Светлана Корнеева. Права и обязанности женщин в Древней Месопотамии

Все знают, что на Ближнем Востоке с незапамятных времен к женщинам всегда было особое отношение. В древнем Шумере, к примеру, женщин вообще не считали за людей

Примечание редакции. Еще одна статья о бесправном положении женщин на  Древнем Востоке. Поскольку первоисточник этой статьи не открывается, ее копии в Интернете нет, автор дается под вымышленным псевдонимом. Мы сразу же заменим его подлинной фамилией автора, как только узнаем ее.

Читайте также

Е. Д. Рудаковская. Правовое положение женщины в семье в странах Древнего Востока

Шумерский брак

Бороться с женщинами мужчины начали в глубокой древности. Одни способы борьбы укоренялись прочно, другие по ходу истории корректировались. Неизменной оставалась лишь сама борьба.

Шумер, 2600-2500 год до нашей эры, фигурка женщины

Шесть тысяч лет назад в Древнем Шумере женщин, похоже, просто игнорировали. Ни в одной дошедшей до нас клинописной табличке шумеров нет более-менее подробного рассказа о них.

А если какой-нибудь писец и обмолвится о землячке, то, естественно, не посчитав нужным поставить значок «LU» – «ЧЕЛОВЕК», который был обязателен в клинописи перед каждым мужским именем.

Даже шумерских языков было два — с «мужской» и «женской» фонетикой, что вполне доказывает: для шумерского мужчины женщина была, мягко говоря, иным существом, чем он сам.

У шумерских женщин была одна функция -репродуктивная. Брак являлся благословением богов, так как нёс оплодотворение и приводил к нужному материальному результату: росту числа людей. Супружеская верность считалась обязательной, а шумерийка, нарушившая её, наказывалась смертью.

Однако столь суровое наказание за прелюбодеяние по шумерским законам распространялось лишь на женщин, предназначенных для продолжения рода в браке.

К жрицам, занимавшимся священной проституцией в храмах богини любви Инанны, шумерские мужчины относились с уважением. Ничего предосудительного не видели они и в торговле женщин собственным телом ради куска хлеба, ибо, как говорил легендарный шумерский царь Гильгамеш: «Наслажденье – дело женщин».

Ассирийская кара

Но нигде в Древней Месопотамии женщины не были так угнетаемы, как в Ассирии, где они считались собственностью отцов и мужей, причём собственностью не из ценных.

Ни до, ни после в мире никогда не существовало столь свирепых законов, направленных против слабого пола. Наказанию и пыткам женщин в ассирийском «Судебнике», запечатлённом на табличках II тысячелетия до н.э., посвящено целых 59 параграфов!

По ассирийскому законодательству муж имел право по любому поводу и без оного изувечить свою жену, отрезать ей нос и уши, облить смолой или до полусмерти избить палками.

Вот как об этом сказано в одном из параграфов «Судебника»: «…человек может свою жену (бить), выщипывать ей (волосы), бить по у(шам) и ко(лотить), вины его (в том) нет». Также мужу разрешалось отсекать жене пальцы, если он находил её плохой хозяйкой.

То же самое он мог сделать, если его жена или наложницы были слишком красивы, — чтобы не казались привлекательными для других мужчин. Считалось, если женщину рассматривают другие мужчины, это уменьшает её ценность в глазах мужа, поэтому ассирийские женщины обязаны были носить в общественных местах покрывала, закрывающие лица. За нарушение этого закона предусматривалось отрезание ушей.

Но если женщинам, являющимся собственностью мужа, запрещалось разгуливать по улице с непокрытой головой, то блудницам, напротив, нельзя было закрывать лица. Они представляли общественную собственность, поэтому должны быть выставлены на общее обозрение, как всякий рыночный товар. Проститутку, которую поймали с закрытым лицом, тоже ждало наказание: битьё плетьми и обливание головы смолой.

Более-менее защищали ассирийские законы лишь незамужних девушек — надругательство над ней представлялось чем-то вроде порчи имущества. Изнасилование незамужней девушки наказывалось уплатой выкупа отцу пострадавшей, после чего насильник должен был в принудительном порядке жениться на жертве. А если он был женат, отец пострадавшей отдавал на поругание его жену и забирал её в свой дом в качестве рабыни.

Обращаясь со своими женщинами хуже, чем с покорёнными народами, ассирийцы, тем не менее, ждали от них верности и преданности. Прелюбодеяние считалось ужасным преступлением, сравнимым лишь с самыми тяжкими – воровством и нарушением долговых обязательств, за которые в Ассирии предусматривались наиболее лютые кары.

Вавилонский рынок невест. Художник Эдвин Лонг

Измена, например, была тождественна краже пяти фунтов серебра, что давало мужу-рогоносцу право убить неверную жену. Если же он полагал, что изменщица может быть полезной в хозяйстве в качестве кухарки, служанки или любовницы, то мог и пощадить, применив к ней более лёгкое наказание — отрезание носа.

Доставалось и любовнику жены. «Казанову» могли приговорить к смертной казни или оскопить. Как заметили дешифровщики клинописных табличек, преступления, связанные с прелюбодеянием, в Ассирии обозначались столь смачными словами, каких ни один другой народ Древнего Востока не употреблял. (Не ассирийцы ли авторы ненормативной лексики?!)

Впрочем, сопоставляя этот пункт ассирийского «Судебника» с другими письменными источниками, можно предположить, что он носит скорее теоретический характер — вряд ли среди ассириек было много таких, которые осмеливались заводить романы на стороне.

А вот случаи, когда доведённая до отчаяния домашней обстановкой женщина убегала от мужа к родственникам, видимо, не были редкостью, так как в законе отдельным пунктом предусматривалось обрезание ушей не только жене, решившейся на побег от мужа, но и тому, кто осмеливался её укрывать. Просто же развестись с домашним деспотом не дозволялось – в Ассирии от мужа женщину могла освободить только смерть.

Вавилонская любовь

По сравнению с положением ассириек жизнь женщин в Древнем Вавилоне может показаться почти райской. По вавилонским законам обиженная жена могла уйти от мужа и даже вступить в новый брак.

Согласно 142-му пункту закона Хаммурапи: «Если женщина возненавидела своего мужа и сказала: «Не прикасайся ко мне», то дело её должно быть рассмотрено в её квартале, и если она блюла себя и греха не совершала, а её муж «гулял» и очень её унижал, то эта женщина не имеет вины: она может забрать своё приданое и уйти в дом своего отца».

Правда, при подобной лояльности в том же самом законе есть одна весьма любопытная оговорочка: «В случае судебного проигрыша мужу позволяется жену утопить».

В знаменитом своде законов Хаммурапи, состоящем из 282 параграфов, около семидесяти посвящены регулированию взаимоотношений между полами, браку и семье. Изнасилование незамужней девушки, например, законодательно каралось смертной казнью, женитьба на похищенной невесте считалась браком по принуждению, то есть действием противоправным, брак закреплялся специальным контрактом, в котором оговаривались как имущественные права сторон, так и их обязанности.

Большое количество параграфов самого знаменитого закона древности посвящено разводу, различные нюансы которых чётко регулировались законодательством. Муж не имел права развестись с женой, не выплатив ей компенсации. Согласно параграфу 139: «Если жена становится хромой и муж решает взять в жены другую женщину, то он может поступать как захочет, но не должен разводиться с первой женой, которая должна жить в его доме и которую он должен обеспечивать до конца её жизни».

И всё же статус женщины в Древнем Вавилоне был не намного выше положения домашних рабов. Вавилонскому мужчине позволялось содержать кроме жены столько наложниц, сколько он был в состоянии кормить, к тому же к его услугам был общественный гарем в лице храмовых проституток. В последних недостатка в Вавилоне не ощущалось.

Согласно Геродоту, каждая женщина должна хотя бы раз в жизни отдаться чужому мужчине в храме богини любви Иштар. По рассказам древнегреческого историка, это делали даже богатые женщины, правда, приезжая в храм в закрытых повозках.

Богиня Иштар

Женщины, надев по такому случаю лучшие свои украшения, сидели в святилище в ожидании партнёров. Геродот не без иронии замечает, что там была большая толпа и что «одни из них уходят, другие приходят».

Мужчина, выбрав понравившуюся женщину, должен был бросить ей в подол деньги, после чего имел полное право овладеть ею. Плата могла быть сколь угодно малой при условии, что мужчина произнёс: «Призываю тебя на служение богине!»

Что же касается возвышенных чувств или хотя бы сколько-нибудь романтических отношений между представителями разных полов, то в дошедшей до нас древней литературе их описание просто нигде не встречается.

В устных пересказах, правда, сохранилась красивая легенда о том, что прекрасные висячие сады Древнего Вавилона, вошедшие в перечень семи чудес света, были заложены Навухоносором в честь любимой жены (имеется в виду любимой среди других жён и наложниц огромного царского гарема).

Мидийская царевна Амитис сильно тосковала в чужом пыльном городе по зелёным холмам своей страны, и сад должен был утешить её. Но и эта история — скорее повесть о богатстве Навуходоносора, чем о любви вавилонского царя.

Впрочем, по другой легенде, висячие сады, в которых цвели невиданные цветы, благоухавшие прекрасным ароматом, построил вовсе не Навуходоносор, а ассирийская царица Семирамида. Ни одного более-менее убедительного доказательства, что ассирийцами правила женщина, однако, нет, и автором легенд о Семирамиде наверняка была какая-нибудь жрица, придумавшая их в пику свирепым ассирийским мужчинам.

…Как бы там ни было, цветов в жизни древних женщин, похоже, было куда меньше, чем колючек.

Источник

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля