Алексей Комогорцев. За кулисами атлантического экофашизма

Во второй половине ХХ века, благодаря деятельности Римского клуба и его докладам, первый из которых («Пределы роста») был подготовлен в 1972 году, природосберегающее экологическое мышление мутировало в сугубо запретительном направлении. В общественное сознание была введена откровенно негативная конфликтная схема: «Человек против Природы, Природа против Человека». Впоследствии созданный Римским клубом призрак экологической катастрофы был успешно растиражирован и приобрел широкую популярность. Наряду с этим в оборот были введены еще более радикальные «альтруистические» концепции, требующие не простого сокращения численности человечества, но его радикального «добровольного» сворачивания, т.е. фактического самоубийства как биологического вида. Тенденции, получившие развитие в современном радикальном экологизме впервые отчетливо проявились на законодательном уровне в Третьем рейхе. Именно Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, после прихода к власти в январе 1933 года, выпустила наиболее полный европейский свод законов о защите животных. Это была первая законодательная попытка преодоления межвидового барьера, традиционно разделяющего людей и животных, предпринятая на государственном уровне.
0
1292

Призрак экологической катастрофы

Одним из безусловных лидеров и законодателей интеллектуальных мод, доминирующих в настоящий момент на «рынке» западных общественно-идеологических течений, следует считать идеологию энвайронментализма — социального экологического движения. Феномен энвайронментализма как одной из наиболее значимых деградационных стратегий, благодаря которой природосберегающее экологическое мышление мутировало в сугубо запретительном направлении, связан с деятельностью Римского клуба и его знаменитыми докладами, первый из которых («Пределы роста») был подготовлен в 1972 году. Благодаря усилиям этой организации в общественное сознание была внедрена конфликтная схема: «Человек против Природы, Природа против Человека». Воображением всего человечества овладел грозный призрак грядущей экологической катастрофы, связанной с демографической проблемой, фатальным дефицитом природных энергоресурсов, глобальным потеплением, загрязнением окружающей среды и т.п. За этим последовали оргвыводы: для того чтобы не нарушить «баланс» с силами природы, вызвав тем самым катастрофические последствия, человечество в глобальном масштабе должно наложить «на себя» жёсткие ограничения в различных сферах развития.

Надуманный характер проблемы недостаточности энергоресурсов был очевиден неангажированным учёным уже в 1950‑х годах. При этом все попытки преодоления зависимости от топливных (невозобновляемых) энергоресурсов посредством освоения иных эффективных источников (энергии воды, атомного ядра и др.) встретили хорошо скоординированное и последовательное противодействие. Страны «первого мира», радеющие за «экологические ценности», всячески навязывали остальным применение возобновляемых источников энергии в заведомо затратной, неэффективной форме, не вносящей сколько‑нибудь позитивной динамики в общий технологический прогресс.

Выводы Римского клуба и вытекающие из них стратегические рекомендации (воплотившиеся, в частности, в «Программе устойчивого развития») имели и более фундаментальные изъяны.

Специалист по системам целевого управления и планирования П.Г. Кузнецов писал: «Нет сомнения в том, что Земля и любая живая система, Человек и Человечество в целом — открытые системы, непрерывно обменивающиеся с внешней средой потоками энергии. И тем не менее все прогнозы основаны на законах и моделях, описывающих глобальную систему как замкнутую. Естественно, что на таких моделях всегда будет получаться предел роста»[1].

Сторонниками «экологизма» совершенно игнорируются справедливые и вполне рациональные аргументы о том, что структурность человеческого сообщества меньше, нежели структурность Природы в целом. Поэтому человек является не субъектом, а объектом эволюции. С этой точки зрения не человек «эксплуатирует» Природу, но Природа использует человека для решения некоторого специфического круга проблем, оказавшихся непреодолимыми для биоты, не обладающей разумом. Занимая естественную природную нишу «высшего хищника», человек может считаться «разрушителем природной среды обитания» ровно в той же мере, что и зоопланктон, занимавший её в своё время[2].

Как бы то ни было, созданный Римским клубом призрак экологической катастрофы был успешно внедрён в общественное сознание, что привело к существенным изменениям в индустриальной экономике.

«По существу, — отмечает С.Б. Переслегин, — речь шла о создании нового огромного рынка ресурсосберегающих и природоохраняющих технологий, тщательно охраняемых не только государством, но и всем обществом. В своей основе, однако, природоохранительная деятельность носила сугубо иллюзорный характер: производственные цепочки индустриальной фазы в принципе не могут быть сделаны замкнутыми, следовательно, индустриальная экономика всегда будет потреблять природные ресурсы и загрязнять среду продуктами своей деятельности. Ещё более бессмысленной была борьба за спасение природных экосистем, значительная часть которых была уничтожена или же радикально преобразована человеком ещё в традиционную фазу»[3].

В конце 1970‑х — начале 1980‑х гг. медиасообщество, словно по команде, инфицируется «зелёными» идеями. Крупные издательские дома не получают средства от экологов, а, напротив, сами их финансируют. В США это становится элементом государственной политики. Во всём мире создаются постоянно действующие радикальные общественные структуры, роль которых состоит в саботаже высокотехнологических проектов.

Совокупными усилиями наиболее радикально настроенных экологов, поддерживаемых различными западными правительственными и неправительственными структурами, возникает устойчивая тенденция рассматривать человеческие формы деятельности как безусловно враждебные «всему живому». Миллионам людей настойчиво внушается, с одной стороны, беспомощность перед природными процессами, а с другой — чувство коллективной вины за влияние на эти самые процессы. Эффективность такой манипуляции объясняется тем, что представления о коллективной вине человека перед природой легко усваиваются как верующими различных конфессий, так и атеистами. Культ «спасения природы» изощрённо эксплуатирует не только потребительские, но и более сложные ценности, присущие только человеку, такие как самоограничение и самопожертвование. Этот культ успешно охватывает молодое поколение вне зависимости от национальности и интеллектуального уровня, искусно переориентируя его в рамках своей системы координат.

Наряду с этим в оборот вводятся радикальные «альтруистические» концепции, декларирующие не просто сокращение численности человечества, но радикальное его сворачивание через «добровольный» уход из биоты.

Характерно высказывание президента Всемирного фонда дикой природы и по совместительству супруга королевы Великобритании Елизаветы II принца Филиппа, герцога Эдинбургского. В 1988 году этот авторитетный господин заявил о том, что после смерти хотел бы «реинкарнировать» в виде самого смертельного вируса, с тем чтобы раз и навсегда решить проблему перенаселения[4].

Нацистские корни экологизма

Всемирный фонд дикой природы (WWF) — крупнейшая в мире международная природоохранная организация, действующая в более чем 130 странах и имеющая 28 национальных отделений, одно из которых находится в России. Эта чрезвычайно влиятельная структура была основана в 1961 году Бернардом ван Липпе-Бистерфельдским, принцем Нидерландским. В 1971 году принц Бернард создал «Трест 1001 по охране природы», пригласив туда 1000 именитых спонсоров из числа богатейших людей мира. Попасть в число избранных можно было только после личного приглашения принца и оплаты вступительного взноса. Известно, что в этом закрытом клубе состоят члены кланов Ротшильдов и Рокфеллеров, высочайшие особы королевских домов Европы, миллионеры из стран Ближнего и Среднего Востока.

Характерно, что до всех этих событий принц Бернард успел побывать председателем первой конференции знаменитого Бильдербергского клуба (1954), а двумя десятилетиями ранее — членом НСДАП и СС. Начиная с 1935 года принц работал в парижском, а затем роттердамском отделениях немецкого химического концерна «И.Г. Фарбен», который поставлял Циклон-Б для концлагерей Освенцим, Майданек и Бухенвальд.

Свою причастность к СС именитый защитник Природы с негодованием отвергал вплоть до 1995 года, когда были опубликованы документы из Нидерландского института военных документов, подтверждающие его участие в гитлеровской партии. Согласно архивным документам, его членский взнос исправно оплачивался. Биографам принца удалось собрать показания свидетелей, которые видели его в фашистской форме. К сожалению, единственная фотография, на которой принц позировал в форме СС, бесследно исчезла из архивов института, но подпись к ней все же сохранилась.

После захвата Нидерландов гитлеровской армией королевская семья перебралась в Лондон, где Бернард поступил на службу в британскую разведку. По личному указанию Черчилля к нему был приставлен будущий автор Джеймса Бонда, специальный агент Ян Флеминг. Ходили слухи, что принц Бернард был одним из прототипов знаменитого суперагента, однако сам Флеминг это отрицал. Он действительно использовал наследственный титул принца — «граф Липпе», но только в качестве фальшивой фамилии одного из противников Бонда в романе «Шаровая молния». На левом предплечье флеминговского Липпе имелась таинственная китайская татуировка — точно такая же татуировка была у Бернарда. Не правда ли, весьма красноречивое совпадение?

Известно, что принц отговаривал командующего войсками союзников генерала Монтгомери от операции Market Garden на юге Голландии в 1944 году. Операция провалилась, и бытует мнение, что не без участия Бернарда[5].

В 1979 году в книге Вима Клинкенберга «Принц Бернард, политическая биография» была обнародована история с «Письмом наместника». Оказывается, ещё в 1942 году принц Бернард предлагал высшему руководству рейха свои услуги в качестве германского наместника в Голландии[6].

В 2006 году в архивах нидерландских Королевских авиалиний KLM обнаружились документы, прямо указывающие, что принц Бернард, будучи после окончания войны комиссаром KLM, принимал самое живое участие в переправке бывших нацистов пассажирскими рейсами в Аргентину. Документы произвели должный эффект, и в 2007 году парламент Нидерландов дал официальное задание Нидерландскому институту военной документации углублённо расследовать данное дело. С этого момента ход расследования более не освещался прессой[7].

Подобные связи не являются чем‑то из ряда вон выходящим или случайным для высших руководителей и инициаторов экологического движения, связанных с королевскими домами Европы. В 2015 году разгорелся ещё один скандал, теперь уже связанный с венценосной супругой экс-президента Всемирного фонда дикой природы, действующей королевой Англии Елизаветой II. Таблоид The Sun распространил ролик, снятый предположительно в 1933 году, на котором фигурирует маленькая принцесса Елизавета, в окружении семьи — королевы-матери Елизаветы Боуз-Лайон, сестры Маргарет и дяди, принца Уэльского Эдуарда.

Видя, что её мама на камеру поднимает руку в нацистском приветствии, будущая королева копирует этот характерный жест. Вслед за этим на камеру «зигует» и будущий король Эдуард VIII. Не секрет, что Эдуард открыто симпатизировал нацистскому режиму и в 1937 году лично встречался с Гитлером. Сразу же после публикации ролика Букингемский дворец выступил с заявлением, осуждающим публикацию видео, «судя по всему, принадлежащего личному семейному архиву Её Величества»[8].

Симптоматично, что именно в Третьем рейхе на законодательном уровне отчётливо проявляются тенденции, получившие последующее развитие в современном энвайронментализме. Именно Национал-социалистическая немецкая рабочая партия, после прихода к власти в январе 1933 года, выпустила наиболее полный европейский свод законов о защите животных. Это была первая законодательная попытка преодоления межвидового барьера, традиционно разделяющего людей и животных, предпринятая на государственном уровне. Люди как вид утрачивали свой уникальный статус: вершину новой иерархии заняли арийцы, за которыми следовали волки, орлы, собаки, а самые нижние ступени эволюционной лестницы занимали «неполноценные» этнические группы, сексуальные меньшинства, психически больные люди и т.п.

Еще в 1927 году (т.е. за пять лет до прихода нацистов к власти) на рассмотрение в рейхстаг от НСДАП поступил проект закона о гуманном отношении к животным. Лидеры нацистов Герман Геринг, Генрих Гиммлер и Адольф Гитлер были обеспокоены плохим обращением с животными, а особенно процессом вивисекции. Геринг тогда говорил, что запрет вивисекции — это не только сочувствие животным, а прежде всего, он направлен на самого человека, так как воспитывает в последнем гуманность.

После того как бразды правления окончательно перешли в руки НСДАП, законы о гуманном отношении к животным принимались один за другим, а в августе 1933 года Герман Геринг объявил по радио об окончании «невыносимых пыток и страданий животных во время экспериментов» и пригрозил «заключать в концентрационные лагеря тех, кто все ещё считает братьев наших меньших неодушевлённой собственностью».

21 апреля 1933 года принят Закон о скотобойнях, запрещавший ритуальный забой животных, совершаемый с особой жестокостью (искромсанное животное оставляли умирать в мучениях, пока не стечет вся кровь, для получения кошерного мяса, так как Тора запрещает употреблять в пищу кровь).

24 ноября 1933 года принимается свод законов о защите животных Tierschutzgesetz, в котором запрещались жестокое обращение и эксперименты над животными, а также ограничивалось использование животных в кинематографических целях и представлениях. Запрещались операции без анестезии или наркоза. Недопустимой считалось травля собаками лис и прочих животных. Запрещалось отделение конечностей от живых лягушек. Адольф Гитлер прокомментировал закон следующим образом: «В новом рейхе жестокость к животным будет запрещена». Исследования с участием животных рассматривались как часть «еврейской науки».

Впоследствии личный врач Гитлера убедил его, что вивисекция жизненно необходима для германской науки, особенно для оборонных исследований. Поэтому запрет был пересмотрен, и были сформулированы восемь условий (в т.ч. обязательное обезболивание), при которых она возможна, причём только с разрешения министра внутренних дел. Приматы, лошади, собаки и кошки получили особый статус, запрещавший использовать их в экспериментах, а лицензию на вивисекцию могла получить только организация, но никак не частное лицо. Один из законов требовал гуманного усыпления животных, «чья жизнь стала мучением». Выносить заключение о том, что животное страдает, должен был независимый эксперт.

В ноябре 1933 года Имперский союз немецких обществ защиты животных принял решение об учреждении «Медали Гитлера» за особые заслуги в деле защиты животных: «С чувством глубокой благодарности и преданности фюреру новой Германии Адольфу Гитлеру Имперский союз немецких обществ защиты животных учреждает изготовленную на Майсенской государственной фарфоровой мануфактуре медаль с портретом канцлера. Медаль является знаком неугасимой благодарности немецких друзей животных за ту энергию, с которой канцлер Адольф Гитлер узаконил право животных на защиту. Она должна стать свидетельством того, что именно Адольф Гитлер в 1933 году законодательно сделал защиту животных общим достоянием немецкого народа. Она должна стать стимулом нынешнему и будущим поколениям к подражанию и выразить основанное на глубочайших чувствах немецкого народа уважение к Адольфу Гитлеру».

3 июля 1934 года принят закон Reichsjagdgesetz, вводивший жёсткие ограничения на охоту.

В 1934 году в Берлине прошла международная конференция по защите животных, во время которой английская и американская делегации обещали бороться за принятие аналогичных законов об охране животных в своих странах. На подиуме для ораторов, окружённом гигантскими свастиками, было написано: «Эпохи любви потребуются для того, чтобы отплатить животным за их службу и потерянные жизни».

В 1935 году принимается «Закон рейха об охране природы» (Reichsnaturschutzgesetz), защищавший редкие растения, некоторые виды животных (включая волка и рысь) и рыб (в частности, вводился запрет на вылов форели), а также запрещавший отлов птиц и устройство пикников в лесу и т.п.

27 мая 1935 года принят Закон об охоте, обоснованный с точки зрения евгеники: «Долг настоящего охотника заключается не только в охоте, но также в защите и разведении диких животных, дабы сохранять и умножать более разнообразные, сильные и здоровые виды».

В 1936 году воплотилось в жизнь обещание Геринга отправить в концентрационные лагеря тех, кто «не научится относиться с уважением к животным»: в концлагеря были отправлены около 200 браконьеров и «истребителей животных».

13 ноября 1937 года принят закон о гуманной перевозке животных в автомобилях, а 8 сентября 1938 года — поездом.

В 1938 году в программу немецких школ и университетов вводится обязательный предмет «Защита животных» (32 учебных часа). В том же году выходит закон о безболезненном подковывании лошадей и способах приготовления крабов и лобстеров, исключающих традиционное кипячение заживо. Тогда же Гиммлер выпускает предписание для старших офицеров СС о переходе на вегетарианскую диету.

Так как животные в рейхе стали частью арийской общности, медицинские эксперименты в дальнейшем производились на представителях «неполноценных» рас. Из-за плохого состояния здоровья подопытных исследователи иногда перепроверяли результаты своих экспериментов на животных, т.е. шли на нарушение законов рейха. Например, доктор Ганс Нахтсхайм вызывал эпилептический припадок у взрослых и детей с помощью инъекции пентилентетразола, после чего повторял эксперимент на кроликах для проверки результатов. Свои эксперименты на кроликах в концлагерях он держал в тайне, так как рисковал получить три года лагерей за жестокое обращение с животными.

В рамках расовой идеологии нацисты объявили о создании новой немецкой идентичности, в конструкции которой важное место отводилось связи человека с природой и животными. Подчёркивая разницу между человеческими расами и отдельными группами, нацисты рассматривали человека как часть единой биологической иерархии, в рамках которой все люди приравнивались к животным, а немцы занимали верхние этажи этой иерархии, будучи «чистейшей формой живых существ».

Одним из закономерных следствий такого концептуального стирания границ между человеком и животными стало сложившееся в медицинских и научных кругах Третьего рейха отношение к человеку как к биологическому «материалу» для евгенического конструирования, в рамках которого сами немцы рассматривались как племенной скот. К примеру, те, кто наблюдал за экспериментами доктора Менгеле в концлагерях, отмечали, что его безразличие к страданиям жертв происходило из страсти к созданию генетически чистой сверхрасы, «так, словно речь шла о выведении породы лошадей».

Позиционируя людей и животных в качестве представителей одного общего природного порядка, нацистские экспериментаторы всего лишь «рационально» подходили к вопросу выведения новой идеальной породы человека, уничтожая тех, кто, на их взгляд, мог помешать решению этой задачи. Животные, живущие по законам естественного отбора, когда слабейшие и неприспособленные особи погибают, не оставляя потомства, казались им существами, о совершенстве которых позаботилась сама природа.

Гипертрофированное превознесение звериной сущности человека зачастую было связано с нанесением вреда животным. Так, тренировка в войсках СС предполагала, что солдат в течение 12 недель работает с немецкой овчаркой, а потом, чтобы заслужить звание, сворачивает ей шею на глазах офицера. Это испытание было призвано стимулировать командную работу, дисциплину и покорность фюреру.

Предполагалось, что некоторые животные с помощью арийской науки смогут преодолеть «эволюционный груз» и опровергнуть теорию Дарвина. В этом плане одним из наиболее привечаемых проектов Гитлера стала т.н. «Звериная школа языков» (Tiersprachschule ASRA). Руководитель школы Маргарет Шмидт с середины 1930‑х годов пыталась привить собакам навыки речи, чтения и письма. Наиболее известным достижением Шмидт стало то, что несколько ее питомцев якобы научились распознавать буквы немецкого алфавита и составлять слова и предложения, указывая на нужные буквы лапой. Самой большой знаменитостью школы стал эрдельтерьер Ральф, с помощью вышеуказанного метода он был в состоянии вести «философские дискуссии», изучать иностранные языки и даже слагать стихи. Во время войны проект «Говорящая собака» перешел в ведение СС. Руководство рейха надеялось, что на говорящих и пишущих собак можно будет полностью возложить задачу по охране концлагерей.

Вплоть до самого окончания Второй мировой войны нацистская Германия была буквально одержима идеей защиты животных[9].

Современный энвайронментализм: против Бога, природы и человека

Рассматривая неприкосновенность природы как антитезу её покорению и преобразованию, силы, стоящие за организацией современного экологического движения, пытаются свести на нет один из отличительных признаков Homo sapiens — преобразование естественной среды обитания. Выступая против человека как главного катализатора биологической эволюции, они в конечном итоге выступают и против самой породившей его природы.

Современные энвайронменталисты предлагают человечеству антиэволюционный выбор: они не только призывают к сокращению его численности, но и к отказу от преобразовательной активности. Склоняя человека принять абсолютно равноправное положение среди других живых существ (биоцентризм, экологический эгалитаризм), энвайронменталисты тем самым отвергают библейский завет о «владычестве» человека над всей землёй: «И сказал Бог: сотворим человека по образу Нашему (и) по подобию Нашему, и да владычествуют они над рыбами морскими, и над птицами небесными, (и над зверями,) и над скотом, и над всею землёю, и над всеми гадами, пресмыкающимися по земле» (Быт. 1:26). Призывы к радикальному сокращению человечества, разделяемые большинством носителей современного «экологического сознания», противоречат благословению на прирастание человечества: «И благословил их Бог, и сказал им Бог: плодитесь и размножайтесь, и наполняйте землю, и обладайте ею, и владычествуйте над рыбами морскими (и над зверями), и над птицами небесными (и над всяким скотом, и над всею землею), и над всяким животным, пресмыкающимся по земле» (Быт. 1:28).

В подобных «экологических» установках отчётливо просматривается буквально Сатанаилово стремление обезглавить эволюцию, погасив в человеке эволюционное сознание своей космической миссии, тем самым убрав с дороги существо, через которое происходит духовное прорастание и восхождение.

Подобная энвайронменталистская деятельность сопровождается активной работой с представителями коренных народов (в т.ч. на территории РФ) с целью их использования в качестве социального фактора, препятствующего промышленному развитию того или иного региона, под предлогом сохранения его «первозданного облика».

Наглядной иллюстрацией служит история Эвенкийской гидроэлектростанции (Туруханская ГЭС), которая в случае реализации проекта должна была стать крупнейшей ГЭС России и одной из самых крупных в мире. В июле 2008 года, спустя год после одобрения президентом РФ В.В. Путиным проекта строительства Эвенкийской ГЭС, в дело включился уже известный нам Всемирный фонд дикой природы (WWF), вместе с коалицией общественных природоохранных организаций направивший в правительство РФ обращение с призывом приостановить разработку предпроектной документации Эвенкийской ГЭС. 26 сентября 2008 года красноярское общественное объединение «Плотина. Нет!» в своём прессрелизе[10] указало, что строительство Эвенкийской ГЭС нарушит резолюцию Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации, рекомендовавшего правительству Российской Федерации отказаться от проекта строительства Эвенкийской ГЭС из‑за тех угроз, которые она якобы несёт «традиционному укладу коренных народов Эвенкии[11]». На крайнюю сомнительность такого рода аргументов указала журналист Елена Артёмова, опубликовавшая 16 октября 2008 года в газете «Комсомольская правда» статью «Кто может спасти то, чего нет?», в которой она пишет: «Большинство аргументов противников строительства ГЭС на Нижней Тунгуске связаны с опасениями за исчезновение традиционного быта эвенков. Как можно уберегать от разрушения того, что давно не существует?».

В этом смысле глубоко неслучайно, что в различных течениях современного энвайронментализма (особенно в экологическом феминизме!) особое место занимает почитание языческого образа Великой Матери-Природы, Земли, Геи, одновременно порождающей и поддерживающей все свои твари и столь же бестрепетно губящей их. Сквозь этот образ в современный мир активно прорастает Логос Кибелы (она же — Великая тёмная Мать, тёмное верховное божество неолитического матриархата), по мнению А. Дугина, во многом определяющий структуры современного западного мира[12].

Примечания:

1 – Большаков Б.Е., Кузнецов О.Л. П. Г. Кузнецов и проблема устойчивого развития Человечества в системе природа-общество-человек. Доклад на международном симпозиуме. Дубна, 2002.

2 – Переслегин С., Ютанов Н. Исследовательская группа «Конструирование Будущего». Письма Римскому клубу. Письмо четвёртое. Человек как фактор биологической эволюции. Ноозой.

3 – Переслегин С. Самоучитель игры на мировой шахматной доске. — М., СПб, 2006. С. 489–490.

4 – Черемных К. Квазирелигия деградации.

5 – Корниенко C. «Бернард, принц Бернард». Об одном из прототипов Джеймса Бонда. // Радио Свобода. 10 ноября 2008 г.

6 – Был ли нацистом голландский принц Бернард? // Программа «Поверх барьеров с Иваном Толстым». Радио Свобода. 14 марта 2007 г.

7 – Нестеров А. Америка как гавань спасения беглых нацистов.

8 – Великобритания: в королевской семье разразился нацистский скандал.

9 – Красильщиков А. Гитлер как защитник прав животных; Карпов М. Птичку жалко. Почему нацисты защищали права животных и уничтожали людей.

10 – Строительство Эвенкийской ГЭС нарушает международные нормы.

11 – Ссылка

12 – Дугин А. Йоан Кулиану: Модерн и чёрная магия Кибелы.

Источник

Публикация на Тelegra.ph

  • Алексей Комогорцев,за кулисами атлантического,экофашизма

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*