Николай Тушинский. На Канарских островах живут светловолосые сыны Атлантиды?

Загадки Канарского архипелага и ее коренных жителей. Возможно, они потомки Атлантиды? Разбираемся в сложной и запутанной истории канарцев
0
286
12:06:2021
Канарский архипелаг фестиваль

Фото. Ежегодный карнавал в городе Санта Крус де Тенерифе, Канарские острова, Испания.

«Сахарская Атлантида»

канары Пьер Бенуа

Пьер Бенуа́ (1886 – 1962), французский писатель, член Французской академии, автор приключенческих романов /yandex.ru/

История «сахарской Атлантиды» началась с фанта­стического произведения. В 1919 году вышел роман Пьера Бенуа «Атлантида», разошедшийся большим тира­жом. Сюжет его таков. Двое французских офицеров, затерявшись в пустыне, после долгих странствий попа­дают в оазис, где высится величественный замок из огромных каменных глыб. Уставших путников встречает их соотечественник, попавший сюда раньше. Он пока­зывает им внутреннее убранство замка, роскошную библиотеку, а главное — хозяйку дворца. Оказывается, что это владычица знаменитого народа атлантов — Антинея.

П. Бенуа поместил свою Атлантиду в пустыню, среди скал горного массива Ахаггар. Видимо, он знал об от­крытиях в Сахаре, был в курсе безуспешных поисков легендарного материка… Публика приняла роман с вос­торгом.

Канары

Нагорье Ахаггар на карте Алжира /ru.wikipedia.org/

Через восемь лет после выхода нашумевшего романа экспедиция французского ар­хеолога де Пророка проводила раскопки в Западном Ахаггаре, неподалеку от Белёсы, как раз в тех мес­тах, где разворачивается действие романа. Среди зане­сенных песком скал де Пророк натолкнулся на развалины древних сооружений, среди которых особо выде­лялся могильник, возведенный из огромных каменных глыб. Неподалеку был монумент, откуда достаточной длины колоннада вела к храмовому сооружению. В зад­ней стене храма имелся вход в гробницу. В полу, зама­скированный кожаным ковриком, был вход в подземный склеп, где находилась могила высокопоставленной особы женского пола. Инвентарь гробницы поражал великолепием — каменные украшения, статуэтки време­ни палеолита Сахары, страусовые перья, а главное — золотая монета, которую можно было точно датировать. Она относилась к эпохе римского императора Флавия Валерия Константина I (306-337 г. н. э.). Значит, захо­ронение было доарабским.

Нагорье Ахаггар, Алжир

Нагорье Ахаггар, Алжир /chydesa-mira.ru/

Тут же вспомнили роман Бенуа. Историческая реаль­ность переплелась с фантастикой.

Пережив первое волнение, ученые попытались дать объяснение, находкам. Всплыла недавно открытая легенда туарегов племени кель-ахаггар о своей знамени­той прародительнице Тин-Хиннан.

Дочь вождя Тин-Хиннан, берберка знатного проис­хождения, изгнанная из страны вместе со служанкой Такамат, пришла в Ахаггар и стала родоначальницей благородного племени кель-ахаггар, а Такамат — праро­дительницей вассального племени имрад. Героиню ле­генды туарегов ученые отождествили с неизвестной владычицей, обнаруженной археологом бароном де Пророком.

Так роман Бенуа, находки де Пророка и легенда о Тин-Хиннан породили парадоксальную цепочку из художественного вымысла и научных фактов, которая помогает пролить свет на историю сахарских народов.

Канарские острова

Канарские острова

Отвечать на вопрос о том, являлись ли Канарские острова частью затонувшего материка, описанного Платоном, – удел геологов, палеонтологов, вулканологов и других представителей естественных наук, занимающихся поисками исчезнув­шего материка. Наша цель — выяснить, насколько давно закрепилась за историко-культурной областью Северо-Западной Африки и примыкающими к ней Канарскими островами название «атланты». Среди российских афри­канистов эту тему достаточно детально затронул в книге «Из истории этнокультурных контактов Африки и Эгеиды» кандидат исторических наук Ю. Поплинский.

Из досье историков: народ атлантов

Юрий Константинович Поплинский (1944 - 2004)

Историк Юрий Константинович Поплинский (1944 – 2004) /yandex.ru/

У ученых возникло несколько вопросов. Почему в захоронении обнаружены следы высокой культуры, не свойственной другим сахарским народам? Почему эти следы исчезают впоследствии? «Поэтому,— пишет Ю. Поплинский,— сколь бы фантастической не пока­залась бы сама мысль об участии легендарных атлантов в африканской истории, отвергать ее без проверки кажется опрометчивым. Не исключено, что доля истины в ней есть».

Естественно, никто не станет связывать владычицу Абелессы с царицей атлантов П. Бенуа. Так же мало оснований искать Платонову Атлантиду именно в Сахаре. Но если предположить, что и античные авторы, и научная традиция нового времени, и сам П. Бенуа подразумевали под атлантами некий восточно-средиземноморский на­род,  генетически связанный с греками   (точнее, эгейцами конца III — начала II тысячетелия до нашей эры), то эта версия может иметь право на существование. Вспомним, где размещала греческая мифология ат­лантов — великанов Атласа, державших на плечах не­бесный  свод? Именно   на  крайнем  западе  греческой Ойкумены — в   Сахаре,   у   побережья   Атлантического океана. Ливийские племена Атласских гор долгое время носили имя атлантов — «детей Атласа». Что же касается атлантов  Платона,  то и  они имели  непосредственное отношение к Африке. В диалоге «Тимей» Платон заяв­ляет, что власть царей Атлантиды простирается и на Ли­вию до Египта, и на Европу до Тиррении. Если принять во внимание последние находки археологов на острове Санторин, то можно считать атлантов Платона одним из эгейских или доэгейских народов. Правда, это пока гипотеза. Но как связать вышеизложенное с судьбами населения Канарских островов?

Что говорят антропологи?

Рене Верно (1852 - 1938), французский палеоантрополог

Рене Верно (1852 – 1938), французский палеоантрополог /gaz.wiki/wiki/ru/

Французский ученый Ами первым обнаружил сходство черепа древнего канарца с откопанным в 1808 году кроманьонским черепом. Раскопки последующих лет на острове Тенерифе показали, что население его было далеко не однородно. Проблемой занялся француз­ский атрополог Рене Верно. У него имелся богатый материал, собранный его соотечественниками — консу­лами и учеными С. Бертло и Б. Сен-Венсаном. И хотя объем краниологических исследований не был достаточ­ным для глубоких выводов, Верно все же выдвинул следующую гипотезу.

В верхнем палеолите на Иберийском полуострове появляются представители рода «гомо», вытесняющие неандертальцев. Это кроманьонцы, проникшие в Европу из Азии 40 тысяч лет назад. Другая волна их заселила Африканский континент. И ископаемый человек из Ротовы (Валенсия) был первым представителем евро­пеоидной расы, проникшим из Африки на Канары, где сохранился и поныне, правда, с примесью элементов, характерных для более позднего населения Испании. Антропологические типы на островах Верно описал так.

Первый — классический кроманьонский тип — представлен почти на всех островах (квадратное лицо, глубоко посаженные глаза под тяжелыми дугами, низкие орбиты, тяжелый подбородок, светлые волосы, голубые глаза). Р. Верно и М. Фюсте отмечают, что этот тип ближе к «Мехта Афалу» — типу доисторического насе­ления Северо-Западной Африки, чем к европейскому варианту.

Второй — берберский тип — люди атлетического сложения, доликокефалы, обнаружены в основном среди солдат тенерифского гарнизона. Ученый считал его се­верным вариантом средиземноморского типа. Харак­теристики Верно для этого типа совпадают с данными итальянского антрополога африканиста Биасутти для берберов.

Верно считает, что именно к двум этим типам отно­сились первые переселенцы.

Третий — типы восточный и арменоидный — долико- или мезокефалы, нос с горбинкой, миндалевидные глаза. Встречаются на отдельных островах.

Четвертый — нордический тип — светлые волосы, иногда с пепельным оттенком, голубые глаза, розовая кожа. Появился он, вероятно, позже всех, Верно пред­полагает здесь связь с Северной Европой. Ученый еще не знал тогда, что не только Северная Европа, но и Севе­ро-Западная Африка была в древности областью рас­пространения блондинов.

Итак, современные исследования позволяют заклю­чить, что среди канарцев выделялись два типа — один узколицый средиземноморский, а другой более широкий, с более низкими орбитами, выраженными надглазничным рельефом, сходный с типом мезолитического населения Северной Африки. Результаты исследований крови и краниологических наблюдений последних десятилетий под­вергают сомнению «кроманьонскую теорию» заселения островов непосредственно с Иберийского полуострова. К  тому же  обследование испанскими  учеными групп крови показало, что фенотипы группы АВО в сериях Канарских   островов   схожи   с   таковыми  у  населения Северной   Африки.   У   81   мумифицированного  гуанча и у 191 жителя Гран-Канарии отмечены группы крови системы АВО. Это близко к данным по марокканскому Атласу. Можно добавить, что группа О — отличитель­ная черта жителей Канарских островов. У современного населения   она,   правда,   не  столь  часта.   Наблюдения показали, что у жителей Атласских гор также есть груп­па О. Впрочем, она там не так распространена, как у на­селения Канар, но ведь горы не являются таким мощным изолятом, как острова! Высоко процентное содержание группы О у басков и жителей Западной Ирландии.

Своеобразное подтверждение гипотезы о заселении островов выходцами из Северной Африки — данные о цвете кожи и волос канарцев. Еще Эспиноса писал: «Цвет кожи жителей юга Тенерифе темный от смеше­ния крови или от климата, ходят они почти голые. Но на севере цвет их светел и нежен, волосы длинные…» Позже Р. Верно отметил в Марокко множество людей со светло-коричневыми волосами и светлыми глазами. Он указал, что черные прямые волосы преобладают у восточных берберов, вьющиеся и курчавые там, где происходит явное смешение с негроидами, а у западных берберских популяций светлые волосы встречаются даже чаще, чем светлая кожа, особенно в детском возрасте. У многих североафриканских племен окраска волос изменялась и превращалась из светлой в темную в тече­ние целых исторических периодов из-за смешения с чужеродными племенами.

горы Атлас

Горы Атлас – большая горная система на северо-западе Африки, тянущаяся от атлантического побережья Марокко через Алжир до берегов Туниса

Ближайшая к Канарам область распространения блондинов — Марокканский Атлас и особенно при­брежные районы Рифа — в древности была еще обшир­нее. Блондины, придя отсюда на Канары, смешались с уже прибывшими туда брахикефалами, образовав гибридный долихокефальный тип с широким лицом, крупной фигурой, светлой окраской кожи и коричне­выми волосами.

Вот вывод академика В.П. Алексеева: множество светлых индивидов в населении Северной Африки задолго до прихода вандалов и живучесть «блондизма» позволяют рассматривать светлое население Канарских островов как западную ветвь той самой «ливийской расы», кото­рая изображалась на картинках эпохи Нового царства. Иными словами, это составная часть западносредиземно-морской группы племен, куда входят берберы.

Но откуда появились в Африке светлокожие персо­нажи древнеегипетских барельефов?

Вслед за «народами моря»

…Они были не только на фресках Древнего Египта, но и на наскальных рисунках Сахары — белые наездники на колесницах. И они не похожи на известных гиксосов, вторгшихся в Египет и 1200 году до нашей эры и осевших в Киренаике. Одежды, оружие и доспехи, тип колесниц и, наконец, физический облик не оставляют сомнения, что это пришельцы с севера — из районов восточного Средиземноморья.

Человеческие фигуры, сложенные из двух сходящихся вершинами треугольников, можно отнести к эгейскому искусству второй половины II тысячелетия до нашей эры. Речь идет о походах «народов моря» в конце XIV века до нашей эры. Именно тогда крупные военные отряды из Эгейского бассейна вторглись в Ливию и Египет.

Правда, есть и предположение, что в состав «народов моря» входили воины из района Атласа. Некоторые ученые отмечают, что имена лебу и их вождей тождест­венны именам нумидийцев классического периода. Во всяком случае, именно они, пишет в книге «История Се­верной Африки» Ш.-А. Жюльен, дали имя Ливии и во главе разнородной коалиции техену и индоевропейцев сыграли важную роль в истории Египта.

Первым египетским фараоном, одержавшим не­сколько побед над пришельцами, был Мернептах (1251—1231 гг. до н. э.). Известие об этом донесли надписи в храмах. Но племена «народов моря», успев достаточно смешаться с местными ливийскими племенами, еще до­вольно долго продержались в Египте, пока армия Рамзеса III не нанесла им сокрушительное поражение в районе сегодняшнего Эль-Аламейна в 1200 году до н.э.  (1189-й — по другим данным). Но и после этого фараон вынужден был поселить их в дельте, где они и жили, не признавая ничьей власти.

Если внимательно изучить наскальные рисунки Са­хары, можно проследить некоторые маршруты, которыми уходили «люди колесниц» в глубь Сахары. Некоторые из них, растворяясь постепенно в местном населении, дошли до Нигера. А остальные группы?

…О них всегда говорили: «Таинственные, загадоч­ные, непознанные…» И в этих эпитетах нет преувели­чения. Нам действительно не известно пока, откуда они пришли, каков их конец. Речь идет об уже известных нам гарамантах, которых знали Геродот и Тацит, Помпоний Мела и Сене­ка, Лукиан и Страбон.

Культура гарамантов, живших в древности на просто­рах еще не высохшей до конца пустыни, была ливо-берберской в своей основе, с элементами, занесенными из Эгейского мира. А их антропологическая характери­стика определена Г. Паче, итальянским ученым, как ливо-берберская структура с вкраплениями негроидных элементов — то есть практически то же, что и древнее население Канарских островов.

В последние годы ученым удалось несколько прояс­нить этнический состав «народов моря». Среди них были ахейцы, данайцы, сарды, ликийцы и, конечно же, давно известные древним египтянам критяне — «кефтиу». Все они значительно повлияли на антропологическую и языковую среду Северной Африки, и, что вполне есте­ственно, сюда оказались включенными Канарские остро­ва.

Австрийский канаровед Д. Вельфель рассматривал все страны Средиземноморья (Северная Африка, Пире­нейский полуостров и Канарские острова) как тесно спаянное культурно-историческое единство с сильно раз­витыми, начиная с эпохи неолита, этно-культурными связями.

Поэтому участие потомков «народов моря» в форми­ровании Канарского этноса представляется ученым весь­ма правдоподобным и достаточно убедительным. Поищем и тот народ, которому обя­заны канарцы многими своими обычаями.

В поисках языкового субстрата

С проблемой этногенеза обитателей Канар­ских островов тесно связан вопрос о происхождении их языка. Еще первые хронисты архипелага на основании некоторых записанных ими фраз местного населения пы­тались отождествить его с берберским языком. Дж. Глзс, который долгое время жил в фактории в Южном Марокко, считал несомненным родство языка канарцев с бер­берским диалектом шлух.

Глэс справедливо критикует многих испанских ав­торов, которые произвольно искажали Канарские слова, «подгоняя» их под испанский язык. О языке жителей Тенерифе он говорит: «Он значительно отличается от наречий других островов своей гортанностью».

Английский археолог и языковед Дж. Эберкромби считал, что язык гуанчей возник из ливийского (прото-берберского) языка. Ученые предприняли также попытку лексикостатического исследования языка гуанчей с точки зрения его отношения к берберскому языку.

Весь сло­варный состав разделили на три иерархически расположенные группы: 1) слова, берберские по форме и семантике; 2) слова, берберские только по форме; 3) слова, семантика которых необъяснима с точки зрения совре­менного берберского языка. Созданная на основе этих данных таблица дала сведения о процентном содержа­нии берберских элементов в языке гуанчей и о лекси­ческих различиях между разными островами архипелага.

Оказалось, что берберский элемент преобладает в лексике островов Ферро и Пальма, в меньшей мере на Гран-Канарии. На островах Лансароте и Фуэртевентура было зарегистрировано лишь 23 процента слов берберско­го происхождения, на Тенерифе — 25, на Гомера их не было найдено вообще.

В то же время на Тенерифе и Го­мера встретились слова неизвестного происхождения. По мнению Эберкромби, эти незнакомые элементы тоже вос­ходят к одному из берберских диалектов и к тому же име­ют некоторые аналоги в древнеегипетском и коптском, а из живых — в языке хауса, Нигерия.

Французский лингвист Марси находит в языке гуан­чей отчетливые параллели с древнеегипетским языком. У гуанчей было прилагательное gerag. Gorad. Kerak. korak. Эти две последние формы с оглушением буквы «g» оз­начали «знатный», «знатного рода».

Таких слов нет в сов­ременном берберском языке, кроме туарегов, у которых есть глагол «gureg» — «жить в полной свободе». Речь может идти о заимствованиях из древнеегипетского язы­ка «grg» — «повышать», «разводить», ведущих к понятию «быть на высоком месте».

Язык канарцев ко времени испанского завоевания был лишь в незначительной степени берберизирован и включал большой процент слов неизвестного происхож­дения. В диалекте африканцев и других современных диалектах   Марокко   тоже   имеется определенное   на­следство несемитских слов, например, в названиях расте­ний, оканчивающихся на — nthi — nti: iminthi (ячмень), shinti (рожь).

Похожие слова были отмечены в индоев­ропейских языках Северного Средиземноморья — гре­ческом и албанском. И хотя многие зерновые культуры известны в Северной Африке с очень древних времен, подобные слова все же принадлежат к основному сло­варному фонду. Это явные заимствования у пришельцев с севера.

Можно предположить, что в эпоху Карфагена какая-то волна переселенцев дошла до Канар и принесла с со­бой ливийскую письменность, образцы которой сохрани­лись в виде наскальных надписей.

С проблемой языка канарцев тесно связан и вопрос о загадочном свисте, который до сих пор распространен среди жителей острова Гомера. Еще монахи Бонтье и Леверье писали, что жители островов «говорят губами, как будто у них нет языка, и какой-то правитель сослал их в наказание сюда, вырвав языки».

На самом деле язык принимает в свисте самое не­посредственное участие. Еще в конце XIX века не­мецкий этнограф Кеденфельд изучал таинственное сред­ство общения гомерцев. «Они могут передавать любую мысль с помощью свиста,— писал ученый,— причем на расстоянии до тысячи метров, то есть даже когда крик не имеет смысла». Во время войн этот свист очень по­могал канарцам, они заблаговременно «высвистывали» опасность, а в мирное время извещали о начале празд­неств и о других событиях.

Свист этот может быть самых различных оттенков. Кеденфельд проделал эксперимент, расставив двух жи­телей на расстоянии 50 метров. Он передавал вопрос од­ному из испытуемых, и тот высвистывал его своему парт­неру. Оба человека ни разу до этого не разговаривали друг с другом на языке свиста, к тому же был сильный ветер, но результат признали удовлетворительным.

Язык свиста на острове Гомера сам по себе не уни­кален. Хорошо известен сопособ общения с помощью барабанов в различных районах Африки, когда новость выбивается нехитрым кодом на расстояния до десятка километров — от деревни к деревне. У племени гурунси-нанкансе в излучине Нигера имелась флейта, с помощью которой кочевники общались на большом удалении друг от друга.

Ну а что касается свиста, то у индейцев ма сатеков в Мексике этим искусством владеют десятки ты­сяч человек. Старые испанские хроники повествуют о том, что пуэбло, сапотеки и чинантеки умело пользова­лись языком свиста перед атаками.

«Свистящая деревня» открыта в 60-х годах в Турции. Наверняка последуют новые открытия и, конечно, в гор­ных районах. Ученым предстоит выяснить много вопро­сов; таким образом переводятся обычные фразы на язык свиста, как рождаются комбинации свистовых модуля­ций…..

Из досье историков: наскальные надписи

Одной из многих загадок, с которыми столкнулись ученые при исследовании Канарских островов, были на­скальные надписи. Кто оставил их? На каком языке они выполнены? Что означают? Перед учеными встала задача выяснить происхождение этих надписей. Знали о них давно. Еще в XVIII веке Бьера-и-Клавихо упоминал о «таинственных письменах» на острове Пальма. Но боль­ше всего их обнаружено на самом маленьком островке архипелага — Ферро (более современное название – Иерро).

Иерро (Ферро), Канарский архипелаг

Иерро (Ферро), самый маленький из семи основных остров Канарского архипелага в Атлантическом океане

Основная часть наскальных надписей — хаотичес­кое нагромождение значков и фигур, среди которых мож­но разобрать отдельные изображения, напоминающие надписи…

В районе Вальверде на острове Ферро есть длинная полоса гладких скал,  спускающихся в море.  Именно там испанский священник дон Аквилино Падрон, прогу­ливаясь среди базальтовых глыб, обнаружил две гори­зонтальные строчки знаков, каждый из которых был около пяти сантиметров в длину. «Их много на юге ост­рова,— писал кюре в записке Сабену Бертло.— На пер­вый взгляд они напоминают древнеегипетские иерогли­фы, но я напрасно искал там сидящие фигуры и быков Аписа с митрами, ибисов, которыми покрыты обелис­ки Египта. Не обнаружил я там ни рыб, ни четвероногих животных, которых видел на мексиканских и инкских календарях.

Наверное,— продолжает     Падрон,— мое открытие имеет важное значение, ведь надписи скорее всего сделаны в очень далекую эпоху и отличаются от найденных мною раньше. Они более совершенны, и я ви­жу выражение мысли, породившей эти надписи. Контуры значков неглубоки и стерты и видны только при ярком свете. Они сделаны на отвесных скалах и раньше наверня­ка были видны на значительном расстоянии».

Наскальная живопись Канар /yandex.ru/

Наскальная живопись Канар /yandex.ru/

Так была открыта новая страница наскальной лето­писи  Канар.  Значки  оказались окружены  рисунками: спиралями и кружками. Французский африканист Л. Федэрб в 1876 году признал в них древнеливийскую над­пись. «Понятно, что эти надписи — дело рук самих жите­лей, и их можно сравнить с наскальной живописью Са­хары, с нумидийским письмом и письмом туарегов,— писал ученый в «Бюллетене Парижского географического общества»,— подобных вариантов надписей у Бертло уже около семидесяти. Думаю, что это наследие древ­них ливийцев, смешавшихся за тысячелетие со светлыми пришельцами с севера, из района Танжера, где они ос­тавили свои дольмены».

Наследником древнеливийского письма признан тифинаг, которым и по сей день пользуются туареги Са­хары. Не раз исследователи обращали внимание на сходство Канарских надписей с письмом тифинаг. Над­пись в Вальверде Федэрб сравнивает с аналогичным изображением в Тугга, на мавзолее II века до нашей эры, считая и те и другие эпитафией.

Через некоторое время после находки Падрона ана­логичные надписи обнаружил на Пальме в гроте Бельмако исследователь из Франкфурта Ч. Фрич.

На севере острова Тенерифе ученые изучили неболь­шой угловатый камень, покрытый надписями. При тщательном исследовании выяснилось сходство их с финикий­скими надписями, найденными раньше в Южной Испа­нии и Карфагене. И что особенно важно — надписи те высечены, несомненно, металлическим орудием, а ведь известно, что гуанчи не знали металлов… Не вдаваясь в подробности относительно связей древнеливийской и пу­нической систем письма, отметим лишь, что на Канарах представлено несколько видов надписей. Наиболее ве­роятным кажется такой вариант. За века исследований у ученых накопился огромный этнографический материал, говорящий о сходстве древних канарцев с берберами. Вполне вероятно, что именно протоберберы были этно­сом, сыгравшим важнейшую роль в этногенезе канарцев, и именно они составили основное население островов. В свете этого проблема большинства надписей на скалах островов проясняется. Их авторы — протоберберы.

И все же есть два обстоятельства, которые мешают согласиться с этим полностью. Если берберы присутст­вовали на Канарах и принесли туда в отдаленную эпоху письменность, то почему она не сохранилась у канар­цев к приходу европейцев, а была лишь представлена наскальными знаками? И далее. Ливийские надписи най­ми дены на территории Туниса и Восточного Алжира, од­нако дальше на запад, в сторону Канар, они не попадают­ся! А между тем на западе находится Марокко, где ис­покон веков живут берберы? Здесь напрашивается еще один вариант. «Канарские острова могли посещать, в кон­це концов, и ранние мореплаватели — карфагеняне и другие. Надписи на Ферро, Тенерифе и Гран-Канарии — свидетельства таких плаваний»,— заключает английский ученый Э. Хутон.

Самое большое количество надписей обнаружено на Ферро, дальнем острове архипелага. По мнению Э. Хутона, Ферро мог быть «краем света» древних мореплава­телей и наиболее удачным местом, где можно было оста­вить свои «автографы». Сабен Бертло полагает, что эти надписи относятся к эпохе плаваний Ганнона — то есть к VI веку до нашей эры. Известно,  что карфагеняне практиковали обычай заселения новых колоний насильно, то есть людьми из племен, незнакомых с морем. Быть может, именно так поступили они с одним из ливийских племен, выселив его на Канары? Как жаль, что не обнару­жено пока ни одного источника, из которого стало бы яс­но отношение самих канарцев к надписям — ведь боль­шинство их было открыто уже после того, как канарцы почти утратили свои этнические черты.

Исследователи насчитали на Ферро и Гран-Канарии 373 значка.

Недавно ученым удалось сгруппировать эти значки согласно алфавиту и получить первый результат: выяс­нилось четыре типа надписей.

1) Спирали, бороздки и закругленные линии, анало­гичные которым находят в памятниках древнейшей пись­менности бронзы Западной Европы, Скандинавии и в не­которых сахарских петроглифах. Речь идет о надписи Бельмако на острове Пальма, изученной известным ис­панским канароведом Диего Кускоем. Наличие там не­скольких зооморфных фигурок можно объяснить попыткой древних жителей отобразить подробности быта пас­тухов.

2) Таинственные надписи с параллельными горизон­тальными линиями, пересеченными вертикалями, полу-спирали и крестики. Они наводят на мысль о родстве с граффити лигуров, найденными в долинах Ле Меравилье и Фонтанальба.

3) Алфавитные знаки, полностью схожие с ливийс­кими.

4) Значки, весьма схожие с письмом А на Крите и с петроглифами Верхнего Египта.

Характер многих знаков канарцев дает возможность говорить о влиянии здесь критской письменности. Часть знаков близка к линейному письму А и Б, часть — древнеливийскому письму, а остальные — комбинации двух предыдущих типов. К письму А близки знаки, похожие на идеограммы,— сосуды, суда с каютой, веслами и пра­вилом. Спиральные надписи напоминают знаменитый Фестский диск с Крита. Язык надписей по типу прибли­жается к берберским языкам. Д. Вельфель назвал его «гибридным берберским», в котором сохранились следы древнесредиземноморского языкового субстрата.

Тот же Вельфель выяснил, что суффиксы — n-te— n-de— anda соответствуют древнеэгейским — ndos— nthos— nda… Влияние эгейцев на Канарах могло быть прямым, когда в середине II тысячелетия до нашей эры критяне совер­шали регулярные плавания за Геркулесовы Столбы. Мог­ло быть и косвенным, вторичным,— через Северную Аф­рику и племена, населявшие этот район. Выяснить это еще предстоит.

Пока что ни одна из надписей не разгадана. Это и понятно, если вспомнить слова А. Бассэ: «Пытаться рас­шифровать ливийские надписи с помощью современного берберского языка так же бесполезно, как интерпрети­ровать латинские надписи, используя язык парижских предместий».

Итак, сегодня налицо две основные версии проис­хождения надписей на островах — либо это наследие древних ливийцев, либо дело рук участников случайных эпизодических плаваний. Обе гипотезы имеют равное количество «за» и «против», и отвергнуть ту или иную мы не вправе.

Окончание см. в след. статье Канарцы – потомки гуанчей?

см. еще:

Николай Тушинский. Кто такие иберы и где находилась их страна, в Грузии или Испании?

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля