Александр Елисеев. Джон Сильвер, радикальные антисистемщики, фоморы, гностики и тамплиеры

Пираты — наследники древней гностической секты ператов, которые были «враждебны библейской традиции, изъяснявшейся ими также в смысле отождествления Иеговы с низшей космической силой, противополагаемой Высшему Божеству». «Ператы» значит «переправляющиеся, потусторонние», те, кто преодолевает мистическую переправу через океан бытия «из низшего мира в высший». Ператы были радикальным ответвлением гностической секты офитов, поклоняющихся Змею, соблазнившему Адама и Еву в Раю. Ператы прямо отождествляли Благого Змея с Ииусом Христом. Эрнесто Фрерса в своем исследовании «Пираты и тамплиеры» связывает пиратство с тамплиерами, вписывая это в контекст борьбы с Ватиканом. Занявшись морским разбоем, Орден Храма преследовал цель не только увеличить свои и без того огромные богатства или захватить новые корабли для своего флота. Тайной мечтой тамплиеров было разрушить власть Ватикана, для чего они нападали на корабли тех стран, которые подчинялись власти Папы и укрепляли гегемонию Католической церкви.
0
134

Юрий Стефанов в своём очерке «Капитан Копейкин под флагом «Весёлого Роджера» («Мистики, оккультисты, эзотерики». – М., Вече, 2006) связывал «мимолётного», но очень важного гоголевского («Мёртвые души») персонажа одногогого и однорукого разбойного капитана Копейкина со стивенсовским («Остров сокровищ») одноногим пиратом Джоном Сильвером. А их обоих – с фоморами кельтских сказаний и Верликой русских сказок.

Мы обратили внимание на указанное сравнение в очерке «Некромант Чичиков и его фоморский alter ego». («Мир Людей и мир теней. Мистика Подземелья. Традиционалистские очерки»)

Ю. Стефанов указывает на некий мистический смысл, который придавали стоянию на одной ноге. Он связывает это с попыткой уподобиться мировому Древу. (Это, собственно касается и пирата Сильвера.) Но ведь таких деревьев – два. Одно – Древо Жизни, вкушать плоды с которого заповедовал Господь. Оно ведёт именно наверх. А другое – Древо Познания Добра и Зла, которое обращено в Пространство вне Рая, в регион Души, где и находится инферно. Вкушение плодов с него как раз и чревато расколом и расчленением, одноногостью. («Существа стихий и компьютеры Змея»)

«А как же обстоят дела с существами (или сущностями) попроще, пониже рангом, — с Капитаном Копейкиным и капитаном Сильвером? – пишет Ю. Стефанов. – Они, ведь, как никак, тоже потомки-родичи Верлиоки. Первый из них становится атаманом шайки разбойников и появляется в рязанских лесах, хоть каким-то боком прибиваясь к древесному царству, второй же сливается с пиратской вольницей и за неимением Мирового древа довольствуется той из мачт «Испаньолы» (Стивенсон, по-моему, не указывает ее точного названия), у подножия которой стоит бочка с одним единственным, да к тому же гниловатым, яблоком на дне: этим вполне библейским плодом Сильвер соблазняет матросов, перетягивая их в свою фоморскую шайку и выступая, таким образом, в роли ветхозаветного змия-искусителя».

И здесь крайне любопытны соображения Юрия Соловьёва, который нашёл гностический подтекст в указанном очерке. По его мнению, он «кроется в именах главных героев романа, пиратов. Они ведь не просто «джентльмены удачи» или «вольное братство»… Пираты — наследники или метафора древней гностической секты ператов, которые опять-таки были «враждебны библейской традиции, изъяснявшейся ими также в смысле отождествления Иеговы с низшей космической силой, противополагаемой Высшему Божеству». «Ператы» значит «переправляющиеся, потусторонние», те, кто преодолевает мистическую переправу через океан бытия «из низшего мира в высший». («Затворник Тёплого стана». – «Мистики, оккультисты, эзотерики».)

С точки зрения Священной науки, созвучия типа «ператы»/«пираты» очень даже не случайны.
Что же до ператов, то они были самым радикальным ответвлением гностической секты офитов, поклоняющихся Змею, соблазнившему Адама и Еву и Раю. И ператы пошли, пожалуй, дальше всех, прямо отождествив Змея с Ииусом Христом. Что ж, одноногий Сильвер очень даже «тянет» на символ Змея-Искусителя.

И здесь, конечно, просто необходимо указать на исследование Эрнесто Фрерса «Пираты и тамплиеры» (СПб., «Евразия», 2008). В нём он связывает пиратство с тамплиерами, вписывая первый в контекст борьбы с Ватиканом.

Сами тамплиеры вовсе не исчезли после своего разгрома при Филиппе Красивом. «Во Франции многие из них нашли защиту у союза каменщиков (maçons), с которым они укрепили связи во время строительства соборов, в Испании они вступили в другие военные или религиозные ордены, а в Германии присоединились к ганзейским рыцарям-тевтонам. Но удивительнее всего было исчезновение из Лa-Рошели громадного флота тамплиеров, который испарился из порта в ту самую ночь, когда Филипп Красивый начал бесчестную облаву на рыцарей-тамплиеров».

Здесь автор выступает очередным адвокатом «необоснованно репрессированных» тамплиеров. Однако, многое указывает на их вину. В данном плане очень интересное наблюдения сделал Лев Тихомиров в своих «Религиозно-философских основах истории». Тамплиеры сознавались во многих страшных преступлениях, но упорно не желали сознаваться в некоторых второстепенных. Из чего он сделал предположение, что они сознались в том, что совершили на самом деле.

Однако, вот что хотелось бы выделить. Тамплиеры пошли по пути этакой «сословно-кастовой» инволюции. Будучи изначально духовно-рыцарским орденом, инициатической организацией кшатриев-аскетов (воинов), восстанавливавших на определённом уровне изначальную свехкасту «божественных королей» (существовавшую во времена гиперборейского Золотого Века) – они потом превратились в грандиозную финансовую мегакорпорацию. Воинское при этом было отодвинуто на второй план. Не случайно во время Седьмого Крестового похода (1248-1254) тамплиеры поучаствовали только деньгами, предоставив средства для выкупа пленённого короля Людовика IX. Зато они с энтузиазмом присваивали имущество бежавших европейских колонистов. (Правда, в 1299 г. тамплиеры организуют свой крестовый поход, но он окончится неудачей.)

Тамплиеры скопили огромнейшие богатства. Конечно, любому ордену нужны собственные ресурсы, но всему есть свой предел. И тамплиеры за него вышли. Их ресурсы превышали ресурсы всех европейских стран. (Они, к слову, во многом напоминают нынешние транснациональные корпорации – ТНК.) Более того, тамплиеры своей бурной финансовой, банковской деятельностью способствовали установлению в Европе «торгового строя» (выражение Ж. Аттали), капитализма, всячески подрывая строй традиционный. Взять хотя бы выдуманный им вексель, который позволял переводить капиталы из одного места в другой. Так что рагром «ордена» отодвинул триумф антитрадиционных «буржуазных» революций.

Тамплиеры пользовались всемерным покровительством короля Португалии, куда ушла часть их флота. «Другие корабли из флота тамплиеров отправились в берегам Великобритании, стремясь достичь безопасных портов в Ирландии. Там они вступили в контакт с лидером движения за независимость Шотландии Робертом Брюсом, который вел войну против англичан и их сторонников. Брюс уже контролировал значительную часть территории Шотландии, и на ней не действовали ни папские буллы, ни власть Ватикана, поскольку сам Брюс был отлучен от Церкви за мятеж. Он великодушно принял тамплиеров, которые в свою очередь оказали ему поддержку в его кампании против Англии и ее местных союзников.

Хроники сообщают, что 24 июня 1314 года Брюс с шеститысячной армией противостоял двадцати тысячам английских солдат в решающем сражении при Баннокберне. Отваги и мужества восставших не хватало для того, чтобы восполнить численное превосходство противников, и чаша весов склонялась на сторону англичан. В этот момент позади арьергарда шотландцев появился взвод всадников, вступивших в бой под своими собственными знаменами. Когда англичане узнали эмблемы тамплиеров и увидели алый восьмиконечный крест на груди рыцарей, они обратились в беспорядочное бегство, уступив победу Роберту Брюсу.

После поражения англичан Шотландия стала независимым королевством, не имеющим каких-либо обязательств перед Папой. Орден тамплиеров существовал там открыто и приобрел в собственность ряд земельных наделов, большинство из которых находились к северу от Глазго. Тамплиеры процветали под защитой семьи Сен-Клер, или Синклер, владетелей Росслина, высокородных дворян датского происхождения, состоявших в родстве с Вильгельмом Завоевателем и Стюартами, королевским родом, к которому принадлежала супруга Роберта Брюса, правившим в Шотландии с 1371 года, а в Англии с 1603 по 1714 год.

Тамплиеры сражались под Баннокберном под командованием Генри Синклера, которому Брюс пожаловал княжество Росслин и Оркнейские острова. Некоторые источники указывают, что Синклер владел картами, составленными древними финикийцами и арабами, на которых были обозначены неизвестные земли, расположенные к западу от моря Океан. Великий шотландский магистр решил попытаться достичь этих земель, возможно связанных с пропавшей Атлантидой, и отправил на запад большую морскую экспедицию…»

Сделаем к этому следующее дополнение. В Национальном архиве Франции нашлись печати тамплиеров, которые были захвачены людьми Филиппа Красивого в 1307 году. На одной из них, в самом центр, расположена фигура человека, одетого в набедренную повязку. А на голове у него – убор из перьев, Это может быть только индеец. Выходит тамплиеры еще до своего разгрома знали об Америке и её обитателях. И она имела для них важное значение.

Автор утверждает: «Занявшись морским разбоем, Орден Храма преследовал цель не только увеличить свои и без того огромные богатства или захватить новые корабли для своего флота. Тайной мечтой тамплиеров было разрушить власть Ватикана, для чего они нападали на корабли тех стран, которые подчинялись власти Папы и укрепляли гегемонию Католической церкви. С этой целью тамплиеры, обосновавшиеся в Шотландии и Англии, искали сообщников среди норманнских пиратов, которые продолжали заниматься своим ремеслом, а осевшие на Сицилии храмовники заключали с пиратами-берберами с берегов Африки кратковременные союзы, сменявшиеся периодами кровавых столкновений».

Но были у них и некие «хилиастические» планы, связанные с Новой Атлантидой. Там планировалось создать некий новый мир. Ну, он, во многом, и был создан. Автор указывает на участие тамплиеров в Реформации. Он пишет: «К 1550 году изгнанные и беглые гугеноты начинают искать укрытие в Америке и пополняют ряды пиратов Карибского моря. С этого времени, среди капитанов буканьеров появляется все больше протестантов (и тамплиеров?), и постепенно они начинают контролировать Тортугу и другие пиратские поселения…

Усилиями буканьеров-гугенотов в Тортуге было организовано Братство Береговых братьев, удивительное анархистское сообщество, правила которого превосходили в свободолюбии законодательство любого королевства той эпохи. Его устав имел мало общего с суровым аскетизмом кальвинизма и больше напоминал несбыточную мечту Ордена тамплиеров. Вот некоторые из его положений:

• Категорически запрещается любое предубеждение, основанное на расовых, национальных или религиозных различиях.
• Остров принадлежит всем в равной степени, и никто не имеет права на какую-либо частную собственность на его территории.
• Братство не посягает на личную свободу его членов, но, напротив, должно уважать и защищать ее при любых обстоятельствах.
• Никто не обязан принимать участия в пиратской экспедиции, если не хочет этого.
• Любой из братьев волен покинуть Братство в любую минуту.

Другим обычаем членов Братства, возможно, унаследованным от рыцарей-тамплиеров, была традиция объединяться в пару с одним из товарищей, прежде чем вступить в бой. Если один из сражавшихся погибал, другой считался его «наследником». Братство также устанавливало размер денежной компенсации для раненых или изувеченных в бою и нормы, в соответствии с которыми делили добычу, учитывавшие заслуги каждого при ее захвате».

Это сразу же заставляет вспомнить наших анархистов и их популярность в среде матросов. Вообще, пиратство, формируемое на базе разнообразных маргиналов, это одно из ответвлений контр-элит – «радикальной внесистемной оппозиции». Одна из баз поддержки – «разбойный элемент», на который на которые такие большие надежды возлагал Михаил Бакунин. Капитаны Копейкины, Джоны Сильверы… Истоки, конечно же, гностические – отрицание мира, «царства материи», бунт против Творца. Сами контрэлиты активнейшим образом используются гиперэлитами. Между ними бывают серьёзные разногласия, но сущностно обе ветви субверсии – едины. (О генезисе двух субверсивных линий см. «Метаполитика Царя» – Глава 6. «Царь и его Внутренняя Революция»)

Вот и линия пиратов тоже «выходит» на западный элитарный уровень: «Родовое имя Фрэнсиса Дрейка обозначает по-английски «Дракон», мифическое животное, бывшее одним из символов тамплиеров. (Любопытно отметить, что, в своё время изначально инициатический «Орден Дракона» также прошёл контр-инициатическое перерождение, см. «Обыкновенное Худо».

Портрет 1591 года кисти Герардса Младшего. Дрейк одет в «Драгоценность дракона» на ремне, демонстрирует новое оружие

Западноевропейские масоны тоже вначале были вполне себе инициатической организаций строителей, но потом подверглись инфильтрации контр-инициатически переродившейся части аристократии – тех же тамплиеров, в частности.) Существует мнение, что во время своего триумфального кругосветного путешествия Дрейк пользовался древними картами египетских и китайских мореплавателей, бывшими в распоряжении Ордена тамплиеров. Другая версия состоит в том, что от любви корсара и королевы Елизаветы родился мальчик, воспитанный Хранителем Большой Королевской Печати, сэром Николасом Бэконом, который, когда тот вырос, открыл ему тайну его происхождения и вручил ему запечатанный ларец, где хранилось завещание его настоящего отца. Этот мальчик был не кем иным, как Фрэнсисом Бэконом, великим английским философом и известным безбожником и масоном. В своем труде «Новый Органон» Бэкон говорил о преимуществах науки перед обскурантизмом. Незадолго до смерти он написал «Новую Атлантиду», социальную и научную утопию, в которой описываются изобретения, увидевшие свет лишь через несколько столетий, и вымышленный народ, общественный строй которого основывался на высоких моральных и духовных ценностях.

Были ли эти пророчества частью загадочного тамплиерского наследства Фрэнсиса Дрейка?
Было ли идеальное общество с красноречивым именем Новая Атлантида той Аркадией, которую тамплиеры мечтали основать в Новом Свете? Произведение Бэкона было опубликовано в 1527 году, через год после смерти автора, который унес ответ с собой в могилу».

Тут, конечно, весьма и весьма важен символизм Моря. Пиратство символизирует деструктивную, разрушительную стихию Воды, которая есть символ первобытного хаоса тварного не(недо)бытия: «Земля была безвидна и пуста, и тьма над бездною, и Дух Божий носился над водою» (Быт. 1, 1-2). Этот хаос был нужен для того, чтобы человек имел возможность выбора между ним и Нетварным Бытием, иначе он стал бы автоматом Абсолюта. Потом, «воды» были разделены на «низшие» и «высшие»; последние – психоэмоциональный регион Души (Навь), отличный от райско-ангелического Духа. Его энергии могут оживотворять и (витализировать), и губить. Не добро, и не зло. А зло начинается тогда, когда Духовное ставят на место Душевного. Фоморы, древнейшие Джоны Сильверы, в результате черномагических экспериментов, опустились на самое дно онтологии, на границе с Навью, а границей этой является Змей – небытийный полюс мира, тотальная периферия, вселенский Робот, Комп. Тот, кому и поклонялись ператы. Одноногость, однорукость и одноглазость (в данном случае) символизируют то, что фоморы и подобные им инволюционировавшие существа находятся как бы наполовину в мире Нави.

К слову, о Стивенсоне: «Можно считать доказанным, что Синклер (или Сен-Клер), Великий магистр подпольного Ордена тамплиеров, вместе с итальянскими мореплавателями Николо и
Антонио Дзено совершил в конце XIV века путешествие через океан и достиг берегов Северной Америки. Великая Тайна была похоронена в колодце на Оук-айленде, у берегов Новой Шотландии…

В старинных морских хрониках говорится, что когда в 1698 году капитан Кидд настиг напротив малабарского побережья Индийского океана торговый корабль «Купец Кеда», который в последствие стал его флагманом, он получил от одного из пассажиров старинную карту, на которой было указано расположении маленького острова, помеченного тамплиерским крестом. Обладатель этого документа заверил Кидда, что крест указывает местонахождение тайника, скрывающего сокровище тамплиеров. С этого момента все корсары, слышавшие хоть краем уха о таинственной карте, бросились на поиски «сокровищ капитана Кидда» (эта история в литературном изложении рассказывается в знаменитом романе Роберта Льюиса Стивенсона «Остров сокровищ»).

Сам «Остров сокровищ» вполне можно считать образом Атлантиды – черномагической цивилизации, на которую так ориентируются силы субверсиии. Ю. Стефанов даёт краткое и исчерпывающее описание: «…Клочок суши, затерянный где-то в западной части Атлантики, при первом взгляде на который становится «тошно и жутко» юному герою этого стивенсоновского шедевра, Джиму Хокинсу. Растительность острова «поражала какой-то ядовитой яркостью», а «странный, затхлый запах прелых листьев и гниющих стволов» заставлял доктора Ливси «нюхать и морщиться, словно ему попалось тухлое яйцо». Это — смрад сероводорода, обычно окутывающий выходцев из преисподней, или места их земного пребывания, а также — запах, в астрологии соответствующий Луне — «затхлый, удушливый, влажно-тропический»».

Запад Атлантики и этакий инфернальней ароматец – всё символично.

Ну, и конечно, Сильвер – «silver» – «серебряный». А серебро – металл Луны – навьего Солнца, Солнце мёртвых. И фомор Сильвер остаётся светить над островом мёртвых, островом сокровищ. (Связь между богатством и «царством мёртвых» – «Мир Людей и мир теней. Мистика Подземелья. Традиционалистские очерки». – Глава 2. «Вторжение теней: навьи наших бьют»; Глава 3. «Некромант Чичиков и его «фоморский» alter ego»)

Источник

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Александр Елисеев, Джон Сильвер, радикал, антисистем, фоморы, гностики, тамплиеры

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*