А. Комогорцев. ЦРУ, программа «MKULTRA» и контркультурная революция 1960-70-х гг.

В 1960-70-х годах в США был реализован крупномасштабный социальный эксперимент по созданию т.н. «управляемого общества», в процессе которого была организована т.н. «контркультурная революция» и создана международная наркокультура. Начиная с 1943 года, американские спецслужбы активно занимались поиском механизмов управления как отдельными людьми, так и большими массами населения, в т.ч. с помощью целой линейки наркотических веществ (психоделики, ЛСД). В рамках секретных проектов ЦРУ «BLUEBIRD», «ARTICHOKE», «MKULTRA» активно использовался опыт аналогичных программ, осуществлявшихся во время Второй мировой войны под эгидой немецкого института «Аненербе». Уже к 1964 году ряд подпроектов программы «MKULTRA» был направлен на изучение возможности манипуляции не только отдельными личностями, но и населением целых стран. Объектом широкомасштабных экспериментов спецслужб США стало население собственной страны, а также представители ее интеллектуальной элиты.
0
1323

Т.н. «психоделическая революция» шестидесятых-семидесятых годов XX века, итогом которой стало рождение международной наркокультуры, являлась одним из наиболее масштабных экспериментов по управлению как отдельным человеческим сознанием, так и сознанием больших социальных групп. Психоделическую революцию можно рассматривать как первый организованный шаг на пути построения управляемого социума, или, по выражению одного из разработчиков методов управления поведением человека из Отдела исследований и разработок ЦРУ, «покорного общества»[1].

Один из активных участников контркультурной революции, популяризатор и идеолог психоделической наркокультуры Т. Лири (1920–1996) заявил впоследствии: «Я безоговорочно верю, что именно ЦРУ спонсировало и инициировало всю революцию сознания контркультурных событий 1960-х»[2].

Что известно об «MKULTRA»

Первые систематические работы в области управления сознанием принято связывать с секретной программой ЦРУ «MKULTRA», имевшей своей целью поиск и изучение средств манипулирования сознанием, в т.ч. психотропных химических веществ.

Точная оценка степени участия ЦРУ в процессах формирования контркультуры и конкретно психоделической революции затруднена тем, что в 1973 году перед уходом в отставку Директор Центральной разведки Р. Хелмс (1913–2002) приказал уничтожить все записи о проводившихся в ЦРУ испытаниях с наркотиками, в т.ч. связанные с программой «MKULTRA». Хотя многие ключевые документы, связанные с программами ЦРУ по установлению контроля над сознанием, были утрачены, в августе 1977 года в Белом доме объявили об обнаружении новых материалов. Около 16 тысяч страниц документов уцелели только благодаря тому, что хранились среди материалов, относящихся к финансовой истории ЦРУ.

Одним из наиболее важных первоисточников по истории программы «MKULTRA» и аналогичным проектам ЦРУ является книга бывшего сотрудника дипломатической службы Государственного департамента США и помощника директора Бюро разведки и научных исследований Государственного департамента (Bureau of Intelligence and Research, INR) Джона Д. Маркса «В поисках “маньчжурского кандидата”», опубликованная в 1978 году[3]. В основу книги легли те самые сохранившееся 16 тысяч страниц документов, рассекреченных в соответствии с Законом о свободе информации, а также интервью, взятые у психологов и руководителей ЦРУ.

Маркс пишет, что, начиная с конца Второй мировой войны, правительство США во главе с Управлением стратегических служб (Office of Strategic Services, OSS), на основе которого в 1947 году было создано ЦРУ, тайно искало пути управления поведением человека. Программе «MKULTRA» предшествовал целый ряд аналогичных программ, в частности, проекты «BLUEBIRD» и «ARTICHOKE».

Отправной точкой можно считать учреждение в 1943 году при OSS специального комитета по созданию «наркотика правды» во главе с директором госпиталя Св. Елизаветы в Вашингтоне доктором У. Оверхолстером (1892–1964). В рамках этой программы проводились эксперименты с мескалином и марихуаной, ставшей впоследствии неотъемлемой частью и одним из символов контркультуры. Примечательно, что работы комитета осуществлялись совместно с Манхэттенским проектом по созданию ядерного оружия, который поставил для комитета первых испытуемых из числа своих участников.

Наследники «Аненербе»

Послевоенные изыскания OSS изрядно подхлестнули сведения об экспериментах с мескалином и другими наркотическими средствами, проводившимися СС на заключенных концлагерей Заксенхаузена и Дахау[4]. Известно, что эти исследования осуществлялись в рамах военных программ института «Аненербе». Один из экспериментаторов – штурмбаннфюрер СС К. Плетнер (1905–1984), возглавивший в 1944 году отдел «Р» Института научных исследований целевого военного значения «Аненербе». Пребывая на этой должности, Плетнер проводил опыты в концентрационном лагере Заксенхаузен[5]. После окончания Второй мировой войны исследования, осуществленные Плетнером в годы национал-социализма, были признаны научным сообществом, а сам он в 1954 году стал экстраординарным профессором[6].

Отчеты, собранные в Германии американскими военными специалистами, содержали важные сведения об экспериментах, во время которых прием мескалина сочетался с гипнозом. Однако полностью данные о немецких исследованиях по контролю над сознанием так никогда и не были опубликованы. Тем не менее, известно, что «трофейные» немецкие медики, начиная с 1949 года, принимали участие в проекте ЦРУ, получившем кодовое обозначение «BLUEBIRD». 20 апреля 1950 года третий директор Центральной разведки США и одновременно первый руководитель ЦРУ Р. Хилленкоттер (1897–1982) одобрил проект «BLUEBIRD» и санкционировал использование тайных фондов для финансирования его наиболее секретных направлений. Проект возглавил оперативник Управления безопасности ЦРУ М. Аллен, глубоко интересовавшийся гипнозом, и даже прошедший краткий курс обучения этому искусству. Начиная с этого момента, разработанная в ЦРУ программа по контролю над сознанием, получила соответствующее бюрократическое оформление.

Одна из главных задач проекта формулировалась следующим образом: «получение контроля над человеком до такой степени, что он будет выполнять наши приказы против своей воли и даже действуя против таких фундаментальных законов природы, как инстинкт самосохранения»[7]. В процессе экспериментов использовался кокаин, марихуана, героин, пейот и мескалин. Однако, в качестве наиболее многообещающего препарата участниками проекта рассматривался ЛСД.

13 апреля 1953 года третий директор ЦРУ А. Даллес (1893–1969) утвердил новую программу по «тайному использования биологических и химических материалов», предложенную начальником по операциям Директората планирования ЦРУ Р. Хелмсом под кодовым обозначением «MKULTRA».

К концу 1953 года, всего через шесть месяцев после того, как Даллес официально утвердил программу «MKULTRA», руководство Управления технических служб ЦРУ (TSS) уже приступило к систематическому испытанию ЛСД на «аутсайдерах», не подозревавших о том, что они приняли препарат.

Лаборатория психоделии

Помимо ЛСД в рамках программы «MKULTRA» были исследованы сотни других соединений, включая вещества, получившие в дальнейшем наименование психоделиков. Они изготавливались из натуральных продуктов растительного происхождения, и, предположительно, могли воздействовать на человеческий разум.

В этом ряду выделяется псилобицин, синтезированный из экзотических мексиканских грибов. Ацтекские жрецы, использовавшие эти грибы в своих религиозных церемониях, называли их «теонанактль» («плоть божества»). Конкистадорам и последовавшим за ним торговцам, а позднее антропологам не удалось напасть на след этого гриба. Внутри программы «MKULTRA» поиск «божественного гриба» получил название Подпроект № 58.

В 1955 году банкиру и этномикологу Р. Уоссону (1898–1986) удалось обнаружить «плоть божества» в племени масатеков. Местная шаманка (исп. curandera de primera) Мария-Сабина (1894–1985) провела для гостей два обряда, в ходе которых они отведали наконец долгожданную «плоть божества». В 1956 году в составе очередной экспедиции Уоссона уже присутствовал завербованный ЦРУ химик Дж. Мур, во время обучения стажировавшийся в Манхэттенском проекте. Именно благодаря Муру Подпроект № 58 заполучил вожделенный гриб.

13 мая 1957 года в журнале «Life» вышла статья Уоссона «В поисках “волшебных” грибов», ставшая одним из культовых текстов психоделической революции. Статья вызвала настоящую сенсацию в США, где люди были уже подготовлены к восприятию подобных идей эссе Хаксли «Двери восприятия» (1954). Толпы предшественников грядущих хиппи устремились в Мексику в поисках собственных curandera.

В 1958 году «отец» ЛСД А. Хофман (1906–2008) изолировал псилоцибин, и произвел на свет новый препарат – индоцибин. В 1962 году Уоссон и Хофман посетили Марию-Сабину, чтобы с удовлетворением убедиться в том, что индоцибин ничем не уступает «плоти божества». Впоследствии Марию-Сабину посещали Б. Дилан, Дж. Леннон, М. Джаггер и другие знаковые фигуры контркультуры.

Одна из наиболее известных жертв «псилоцибиновой лихорадки», сыгравшая ключевую роль в будущей психоделической революции и популяризации наркокультуры – молодой профессор психологии Т. Лири. Вернувшись в 1959 году из Мексики, где он впервые познакомился с «волшебными грибами», Лири запускает в Гарвардском университете легендарный Псилоцибиновый проект. В его рамках добровольцы (включая друга Лири поэта А. Гинзберга (1926–1997)) «расширяют сознание» при помощи полученных из грибов галлюциногенов.

Архитекторы наркокультуры

К концу 1950-х годов культура наркотиков все более «просачивается» за пределы исследовательских лабораторий, постепенно оказывая нарастающее влияние, прежде всего, на наиболее пассионарную молодежную аудиторию. В 1960-е годы ЛСД окончательно покинет замкнутый мир ученых, с тем чтобы вызвать настоящий культурный переворот, оказавший огромное влияние как на мировую политику, так и на личные убеждения и верования людей во всем мире. Именно ЛСД станет одним из катализаторов тектонических социальных сдвигов в общественном сознании 1960-х годов.

Возникает закономерный вопрос: можно ли рассматривать указанные процессы как масштабную операцию по социальной инженерии со стороны американских спецслужб?

Для начала заметим, что никто не мог вступить в мир психоделиков, миновав двери, открытые и контролируемые ЦРУ. Маркс констатирует, что как минимум на протяжении 1950-х годов ЦРУ повсеместно отслеживая производство ЛСД и сохраняло свое господствующее положение в отношении его распределения, фактически монопольно управляя его распространением.

Среди двух производителей ЛСД в странах Западного мира американская компания «Эли Лилли» из Индианаполиса полностью передавала свою (небольшого объема) продукцию ЦРУ и военным. Фирма «Сандоз» сообщала ЦРУ о каждом случае отправки наркотика. Если каким-либо образом что-то не доходило до ЦРУ, то в его распоряжении имелась разветвленная сеть ученых-информаторов, одним из самых активных был доктор Г. Абрамсон, передававший в ЦРУ всю информацию об ЛСД.

Сотрудники Управления технических служб ЦРУ участвовали в распространении наркотиков среди молодых университетских ученых с целью привлечь их к участию к исследованиям в этой области.

В Бостоне благодаря масштабным исследовательским программам, проводившимся как ЦРУ, так и военными, добровольное экспериментирование с ЛСД приобрело большую популярность в академических кругах. Аналогичная реакция, может быть не столь ярко выраженная, наблюдалась и в других интеллектуальных центрах. Спецслужбы США использовали для экспериментов с ЛСД лучшие университеты и больницы, это означало, что объектами испытаний становились сливки студенчества и молодых исследователей – интеллектуальная элита будущей Америки.

Популяризацией ЛСД в элитарных кругах активно занимался А. Хаббард (1901–1982). Биографы сходятся на том, что «пророк ЛСД» Хаббард работал одновременно на три, или четыре американские, или две или три британские спецслужбы. Хронологически его активность совпадает с реализацией проекта «MKULTRA». Хаббард являлся официальным дистрибьютером ЛСД от фирмы «Сандоз» в Канаде. Практически все столпы психоделической революции (Х. Осмонд (1914–2004), О. Хаксли, Т. Лири) получили свою первую дозу ЛСД именно от Хаббарда. Среди шести тысяч человек (!), которых Хаббард познакомил с ЛСД, фигурировали только известные учёные, политики, религиозные деятели, крупные предприниматели, звёзды кино и шоу-бизнеса. Всем им Хаббард раздавал ЛСД совершенно бесплатно![8]

Другой добровольный участник программы «MKULTRA» и популяризатор ЛСД – К. Кизи (1935–2001) – напротив, работал с широкими массами. Участие в экспериментах с ЛСД привело его к мысли написать роман «Полет над кукушкиным гнездом». Роман увидел свет в 1962 году и принес автору славу и состояние. Кизи купил дом, в котором к 1964 году сформировалась неформальная коммуна «Веселые проказники». Кизи приобрел автобус, на котором «Проказники» с 1964 по 1966 год колесили по Америке и устраивали сеансы ЛСД.

Это был настоящий пропагандистский апофеоз психоделичеcкой революции, оказавший решающее воздействие на популяризацию ЛСД и формирование культуры хиппи. Из проектов Кизи выросли легендарные рок-фестивали конца 1960-х, под завязку наполненные психоделией.

В это же самое время итогом усилий идеолога психоделической культуры Лири становится причащение кислотному «таинству» университетских кампусов Америки и Англии.

В 1966 году власти, наконец, официально запрещают производство, распространение и употребление ЛСД. Но было уже поздно, «джин» был выпущен из своей лабораторной «бутылки». Из «тайного знания» посвященных «кислота» стала культом демократических масс, а курение марихуаны из экзотического увлечения богемы превратилось в досуг миллионов.

В том же самом 1966 году в Моджеска Кэньон (Калифорния) возникает т.н. «Братство вечной любви», которое занимается благотворительным «расширением сознания» американской молодежи с помощью ЛСД и других психотропных веществ. У истоков Братства стояли Лири, богатый торговец недвижимостью Б. Хичкок, биохимик Р. Старк и кембриджский студент-химик Р. Кемп. Эта необычная организация наладила каналы поставок гашиша из Афганистана в США. С 1968 по 1971 год «Братство вечной любви» ввезло в США 2,7 тонн гашиша, построило шесть лабораторий по производству гашишного масла и две фабрики по консервированию марихуаны. Гашиш Братство продавало, а на вырученные деньги закупало ЛСД и распространяло его бесплатно. Прежде, чем члены этой организации оказались в тюрьме, они успели раздать около 20 миллионов доз ЛСД!

Единственным оставшимся на свободе членом Братства оказался его главный поставщик ЛСД, биохимик Рональд Хэдли Старк (он же Рон Шитски, Теренс Аббот, Али Хури). Известно, что Старк пользовался американскими, британскими, ливанскими паспортами, а также, что у него была подпольная лаборатория в Бельгии. В 1979 году итальянский судья выпустил Старка из тюрьмы с уникальной формулировкой: «обвиняемый виновен по всем пунктам, но не может быть осужден, так как с 1960 года является офицером ЦРУ и действует, находясь на службе»[9].

В 1969 году, спустя три года после официального запрета ЛСД, Агентством по борьбе с наркотиками и опасными медицинскими препаратами было опубликовано исследование, в котором констатировалось, что «начало распространению наркотика среди небольших групп интеллектуалов положили крупные университеты, расположенные на Восточном и Западном побережье. Далее к ним пристрастились студенты старших курсов; увлечение распространилось на менее крупные университеты. Часто к приему наркотиков побуждали люди более высокого статуса. Преподаватели влияли на студентов; старшекурсники влияли на студентов младших курсов»[10].

Маркс отмечает, что довольно достоверно отразив «процесс расползания» ЛСД по стране, авторы исследования опустили только один важный факт: кто-то должен был влиять на преподавателей и этим кем-то, находящимся у самой вершины системы распространения ЛСД, были люди из программы «MKULTRA»!

Косвенным свидетельством инструментальности психоделической революции в США может служить то, что к 1964 году ряд подпроектов программы «MKULTRA» был направлен на изучение возможности манипуляции не только отдельными личностями, но и населением целых стран.

В 1964 году программа «MKULTRA» была переименована в «MKSEARCH». Работы в рамках программы «MKSEARCH» продолжались до начала 1970-х годов. В 1973 году Хелмс был уволен с поста директора Центральной разведки и главы ЦРУ за противодействие попыткам президента Р. Никсона (1913–1994) замять Уотергейтский скандал[11].

К этому моменту можно с уверенностью констатировать, что наркообщество и наркокультура уже состоялись. В 1961 году в США было около ста тысяч потребителей запрещенных психоактивных веществ. Из них около пятидесяти тысяч сидели на героине. К 1970 году, по оценкам правительства, восемь миллионов американцев попробовали ЛСД, а двадцать шесть миллионов – марихуану. Количество потребителй героина выросло за одну декаду в одиннадцать с лишним раз и достигло 560 тысяч человек[12].

Подводя итоги

Примечательно, что никто из лидеров психоделической революции и творцов наркообщества не погиб от передозировки, не был убит, и не закончил свои дни в тюрьме.

А. Хофман, отец ЛСД и псилоцибина, умер в 2008 году в возрасте 102 года;

А. Хаббард, пророк ЛСД, умер в 1981 году в возрасте 82 года;

Г. Уоссон, автор «Поиска “волшебных” грибов», умер в 1986 году в возрасте 88 лет;

К. Кизи, автор «Полета над кукушкиным гнездом», умер в 2001 году в возрасте 66 лет;

О. Хаксли, автор «Дверей восприятия», умер в 1963 году в возрасте 69 лет;

Р. Сэндисон, пионер применения ЛСД в психиатрии, умер в 2010 году в возрасте 94 года;

Т. Лири, гуру ЛСД и крестный отец хиппи, умер в 1996 году в возрасте 75 лет;

У. Берроуз, автор «Джанки» и «Голого завтрака», умер в 1997 году в возрасте 83 лет;

Х. Осмонд, автор термина «психоделики», умер в 2004 году в возрасте 86 лет.

По мнению автора книги «LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости»[13] психиатра и врача-нарколога А. Данилина, одним из принципиально важных следствий психоделической революции, совершенно не отрефлексированным современным общественным сознанием, стало возникновение целых музыкальных стилей, которые невозможно слушать без приема наркотиков. Т.е. сама композиция и музыкальный стиль уже априорно предполагают наличие наркотического опьянения у слушателя! Данилин считает, что мы имеем дело с процессом самого настоящего зомбирования: музыка «открывает» сознание своего поклонника, в которое можно внедрить все, что угодно[14]. Выводы психиатра Данилина вполне подтверждают версию рукотворности феномена психоделической революции.

Было бы непростительной ошибкой объяснять феномен психоделической революции, а тем более возникновение контркультуры шестидесятых-семидесятых годов исключительно деятельностью спецслужб (будь то американских, или британских): по понятным причинам, вместе с началом «холодной войны» взаимодействие англо-американских спецслужб стало куда более тесным.

Приоритетную роль в разработке крупных парадигмальных трендов, вовлекающих и формирующих масс-культуру, играли и продолжают играть закрытые элитные клубы (Богемский клуб, Клуб 1001, Le Cercle), структуры элитной координации (Бильдербергский клуб, Трехсторонняя комиссия, ВЭФ) и финансовые клубы (Группа 30 и др.). Эти структуры находились в более выгодном положении, поскольку были старше американских спецслужб, и не столь подвержены сиюминутным политическим пертурбациям.

С большой степенью вероятности, первичную роль в развитии контркультуры сыграли параполитические структуры из категории оккультных систем (в Англии – клубы в большей степени, в Франции и Германии – оккультные масонские ложи и возрожденные или новые братства). Во всяком случае при их активном участии сформировалась космополитическая субкультура «New Age», как еще одна важная составляющая контркультурного движения. После 1968 года и особенно при 39-м президенте США Дж. Картере культура «New Age» распространяется в структуры ООН, в том числе ЮНЕСКО.

Вторая составная часть контркультурного лобби – контрабандный бизнес и связанный с ним арт-бизнес, приносящий своим бенефициарам значительную материальную прибыль.

Третья по значению часть лобби – фонды, преимущественно рокфеллеровского «куста», из них, возможно, в наибольшей степени «Ford Foundation» после его преобразования при М. Банди (1919–1996). Фонды выступают одновременно в качестве спонсоров университетов, общественных организаций, позже – также институтов, отвечающих за партийную идеологию (напр. «Progressive Policy Institute», позже – «Center for American Progress»), а помимо этого, постоянно – культурных программ и мероприятий идеологического характера, вовлекающие культурную, в том числе масс-культурную элиту.

В этом перечне закулисных инициаторов контркультуры спецслужбам отводится не менее «почетное» по значимости четвертое место. Маркс пишет, что в разработке и изучении психоактивных препаратов ЦРУ сыграло столь же значительную роль, какую взломщики кодов (code breakers) из Агентства национальной безопасности США сыграли в разработке компьютеров. Наряду с тем, как мы имели возможность убедиться, спецслужбы выполняли роль важного технического канала, по которому в «топку» психоделической революции поступали, столь необходимые для ее функционирования психоактивные препараты и наркотические вещества.

Примечания и литература:

[1] Маркс Д. ЦРУ и контроль над Разумом. Тайная история науки управления поведением человека. В поисках «маньчжурского кандидата» / Пер. с англ. В.Ф. Енгалычева. – М.: «Международные отношения», 2003. – 312 с.
[2] «МК УЛЬТРА: Миссия контроль сознания» (1979). Документальный фильм. // URL: https://www.youtube.com/watch?v=Zmv1-stSKqw Также см.: На пути к «покорному обществу». О подоплеке музыкальной контркультуры. Коллективный доклад Изборскому клубу под ред. В. Аверьянова. // Изборский клуб №5–6 (71–72), 2019. C. 4–41. // URL: https://izborsk-club.ru/magazine_files/2019_05.pdf
[3] The search for the «Manchurian candidate»: the CIA and mind control by John D. Marks. New York: Times Books, 1978.
[4] Cockburn Alexander & Jeffrey St. Clair Whiteout: The CIA, Drugs, and the Press. London: Verso, 1998. P. 51. Маркс заимствовал информацию о немецких экспериментах с мескалином из документа «Технический доклад № 331-45; исследования ВВС Германии в концентрационном лагере Дахау» (октябрь 1945 г.), который военно-морская техническая миссия США нашла в бумагах доктора Генри Бичера. Дополнительная информация пришла из отчетов «Процессы над военными преступниками в Нюрнбергском трибунале», книги «Врачи позора» авторов Александра Мичерлиха и Фреда Милке (New York: H.Schuman, 1949), интервью, взятых у членов группы обвинения Телфорда Тейлора, Лео Александера и Джеймса Маккейни, и (статьи Лео Александера «Социопсихологические структуры СС» («Архивы неврологии и психиатрии», май 1948, т. 59, с. 622-634).
[5] Kater Michael Das «Ahnenerbe» der SS, 1935-1945: ein Beitrag zur Kulturpolitik des Dritten Reiches. München, 2006. S. 244.
[6] Экстраординарный профессор (нем. Außerordentlicher Professor) – должность в системе высшего образования Германии и ряда европейских стран, чья образовательная система была устроена по германскому образцу (в т.ч. и в дореволюционной России). Означала профессора без должности, как правило, в смежной области или подчиненного профессора, занимающего должность (заведующего отделом, кафедрой и т.п.).
[7] Weinstein H. Psychiatry and the CIA: Victims of Mind Control. Washington, D.C.: American Psychiatric Press, 1990.
[8] Bohemicus. Risky business XI: Великая психоделическая революция. // URL: https://bohemicus.livejournal.com/116023.html
[9] Там же.
[10] Маркс Д. ЦРУ и контроль над Разумом.
[11] Там же.
[12] Bohemicus. Risky business XI: Великая психоделическая революция.
[13] Данилин А. LSD. Галлюциногены, психоделия и феномен зависимости. – М.: ЗАО Издательство Центрполиграф, 2001. – 521 с.
[14] «Главный наш шанс – в детском творческом образовании…». Интервью с Александром Данилиным. // Изборский клуб №5–6 (71–72), 2019. С. 92–99.

Публикация на Тelegra.ph

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco.

  • А. Комогорцев. ЦРУ,программа «MKULTRA» и контркультурная революция 1960-70-х гг.

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*