А.В. Юдин. Средства магической коммуникации в народной культуре восточных славян

Этот текст был написан около десяти лет назад в качестве доклада для организованной профессором Ежи Фарыно четвертой конференции из цикла «Мотивика и мифологемика ХХ века»: «Семиотика средств связи». Конференция прошла 6–8 декабря 2001 года в Институте славистики Польской Академии Наук в Варшаве...
0
27
12:01:2021

Ян Ван Де Вельде Старший Ведьма у своего котла в окружении зверей

При рассмотрении магической коммуникации в народной культуре, прежде всего следует обратить внимание на специальные магические тексты —заговоры и заклинания, а также на близкие к ним народные молитвы. Заметим кстати, что строгую границу между народной молитвой и заговором провести практически невозможно —ни структура и семантика текста, ни прагматический контекст, ни устная/письменная форма бытования не дают реальных оснований для их разграничения. Конечно, изначально типичная «народная молитва» представляет собой текст не устно-фольклорный, а письменный, сочиненный безымянным восточнославянским клириком или пришедший на Русь вместе с христианством, часто переводной.

Но в условиях народного бытования граница между письменным и устным, книжным и фольклорным, стирается, а на первый план выходит практическое применение, полезность текста для людей. В этом случае единственным разграничительным принципом между заговором и народной молитвой может быть внутренняя «коммуникативная интенция» субъекта молитвы/заговора (воспринимает он свой текст как просьбу к высшей силе, просьбу, которая может быть и не услышана, т.е. как молитву в собственном смысле слова—или как заклятие, которое с необходимостью должно дать чаемый результат).

Но как раз эта интенция в большинстве случаев остается неизвестной исследователю, что и делает разграничение практически невозможным.Подробнее о роли прагматики в разграничении фольклорных жанров и, в частности, заговоров и апокрифических молитв, см. в работе: Юдин 2004. Каждый заговор, как словесный текст, представляет собой некое сообщение и может быть представлен как своего рода коммуникативный акт. Хотя, конечно, акт своеобразный, близкий к перформативным высказываниям, поскольку слово и дело в заговоре практически тождественны (подробнее об этом см.: Юдин 2001b). Произнося магический текст, человек одновременно
осуществляет действие в мире магических сил, которые должны позднее, по его (человека) убеждению, изменить положение вещей в мире посюстороннем.

Читать полностью

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля