Мишель Кремо. Скелет Река

Первое выдающееся африканское открытие произошло в начале этого века. В 1913 году профессор Ганс Рек из Берлинского университета провел исследования в Олдувайском ущелье в Танзании, а потом в Германской Восточной Африке. Пока один из помощников-африканцев Река искал ископаемые останки, он увидел часть кости, торчащей из земли. Счистив верхний слой булыжника, помощник увидел части целого скелета, заключенного в скалу.
Скелет Река

Он позвал Река, который потом достал скелет из твердого блока твердых отложений. Останки человеческого скелета, включая целый череп (рисунок 12.1) пришлось откалывать с помощью молотка и зубила. Потом скелет переправили в Берлин.

Скелет Река

Рис. 12.1. Этот череп полностью сохранившегося человеческого скелета был найден Гансом Реком в 1913 году в Олдувайском ущелье (Танзания). /paranormal-news.ru/

Рек определил последовательность из пяти пластов в Олдувайском ущелье. Скелет был из верхней части пласта II, и, как считается сейчас, его возраст составляет 1,15 миллионов лет. На стоянке Река, верхние слои (пласты III, IV и V) были уничтожены эрозией. Но пласт II до сих пор покрыт булыжником с ярко-красного пласта III и с пласта V (рисунок 12.2). Возможно, около 50 лет назад, эта стоянка была покрыта пластами III и V, включая твердый известнякоподобный слой калкрита. Очевидно, что пласт IV был уничтожен эрозией до отложения пласта V.

Рек, понимая важность своей находки, подробно рассмотрел возможность того, что человеческий скелет появился в пласте II в результате захоронения. Рек рассуждал: «Стена могилы имела бы определенную границу, край, который показывал бы в профиль раздел между нетронутым камнем. Содержимое могилы выявило бы аномальную структуру и разнородную смесь извлекаемых материалов, включая легко различимые куски калкрита. Ни один из этих признаков не был обнаружен несмотря на тщательнейшее изучение. Более того, камень, непосредственно окружавший скелет, был неотличен от соседнего камня в смысле цвета, твердости, толщины слоев, структуры и порядка.»

Луис Лики исследовал скелет Река в Берлине, но посчитал его более поздним, чем заявлял Рек. В 1931 году Лики и Рек посетили стоянку, где был найден скелет. Лики принял точку зрения Река касательно того, что скелет анатомически современного человека был того же возраста, что и пласт II.

Скелет Река

Рис. 12.2. В этом разрезе северного склона Олдувайского ущелья показано, где в 1913 году, в верхней части горизонта II, Ганс Рек нашел полностью сохранившийся скелет человека. Возраст пород горизонта II составляет 1, 5–1, 7 млн. лет. /paranormal-news.ru/

В феврале 1932 года зоолог Ч. Фостер Купер из Кембриджа и доктор медицины Уотсон из Лондонского университета сказали, что цельность скелета, найденного Реком, ясно указывает на его недавнее захоронение.

Лики согласился с Купером и Уотсоном, что скелет Река занял свое положение в пласте II в результате захоронения, но он считал, что захоронение имело место во время образования пласта II.

В письме в «Нэйчер», Лики утверждал, что более 50 лет назад красновато-желтая верхняя часть пласта II была покрыта нетронутым слоем ярко-красного пласта III. Если бы скелет был захоронен после отложения пласта II, тогда должна была бы быть смесь ярко-красных и красновато-желтых отложений в содержимом могилы. «Мне посчастливилось лично исследовать скелет в Мюнхене, пока он был еще нетронут в своей изначальной породе, — писал Лики, — и не мог найти ни следа каких-бы то ни было примесей или разрушений.»

Купер и Уотсон на этом не успокоились. В июне 1932 года они написали в письме в «Нэйчер», что красные голыши из пласта III утратили свою окраску. Это могло бы обьяснить, почему Рек и Лики не заметили голышей из пласта III в породе, окружающей скелет. Однако, А. Т. Хопвуд не согласился с тем, что голыши из пласта III утратили свою ярко-красную окраску. Он указал на то, что поверхность пласта II, в котором был найден скелет, также красноватая, и заявил: «Красноватый цвет породы противоречит теории о том, что какие-то включения в пласте III были обесцвечены.»

Несмотря на выпады Купера и Уотсона, Рек и Лики, казалось, твердо стояли на своих позициях. Однако в августе 1932 П. Г. Г. Босвелл, геолог из Имперского колледжа в Англии, дал запутанный отчет на страницах «Нэйчер».

Профессор Т. Моллисон послал Босвеллу из Мюнхена образец того, что Моллисон назвал породой, окружавшей скелет Река. Моллисон, надо заметить, был не совсем нейтрален. В 1929 году он выразил убеждение, что этот скелет принадлежал представителю племени Масаи, захороненному в недавнем прошлом.

Босвелл утверждал, что образец, предоставленный Моллисоном, содержал: «(а) ярко-красные голыши размером с горох, похожие на камни из пласта 3, и (б) отщепы конкреционного известняка, неотличного от известняка из пласта 5.» Босвелл привел все это, имея в виду, что скелет был захоронен после отложения пласта V, который содержит твердые слои степного известняка, или калкрита.

Присутствие ярко-красных голышей из пласта III и известняковых отщепов из пласта V в образце, посланном Моллисоном, определенно требует некоторого объяснения. Рек и Лики вдвоем тщательно изучали породу в разное время в течение 2 0 лет. Они не докладывали о каких-либо примесях материалов из пласта III или отщепов известнякоподобного калкрита, хотя они специально искали подтверждение этому. Примечательно, что присутствие красных голышей и известняковых отщепов стало бы очевидным сразу же. Представляется, что по крайней мере один из участников открытия и последующей полемики был виновен в чрезвычайно небрежном обследовании — или обмане.

Дебаты вокруг возраста скелета Река еще более осложнились, когда Лики принес новые образцы почвы из Олдувая. Босвелл и Дж. Д. Соломон изучили их в Имперском колледже науки и технологии. Они доложили о своих находках в выпуске «Нэйчер» от 18 марта 1933 года, в письме, подписанным в том числе Лики, Реком и Хопвудом.

Письмо содержало весьма интригующее предложение: «Образцы пласта II, действительно взятые на „человеческой стоянке“, на том же уровне и в непосредственной близости от того места, где был найден скелет, состоят из чистого и совершенно типичного материала пласта II, и очень заметно отличаются от образцов породы скелета, которые были предоставлены профессором Моллисоном из Мюнхена.» Это предполагает, что образцы породы, предоставленные Моллисоном Босвеллу могли не представлять материал, близко окружающий скелет Река.

Но Рек и Лики очевидно заключили из новых наблюдений, что образец породы из скелета Река на самом деле был каким-то содержимым могилы, отличным от материала пласта II. Насколько мы можем сказать, они не предложили никакого удовлетворительного объяснения их прежнему мнению насчет того, что скелет был найден в неповрежденном материале пласта II.

Наоборот, как Рек так и Лики присоединились к Босвеллу, Хопвуду и Соломону в таком заключении: «Представляется очень вероятным то, что скелет был внедрен в пласт II и дата внедрения произошла не ранее великого несогласного пластования, которое отделяет пласт V от нижних слоев.»

Остается какой-то загадкой, почему и Рек и Лики изменили свое мнение относительно возраста скелета Река из пласта II. Возможно, Рек просто устал от сражения в затянувшейся битве против разногласий, которые, казалось, преодолеть было все труднее и труднее. С открытием пекинского человека и останков яванского человека, ученое сообщество более дружно отдалось идее о том, что переходный обезьяно-человек был единственно возможным обитателем среднего плейстоцена. Скелет анатомически современного человека разумного из пласте II Олдувайского ущелья принимался во внимание лишь как совсем недавнее захоронение.

Лики оставался почти единственным главным противником идеи, будто яванский человек (питекантроп) и пекинский человек (синантроп) были прародителями человечества. Далее, он сделал другие открытия в Кении, в Канаме и Канджере. Найденные им там окаменелости, по его мнению, предоставляют неоспоримое доказательство того, что человек разумный существовал во времена питекантропа и синантропа (и скелета Река). Так что, возможно, он оставил битву за очень спорный скелет Река, чтобы усилить поддержку своим собственным недавним находкам в Канаме и Канджере.

Имеется существенное косвенное подтверждение в поддержку этой гипотезы. Утверждение Лики, отступающее от его прежней позиции касательно древности скелета Река, появилось в «Нэйчер» в тот самый день, когда комитет собрался, чтобы вынести суждение по находкам в Канаме и Канджере. Некоторые из наиболее громогласных оппонентов скелета Река, такие как Босвелл, Соломон, Купер, Уотсон и Моллисон, заседали в этом комитете.

Хотя Рек и Лики отказались от своего первого мнения, что скелет Река имеет тот же возраст, что и пласт II, их пересмотренное мнение о том, что скелет был захоронен в пласте II во время образования пласта V, все равно приводит к аномальному возрасту человеческого скелета. Согласно настоящим оценкам, основе пласта V около 400 000 лет. Сегодня, однако, большинство ученых убеждены, что люди, как мы с вами впервые появились около 100 000 лет назад, что и показывают открытия в Пограничной Пещере в Южной Африке.

Каменные орудия, характеризуемые как «оригнакские», были найдены в нижних уровнях пласта V. Археологи впервые использовали термин «оригнакский» в связи с хорошо изготовленными предметами кроманьонского человека (Homo sapiens sapiens), найденными в Оригнаке во Франции. Согласно устоявшемуся мнению, орудия оригнакского типа появились не ранее 30 000 лет назад. Орудия подтверждают идею о том, что анатомически современные люди, как показывает скелет Река, жили в этой части Африки по крайней мере 400 000 лет назад. Или иначе, можно приписать орудия к человеку прямоходящему. Но это означало бы наделение человека разумного большими способностями в изготовлении орудий, что допускают ученые в настоящее время.

В 1935 году, в своей книге «Люди каменного века в Кении», Лики повторил свою точку зрения, что скелет Река был захоронен в пласте II с поверхности земли, существовавшей во время образования пласта V. Но теперь он выделил время гораздо позднее, чем тот период. Он считал, что скелет Река напоминает скелеты, найденные в пещере Гэмбла, в месте возрастом около 10 000 лет. Но если взять отправной точкой геологию, все, что можно достоверно сказать (доверившись гипотезе о захоронении в в пласте V), возраст скелета колеблется от 400 000 до, может быть, нескольких тысяч лет.

Позже Райнер Протч попытался поправить положение, определив дату самого скелета Река, используя радиокарбонный метод. В 1974 году он сообщил, что возраст равен 16 920 годам. Но есть несколько проблем при таком определении возраста.

Прежде всего, не ясно, действительно ли образец кости был со скелета Река. Череп считался слишком ценным, чтобы использовать его для теста. А остальная часть скелета исчезла из Мюнхенского музея во время Второй мировой войны. Директор музея предоставил какие-то мелкие фрагменты кости, которые, сказал Протч, «очень вероятно» были частями первого скелета.

Из этих фрагментов Протч смог набрать 224 грамм образца, около одной трети нормального размера тестового образца. Хотя он и получил 16 920-летний возраст человеческой кости, он определял совсем другие даты других материалов с той же стоянки, одни были старше, другие моложе.

Даже если образец на самом деле принадлежал скелету Река, к нему мог примешаться современный углерод. Это могло быть причиной того, что образец дал ошибочно молодой возраст. К 1974 году, оставшиеся костные фрагменты скелета Река, если они и правда принадлежали скелету Река, пролежали в музее более 60 лет. За это время, бактерии и другие микроорганизмы, содержащие современный углерод, могли серьезно изменить содержание углерода в костных фрагментах. К костям мог примешаться также и современный углерод, когда они еще были в земле. Более того, кости замачивались в органическом предохранителе (сапоне), содержащем современный углерод.

Протч не стал описывать, какую химическую обработку он использовал, чтобы чтобы удалить современный карбон-14, внесенный сапоном и другими загрязнителями. Таким образом, у нас нет способа узнать, до какой степени было удалено загрязнение из этих источников.

Радиокарбонный метод применим только к коллагену, белку, находящемуся в костях. Этот белок должен извлекаться из останков кости посредством скрупулезного метода. Потом ученые определяют, действительно ли образцы аминокислот (строительных блоков белка) соответствуют тем, что находятся в коллагене. Если нет, то это предполагает, что аминокислоты вошли в кость извне. Эти аминокислоты, возраст которых отличался от возраста кости, могут давать ошибочно молодую радиокарбонную дату.

В идеале, нужно определить дату каждой из аминокислот. Если какая-либо из аминокислот дает дату, отличную от дат других аминокислот, это значит, что кость загрязнена и не подходит для определения даты радиокарбонным методом.

Что касается радиокарбонных тестов скелета Река, о которых сообщил Протч, лаборатории, проводившие их, не могли определить дату каждой аминокислоты в отдельности. Это требует техники, определяющей дату (спектрометрия с ускорением массы), которая не использовалась в начале 1970-х годов. Эти лаборатории не могли также знать о точной технике, очищающей белок, которая сейчас считается обязательной. Мы можем заключить только, что радиокарбонная дата, которую Протч определил для скелета Река, ненадежна. В частности, дата вполне могла быть ошибочно молодой.

Имеются документированные случаи с костями из Олдувайского ущелья, давшими ошибочно молодые радиокарбонные даты. Например, кость из залежей Верхнего Ндуту показала возраст 3.34 0 лет. Залежи Верхнего Ндуту, являющимися частью пласта V, имеют возраст от 32 000 до 60 000 лет. Возраст 3340 лет был бы слишком мал, по-крайней мере раз в 10.

В своем отчете Протч сказал о скелете Река: «Теоретически, несколько фактов говорят против раннего возраста гоминида, таких, как его морфология.» Это предполагает, что современная морфология скелета являлась одной из главных причин, по которым Протч сомневался, что скелет так же стар, как и пласт II, или даже основание пласта V.

В нашей дискуссии о Китае, мы представили концепцию возможного диапазона дат, как наиболее беспристрастного показателя возраста при спорных открытиях. Доступные свидетельства предполагают, что скелету Река можно приписать возможный диапазон даты, распространяющийся от конца позднего плейстоцена (10 000 лет) до конца раннего плейстоцена (1.15 миллионов лет). Есть много фактов, говорящих в пользу даты изначального пласта II, предложенной Реком.

В частности, сильным является наблюдение Река, что тонкие слои отложений Пласта II непосредственно вокруг скелета были не повреждены. Также против позднего захоронения говорит скалоподобная твердость пласта II. Отчеты в пользу даты пласта V кажутся основанными на чисто теоретических возражениях, двусмысленных проверках, несостоятельных результатах теста, и чересчур спекулятивной геологической аргументации. Но, отставив в сторону спорную радиокарбонную дату, даже эти результаты дают даты скелета Река вплоть до 400 000 лет.

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля