Андрей Жуков. Загадки перуанских чульп

Погребальные памятники типа чульпа распространены по всей территории Альтиплано (Перу). «Классический» тип представляет цилиндрическую башню, сужающуюся к основанию. В верхней части обязательно расположен выступающий кольцевой бордюр. Такие чульпы имели сферический купол. Вся конструкция сложена из прекрасно обработанных блоков, как правило, вулканической породы, без какого-либо раствора. Все блоки тщательно пригнаны друг к другу. В ряде мест присутствует техника полигональной кладки. На всех памятниках, где присутствуют чульпы, повсеместно разбросаны крупные обработанные блоки, по размерам порой значительно превышающие те, что использованы в конструкциях самих башен. На многих «классических» чульпах присутствуют так называемые боссы (соски), предназначение которых до сих пор остается совершенно неясным. Однако эта архитектурная деталь является чрезвычайно характерной для полигональной кладки, которую историки упорно приписывают инкам, несмотря на совершенно очевидные временные несоответствия.

В археологическом комплексе древних культур Центральных Анд наличествует особый тип погребальных памятников под названием «чульпы».  Это слово использовалось в XIX веке и было взято из Словаря Людовико Бертонио (1612). Бертонио так называл захоронения в корзинах полукочевых скотоводов «чулпас». Позже это наименование было перенесено на древние каменные башни, которые индейцы аймара именовали как  ута амайя  – «дома души».

Т.е. сегодня этот термин применяется для обозначения археологических объектов – каменных башен, которые использовались в качестве погребальных семейных гробниц/мавзолеев на территории Альтиплано – высокогорного плато (средняя высота 3750 м над уровнем моря) в Центральных Андах. Здесь расположено самое большое озеро Южной Америки – Титикака. Многие исследователи считают его колыбелью андских цивилизаций. Большинство версий мифов о происхождении инков указывают на окрестности озера Титикака как на прародину.

Историки единодушно относят погребальные башни-чульпы к периоду существования царства Колья, созданного народом аймара и завоёванного инками в XV веке. Также считается, что традиция таких гробниц восходит еще к позднему периоду цивилизации Тиауанако (VIII – X вв.н.э.). Также считается, что это были семейные усыпальницы, принадлежавшие исключительно знатным родам.

Таким образом ученые уверены, что данная традиция семейных (родовых) захоронений существовала в данном регионе с конца I тыс. н.э., расцвела в период существования аймарского царства Колья (XIII—XIV вв.) и была сохранена в период владычества империи инков. Археологи также считают, что при захоронении в чульпах трупы не были намеренно мумифицированы, но в сухой среде, созданной закрытой гробницей и местным аридным климатом, они сохранялись веками. Также считается, что погребальный обряд представлял из себя захоронение умершего в тканевом свертке в позе эмбриона. Однако в самих чульпах не было обнаружено ни одного нетронутого погребения. Многие гробницы были разрушены и даже взорваны расхитителями могил в поисках древних сокровищ. Так что описание такого обряда является лишь современной гипотезой, основанной на аналогиях с другими типами погребений в данном культурном регионе. Хотя в некоторых чульпах археологи находили костные человеческие останки, но уже в разрозненном виде.

Погребальные памятники типа чульпа распространены по всей территории Альтиплано. Известный американист Уиндел Беннет в 70-ые годы прошлого века даже ввел термин «эпоха чульп» применительно к периоду XIII—XV вв. в данном регионе. Наиболее известным памятником этого времени является Сильюстани, расположенный примерно в 30 км к северо-западу от г.Пуно на берегу озеро Умайо. На месте г.Пуно, как считают археологи, располагалась столица аймарского царства Колья Хатун-Колья. Логично, что в окрестностях такого центра располагаются наиболее богатые некрополи знати.

В Сильюстани представлены почти все основные типы чульп. Если можно так сказать, «классический» тип представляет из себя цилиндрическую башню, сужающуюся к основанию. В верхней части обязательно расположен выступающий кольцевой бордюр. Такие чульпы имели сферический купол. Вся конструкция сложена из прекрасно обработанных блоков, как правило, вулканической породы, без какого-либо раствора. Все блоки тщательно пригнаны друг к другу. В ряде мест присутствует техника полигональной кладки.

Средняя высота таких башен 6-8 м. В Сильюстани самая высокая чульпа, получившая даже собственное имя «Большая башня ящерицы» имеет высоту в 12 метров. Название она получила из-за хорошо сохранившегося барельефного изображения ящерицы на одном из блоков.

Все чульпы в нижнем ряду блоков имеют очень небольшое входное отверстие квадратной или прямоугольной формы, всегда обращенное на восток.

Второй тип чульп – квадратные башни, более массивные, чем цилиндрические. В Сильюстани и на других памятниках (например, в Кутимбо, в 40 км к югу от Пуно) они представлены в единичных (сохранившихся) экземплярах. Они сложены в той же технике кладки, что и цилиндрические; имеют плоскую, перекрытую плитами крышу. Т.е. эти два типа можно считать единовременными сооружениями.

 

Следующий тип погребальных башен принципиально отличается от предыдущих. Эти чульпы сложены из «рваного камня», т.е. из необработанных блоков различных пород – как вулканических, так и местных осадочных. Зачастую использован раствор, сделанный из местного ила или глины.

Они также различаются между собой – от совсем грубых конструкций до более-менее упорядоченной кладки из полуобработанных камней. Ни о каких мегалитических блоках и, тем более, полигональной кладке здесь речь не идет. Разница между этими типами башен очевидна. Именно последние и следует, на наш взгляд, относить к позднему времени «эпохи чульп».

На всех памятниках, где присутствуют чульпы, повсеместно разбросаны крупные обработанные блоки, по размерам порой значительно превышающие те, что использованы в конструкциях самих башен.

Современные археологи пытаются сохранить разрушающиеся башни. Но при этом занимаются и вольными реконструкциями.

В Сильюстани они даже «восстановили» пандусы из мелких валунов, чтобы продемонстрировать, как древние индейцы подтягивали блоки для строительства погребальных башен. Хотя с технической точки зрения, вряд ли возможно по таким каменным насыпям волочить блоки весом до тонны.

Конечно, нет смысла сомневаться в том, что чульпы использовались в качестве погребальных башен в предимперский и инкский периоды. Сохранились и письменные подтверждения этого факта. Известный хронист Педро де Сьеса де Леон в своем труде «Хроника Перу» (1553) в общих чертах описал обряд захоронения в погребальных башнях представителей знати народа колья. Сьеса де Леон пишет, что на похороны знатных лиц собиралось множество местных жителей. В ходе погребального обряда сжигали десять или двадцать лам — в зависимости от сана покойного, затем умерщвляли женщин, детей и слуг, которые должны были служить усопшему в загробной жизни. Некоторых слуг из окружения повелителя заживо замуровывали в чульпах.

И́нка Гарсила́со де ла Ве́га в своей «Истории государства инков» (1609, 1617) приводит иллюстрации погребального обряда в чульпах, а также инкских строителей погребальных башен, обтесывающих небольшие каменные блоки.

Для официальной науки этого достаточно. Здесь действует принцип: если на бетонном заборе написано «Ваня-дурак», значит это ритуальное сооружение относится ко времени правителя Иоанна. Другие версии, как например, вторичное использование или карго культ к рассмотрению строго не рекомендуются.

Это при том, что техника кладки и архитектурные приемы «классических» чульп полностью соответствуют тем техникам, что мы наблюдаем в Куско и Священной долине (Олльянтайтамбо, Мачу Пикчу, Писак).

Прежде всего, это техника кладки без раствора из прекрасно обработанных и тщательно пригнанных друг к другу блоков, для изготовления которых, что также принципиально, использовались вулканические породы (гранит, андезит), отсутствующие в данной конкретной местности. Так окрестности Сильюстани в геологическом плане представляют из себя красные песчаники. Т.е. сырье или уже готовые блоки доставлялись из соответствующих карьеров, возможно, с другого – восточного берега озера Титикака, где как раз и наличествуют гранито-андезиты.

Во-вторых, как уже упоминалось, в наиболее древних чульпах использовались приемы полигональной кладки. В Сильюстани сохранились остатки прямоугольной башни, сложенной из мегалитических блоков весом в несколько тонн, что отличает это сооружение от остального большинства башен.

Очевидно, разбросанные по памятнику отдельные мегалитические блоки следует относить к остаткам таких же сооружений.

В-третьих, на многих «классических» чульпах присутствуют так называемые боссы (соски), предназначение которых до сих пор остается совершенно неясным. Однако эта архитектурная деталь является чрезвычайно характерной для полигональной кладки, которую историки упорно приписывают инкам, несмотря на совершенно очевидные временные несоответствия.

В-четвертых, на многих чульпах на отдельных блоках имеются рельефные изображения: ящерицы, собаки и, что характерно для архитектуры Куско, змеи.

Следует отметить еще один интересный и принципиальный момент. Остатки нескольких «классических» чульп демонстрируют сложную составную кладку стен. Внешний слой блоков, выполненных, как правило, из гранита, сопровождается еще одним внутренним слоем из другой вулканической породы – андезита. Внутренняя часть гранитных блоков не обработана. Очевидно, что это и не требовалось по изначальному замыслу. Внутренний андезитовый слой состоит из более мелких блоков, вырезанных и сложенных не столь тщательно. С точки зрения погребального сооружения такая объемная дополнительная работа является совершенно излишней, как в техническом, так и в декоративном аспектах.

Но при этом, как считают некоторые исследователи, такое сочетание разных пород создает определенный пьезоэффект. Кстати говоря, подобную технику мы можем наблюдать в Древнем Египте. Таким же образом из разных пород камня сложены стены храма при пирамиде Хефрена и стены Храма Сфинкса.

Сам комплекс Сильюстани, очевидно, являлся не просто некрополем, но и выполнял роль важного ритуального центра. У подножия холма, на котором расположен собственно комплекс погребальных башен, сохранились остатки явно церемониального сооружения, которое археологи назвали «Солнечным кругом».

Это терраса (очевидно, искусственная) на которой из обработанных каменных плит разной высоты выложен круг. В восточном направлении в нем оставлен проем, через который по трем ступеням можно войти в данное святилище.

Есть еще один чрезвычайно интересный момент. Сам комплекс Сильюстани расположен, как уже указывалось на берегу озера Умайо. Напротив него лежит одноименный остров чрезвычайно интересных очертаний.

Этот небольшой островок имеет совершенно плоскую «столовую» вершину, что вызывает закономерное предположение, что это было сделано искусственно. При этом остатков каких-либо значительных построек на острове не обнаружено. Возможно, тайна острова скрыта внутри него. Здесь уместно вспомнить одну из версий происхождения инков, согласно которой первый Инка Манко Капак со своей сестрой-женой Мама Оклло вышел из под земли на острове Солнца. Сегодня этот остров расположен на южной оконечности озера Титикака. Однако вполне возможно предположить моделирование мифа рождения в другом священном месте. Такая традиция была характерна для многих  древних обществ.

Таким образом, нет смысла рассматривать все чульпы как погребальные башни культуры колья. «Классические» чульпы однозначно принадлежат к гораздо более древней мегалитической традиции, фиксируемой не только в Куско и священной долине, но и во многих других местах Центральных Анд.

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

  • Андрей Жуков, Загадки перуанских чульп

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*