмешиваться в эти крупномасштабные международные дела по наркотикам и движению денег, связанных с наркотиками…»[29].

«Дьявольский коммунистический заговор» в Соединённом королевстве

Впрочем, эти люди не только к США относились как к «банановой республике». Нечто подобное имело место и по другую сторону Атлантики, по отношению к Великобритании. Там круги, связанные с Le Cercle, в те же годы планировали привести к власти своего человека. Речь идёт об одной из «внутренних операций», в которой структуры Крозье — в частности, комитет «Щит», — приняли активное (если не решающее) участие. А именно речь идёт о продвижении консервативной Маргарет Тэтчер на пост премьер-министра.

«Связи комплекса Le Cercle с Великобританией приводят нас в самое сердце серьёзной манипуляции британской внутренней политикой, “переворот Тэтчер”, сконцентрировавшийся в период от двух побед Гарольда Вильсона на выборах в 1974 году до избрания Маргарет Тэтчер лидером консерваторов 11 февраля 1975 года, кульминацией чего стало её избрание премьер-министром 4 мая 1979 г. Значительный объём проверенной информации подтверждает существование заговора с целью подорвать лейбористское правительство Вильсона, дискредитировать лидера либералов Джереми Торпа и заменить лидера консерваторов Эдварда Хита кем‑то “более решительным”. Колин Уоллес, бывший офицер по психологическим операциям и ключевой свидетель вмешательства МИ-5 во внутреннюю политику Великобритании в 1970‑е годы, пишет:

«Различные ключевые члены разведсообщества — прошлые и настоящие — при содействии влиятельных фигур на госслужбе, в политике и экономике создали серию проектов политической и психологической войны, которые были разработаны для:

а) предотвращения избрания и переизбрание лейбористского правительства;

б) недопущения коалиции между Лейбористской и Либеральной партиями;

в) дискредитации ключевых фигур обеих сторон;

г) сбора и распространения “чёрной” информации, которая может быть использована для дискредитации или “контроля” различных политиков, которые, как считалось, обладали негласной властью во всех трёх основных политических партиях;

д) удаления г-на Эдварда Хита с поста лидера Консервативной партии и замены его кем‑то, кто придерживается более решительного подхода к политическим и промышленным беспорядкам».

Заговорщиков можно условно разделить на две группы, первая из которых была связана со служащими МИ-5… Вторая группа представляла собой мощную коалицию частного сектора, состоящую из отставных офицеров МИ-6, дезинформационных агентов IRD и видных членов партии Тори, некоторые из которых позже будут служить министрами при Тэтчер. … Именно эта коалиция — “лобби противодействия подрывной деятельности” — была тесно связана с комплексом Cercle Pinay…»[30]

Крозье организовал предвыборную кампанию Тэтчер, приняв программу «психологических действий» Жана Виоле. Кроме того, его «Щит» также полностью убедил Тэтчер в серьёзности угрозы коммунистической подрывной деятельности в Великобритании. После того как Крозье и Хаскингс [бывший сотрудник МИ6] вручили ей меморандум, разоблачающий «дьявольскую природу коммунистического заговора», Тэтчер ответила: «Я прочитала каждое слово и разбита. Что нам делать?»

Подводя итог описанию тихого переворота Тэтчер, отметим, что «Щит» Крозье с его целями не был уникальным, и его успех на самом деле можно рассматривать как кульминацию двадцатилетних манипуляций со стороны британских правых с целью избрания премьерминистра, которого они действительно желали. «…Круг Пине в 1970‑х годах активно участвовал в попытках избрать правые правительства (наиболее известный пример — Маргарет Тэтчер в Соединённом Королевстве). Сам Крозье, похоже, претендовал на победу в избрании Тэтчер, о чём заявил на собрании Круга»[31].

А кроме того, создаётся впечатление, что тайная кампания по избранию Маргарет Тэтчер каким‑то образом была скоординирована с группой ЦРУ Теда Шекли, которая в то же время планировала заменить Картера Рейганом.

Brexit. «Европа представляет собой дисфункциональный беспорядок»

В отличие от многих других теневых структур с окончанием холодной войны деятельность Le Cercle отнюдь не завершилась. Более того, 90‑е годы прошлого века знаменуют новый этап в эволюции данной организации. Напомним, что в конце 70‑х — начале 80‑х произошёл своеобразный перехват управления «Кругом». Руководство группы перешло от ориентированных на Ватикан панъевропейцев к членам, связанным с англо-американским истеблишментом. Первые британцы, посетившие Le Cercle в 1970‑х годах, такие как Брайан Крозье, возможно, всё ещё были открыты для идеи присоединения Великобритании к Европейскому союзу в качестве третьей опоры (наряду с Германией и Францией). Однако с окончанием холодной войны и продолжающимся соперничеством с той же Францией эта точка зрения радикально изменилась. Недавние главы Le Cercle, такие как Джонатан Эйткен, лорд Ламонт и лорд Майкл Анкрам, оставаясь убеждёнными консерваторами, сыграли решающую роль в кампании по прекращению дальнейшей интеграции Великобритании в Европейский союз, а их влияние просматривается за таким недавним событием, как BREXIT.

В сентябре 2005 года Эйткен заявил: «Люди осознали, что мечта о федеративной Европе с Великобританией в центре была мечтой, которая потерпела неудачу. Я и несколько других человек заранее могли увидеть, что она потерпит неудачу, и это произошло»[32].

Ему вторит лорд Ламонт: «Европа Делора, Миттерана и Коля мертва. Нет, значит, нет. Европа представляет собой дисфункциональный беспорядок. Европе необходимо вернуться на круги своя»[33].

И вот в июне 2016 года британская общественность, несмотря на массовые пропагандистские предупреждения основных СМИ об экономическом апокалипсисе, проголосовала за выход Великобритании из Европейского союза. Впрочем, событие это, конечно, не было случайностью…

Самым выдающимся активистом-евроскептиком 90‑х годов был дальний кузен Ротшильдов сэр Джеймс Голдсмит, финансист частной разведки 6I, которого также приглашали и в Le Cercle. В ноябре 1994 года Голдсмит основал свою Партию евроскептического референдума, вложив 20 миллионов фунтов стерлингов. После его смерти в 1997 году его вдова леди Аннабель Голдсмит и зять Робин Бирли продолжили проект, вначале под названием «Форум референдума», затем название стало таким — группа давления «Демократическое движение». В 1999 году богатый, но малоизвестный бизнесмен Пол Сайкс выделил 20 миллионов фунтов стерлингов Демократическому движению и объединил с ним свою организацию, Европейскую информационную компанию. Сайкс даже продал яхту, частный самолёт, различные дома и лишил своих детей большей части наследства, чтобы профинансировать свою антиевропейскую деятельность.

Скажем несколько слов о Партии независимости Соединённого Королевства (UKIP), точнее о её финансовых донорах. Один из них — Аарон Бэнкс, который когда‑то работал в Lloyds Bank, а сегодня владеет алмазным рудником в Южной Африке и охранной фирмой с бывшими сотрудниками МИ-5 и SAS. Другой — Энди Вигмор, до недавнего времени посланник по торговле и инвестициям Британского Гондураса (Белиз) в Соединённом Королевстве. В твиттере Вигмора есть его фотография с Рейганом, когда он был ещё очень молод. В ноябре 2016 года Вигмор организовал встречу с Трампом лидера UKIP Найджела Фараджа и Аарона Бэнкса. Наконец, третье лицо — американский миллиардер Роберт Мерсер, первоклассный представитель христианских консервативных интересов и спонсор группировок, связанных с Le Cercle, таких как Фонд «Наследие» и Совет по национальной политике (CNP), а также поддерживавшего Трампа информагентсва Breitbart. Помимо связи с CNP Мерсер посещал вечеринки Эрика Принса, основателя Blackwater. Мерсер также является акционером курорта Мар-а-Лаго Трампа.

Очевидно, что Бэнкс, Вигмор и Мерсер глубоко связаны с теми же правыми кругами ЦРУ/национальной безопасности, с которыми в своё время поддерживал тесные отношения и Брайан Крозье.

Примечания:

1 1993, Brian Crozier, «Free Agent: The Unseen War, 1941–1991», p. 192.

2 2013, David Teacher «Rogue Agents: The Cercle and the 6I in the Private Cold War 1951–1991», p. 20.

3 Ibid., pp. 20–21.

4 1997, Robert Hutchinson, «Their Kingdom Come — Inside the Secret World of Opus Dei», p. 153.

5 Ibid., p. 154–155.

6 Ibid., p. 156.

7 Crozier, ‘Free Agent’, p. 192.

8 Ibid., pp. 29–33.

9 Ibid., p. 97.

10 Ibid.

11 1988, Naylor, R. T., Hot money and the politics of debt, p. 259.

12 2003, David Rockefeller, Memoirs, p. 412–413.

13 Teacher, Rogue Agents, p. 35–36.

14 2007, Peter Dale Scott, The Road to 9/11: Wealth, Empire and the Future of America, p. 97.

15 1995, Sara Diamond, ‘Roads to Dominion: Right-Wing Movements and Political Power in the United States, p. 47–48.

16 Teacher, Rogue Agents, p. 472–473.

17 2003, Dick Russell, The man who knew too much, p. 528.

18 Teacher, ‘Rogue Agents, p. 474–475.

19 2016, Jane Mayer, Dark Money: The Hidden History of the Billionaires Behind the Rise of the Radical Right, p. 77.

20 Teacher, Rogue Agents, p. 211.

21 Crozier, Free Agent, p. 96–97.

22 Ibid., p. 136.

23 Ibid., p. 135.

24 2005, Daniele Ganser, NATO’s Secret Armies, p. 273.

25 August 29, 1982, Boston Globe, Mystery Man of American Diplomacy.

26 Crozier, Free Agent, p. 180–181.

27 Scott, The Road to 9/11, p. 62–63.

28 Ibid., p. 67–68.

29 January 2002, interview by Matt Ehlingfor for Declassified Radio.

30 Teacher, Rogue Agents, p. 85–86.

31 Scott, The Road to 9/11, p. 98.

32 Interview with Jonathan Aitken.

33 2005, Lamont»s comment on the rejected European Constitution for the Bruges Group.

*запрещённая в РФ террористическая организация

Источник

Публикация на Тelegra.ph 1

Публикация на Тelegra.ph 2

Публикация на Тelegra.ph 3

  • Дмитрий Зеленцов,Le Cercle,глубинная политика Европы

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*