Т.М. Фадеева. Затонувшая працивилизация Крыма

В свете теории Черноморского потопа становится понятно, почему Трипольская аграрная культура, древнейшая в Европе, имела такой высокий уровень. Она появляется как бы сразу, в готовом виде, с развитыми в условиях неолита технологиями, земледелием и замечательным искусством. В раннем Триполье ученые находят признаки 4–5 разных археологических культур.
0
1591

Предмет нашего внимания – потоп на Черном море, ближайший к нам во времени и пространстве и на сегодня ставший предметом серьезных исследований. Геология вовсе не отрицает реальности потопов. Материки, океаны, моря неоднократно меняли свои очертания. Очередное оледенение сменялось потеплением, и тогда случался потоп. Но все это происходило давно, на протяжении длительных геологических эпох, во всяком случае, как считалось, – не при жизни человека разумного.

Огромный интерес Черноморского потопа заключается в том, что он происходил на памяти представителей достаточно развитой культуры, носил характер катастрофы и оставил глубочайший след в сознании людей, предопределив их последующее расселение. К концу последнего ледникового периода, 18–20 тыс. лет назад, Черноморский бассейн представлял собой огромное глубоководное пресноводное озеро, и его водная поверхность составляла две трети нынешней. Это озеро являлось последней стадией в цепи расширений и сужений на протяжении миллионов лет.

При этом оно соединялось то со Средиземным морем, то с Каспийским морем, то сужалось до размеров пресноводного озера. В последний ледниковый период уровень воды Новоэвксинского озера понизился в среднем на 150 м, и его отделял перешеек от Европы и Малой Азии. 12 тысяч лет назад ледник стал отступать, по мере таяния ледников и переполнения океанов морские воды, прорвав перемычку на месте Гибралтара, переполнили Средиземное море. Затем наступил черед перешейка, отделявшего Новоэвксинское озеро: прорвав его, соленые морские воды хлынули в Черноморскую впадину.

Сами эти факты споров не вызывают. Сенсацией же стали исследования 1990-х годов, когда геологи и океанологи пришли к следующим выводам. Превращение озера в море произошло 7500 – 5500 лет назад, в эпоху неолита, в ряде мест уже перешедшего в энеолит – век меди и камня. В то время, в период от 8 до 12 тыс. лет тому назад, нынешний шельф северо-западной части Черного моря был сухопутной равниной.

По его берегам существовали селения, их обитатели занимались земледелием, мореплаванием, вели торговлю. Здесь жили народы – носители индоевропейских языков. Собрав воедино все известные науке факты о времени гибели пресноводных обитателей Новоэвксина, погибших под напором морской воды, американские морские геологи Райен и Питман опубликовали в 1999 году книгу «Ноев потоп», в которой следующим образом реконструировали события.

Прорыв средиземноморских вод носил характер катастрофы, и превращение озера в море произошло за один год. Они описали гигантский водопад, возникший при прорыве морских вод на месте нынешнего Босфора в Новоэвксинское озеро. По их расчетам уровень вод озера увеличивался на 15 см ежедневно, причем на северном низменном побережье это означало распространение воды со скоростью 1 мили в день.

Прежняя береговая линия, лежащая на 150 м ниже уровня моря, ясно различима при подводном зондировании. Если обратиться к современной карте Черного моря, где оттенками синего цвета обозначены глубины, то бледноголубой цвет даст представление о размерах затопленных земель. Весь шельф был сушей! Причем на северо-западном шельфе сохранились русла впадающих в озеро-море рек! Материковая отмель очень полого наклонена в сторону глубоководной впадины моря, а затем неожиданно резко переходит в материковую ступень, крутой уступ в бездну, на глубину более 2-х километров. Крымский уступ материковой ступени расчленен многочисленными подводными каньонами – затопленными руслами рек, впадавших когда-то в Новоэвксинское озеро.

Последствия черноморского потопа были катастрофическими. Контакт с солеными морскими водами погубил всю пресноводную флору и фауну Черного озера. Их останки и образовали тот сероводородный слой, занимающий всю глубоководную часть моря на глубинах более 200 м. Обширные затопленные земли в устьях нынешних рек навсегда покинули представители древней развитой цивилизации. Путь исхода этих племен на Запад, в Европу, четко прослеживается современными археологами по образцам культуры ленточной керамики.

Именно она стала основным маркером, по которому можно проследить за перемещением племен. Продвижение по Европе людей, переживших потоп, было стремительным. Так, у исследователей давно вызывала удивление скорость распространения культуры ленточной керамики: ее носителям, в основном земледельцам, понадобилось на овладение европейским континентом, где ранее жили охотники-собиратели, около 200 лет.

Черноморское побережье и шельф – средоточие цветущей допотопной цивилизации

Итак, по данным геологов во время последнего ледникового периода уровень воды Новоэвксинского озера (будущего Черного моря) значительно понизился. На нынешнем шельфе образовалась равнина, густо изрезанная системой рек. Она существовала с 15 000 до 8–6 000 лет назад, когда вновь ушла под воду. Создана карта равнины с палеоруслами крупнейших рек. В центре ее – Палео-Днепр, русло которого начинается на дне Днепровско-Бугского лимана, и далее идет на протяжении 200 км по шельфу строго на юг. Сегодня соответствие устья Днепра и Нила весьма приблизительное. Но до черноморского потопа оно было почти точным: устье Нила находилось на 31 меридиане, как и устье палео-Днепра.

В плодородной долине между крымским и болгарским берегом сложилась развитая цивилизация. Она погибла из-за потопа, и судить о ней мы можем лишь по остаткам, сохранившимся на ее периферии. «Неоэвксинское озеро особенно интересно с палеоэкологической точки зрения, – говорится в книге болгарских исследователей Димитровых, – поскольку в это время на его побережьях процветала высокоразвитая цивилизация. Катастрофа случилась примерно 7600 лет назад, когда воды Средиземного моря прорвались через Босфор. Этому способствовали и частые землетрясения. В канун катастрофы уровень Средиземного моря был на 30 м ниже, чем современный, и уровень Черного моря на 120 м ниже. Таким образом, уровень Средиземноморья был на 80 м выше. Последствия наводнения были фатальными. Уровень Черного моря увеличивался на 12 см ежедневно и воды его поглощали все больше земель, покуда уровни морей не сравнялись».

В свете теории Черноморского потопа становится понятно, почему Трипольская аграрная культура, древнейшая в Европе, имела такой высокий уровень. Она появляется как бы сразу, в готовом виде, с развитыми в условиях неолита технологиями, земледелием и замечательным искусством. В раннем Триполье ученые находят признаки 4–5 разных археологических культур.

Как будто общая беда согнала их с насиженных мест, объединила для выживания. В трипольской культуре есть много вещей высокого уровня, возникших словно ниоткуда. Особенно поражают находки в Болгарии: самыми замечательными из них, к тому же найденными при раскопках непосредственно на побережье Черного моря, следует отнести остатки Балканской цивилизации – некрополь близ г. Варна и селение Дуранкулак. Эти памятники относятся к энеолитической культуре – промежуточной между неолитом и бронзовым веком.

Некрополь был открыт во время строительных работ близ Варны в 1972 году. Здесь были найдены древнейшие на земле изделия из золота, принадлежавшие цивилизации значительно старше, чем Египет и Месопотамия.

Была исследована территория в 7,500 кв.м и расположенные на ней 294 погребения с разнообразным и богатым инвентарем. Количество золотых изделий, более 3000 предметов общим весом более 6 кг поразило ученых.

Так, в гробнице вождя со скипетром имелось 1011 золотых предметов общим весом 1,516 кг: больше золота в одной гробнице, чем все найденное золото этого периода! Там же находились медные топоры, каменные орудия, украшения из металла, кости, камней и раковин.

Варненские находки – не единственные. Горячим сторонником гипотезы, согласно которой на болгарских приморских землях существовала старейшая в человеческой истории цивилизация, выступила профессор Генриетта Тодорова, руководитель раскопок. «Трудно поверить, но за 5000 лет до н.э. здесь налицо основные черты цивилизации: социальная дифференциация на богатых и бедных, монументальная архитектура, царская власть, разнообразное производство и торговля. Историки установили, что эти элементы впервые появились на черноморском побережье в последней четверти 5 тысячелетия до н.э., то есть раньше, чем в Месопотамии и чем где бы то ни было» […]

От потопа спасались на горах, и ближайшим местом для обитателей равнины были Крымские горы. Выше говорилось об индоарийской ветви языка тавров. Есть и другие основания считать их малым остатком, реликтом народа, пережившего потоп. Молчаливым свидетельством этого являются пещерные сооружения и сопутствующие им каменные кольца-«проушины» в верхних обрывах отвесных скал. С давних времен среди населения горного Крыма бытовало устойчивое местное предание, согласно которому эти каменные кольца служили для привязывания лодок, когда море заливало долины между скалами.

Многие путешественники конца XVIII и XIX века упоминают о металлических кольцах, вделанных в каменную проушину (чаще ее называют каменным кольцом) в скале там, где она наиболее неприступна. Одни видели их своими глазами, большинство же сообщает об отверстиях, каменных «проушинах», где, по рассказам местных жителей, находились такие кольца. К числу ранних очевидцев относится французский посланник при дворе крымского хана в 1778 году барон Тотт: «Прогуливаясь по ущелью близ Бахчисарая, я заметил железное кольцо наверху неприступной скалы, которая замыкала это ущелье; я спросил проводника-татарина о назначении этого кольца. – “Я полагаю, – ответил он невозмутимо, – что оно служило для привязывания лодок, когда море, омывавшее эти скалы, образовало в этом ущелье залив”[…]

Француз Жильбер Ромм, воспитатель Строганова-младшего, совершивший одно из самых ранних путешествий по Крыму в 1786 году, прислушивался к мнениям ученых татар и местным преданиям. Вот что он сообщает: «Проводником нам служил ученый татарин, знававший бахчисарайского каймакана Мехмет-ага, около полутора лет назад уехавшего в Анатолию. Этот Мехмет-ага, шестидесятилетний старик, считается очень сведущим в истории Тавриды. Он владеет многочисленными рукописями, откуда удалось почернуть любопытные предания, между прочим, о том, что некогда море покрывало весь полуостров за исключением гор, но в уже очень давние времена изменения, происшедшие в Константинопольском проливе, который стал шире, повели к большому отливу воды из Черного моря, обнажившему низменные части Крыма, и тогда-то этот полуостров и выступил из-под воды[…].

К этой працивилизации восходят культ Солнца и основы сакральной географии, согласно которой земля была разделена на Европу и Азию. Смысл различения состоит в том, что Азия, Асия, страна Богов-асов, страна Солнца, противопоставлялась Европе – «стране людей», стране Луны. Граница проходила по Дону-
Танаису, в древности – Синду, и Боспору Киммерийскому, так что Крым принадлежал Европе и находился под покровительством Луны, что выразилось в культе Лунной богини Девы (само ее имя чисто индийское – просто Богиня). В устье Дона находился древний духовный центр – Асгард, город богов-асов, давший название Азовскому морю. Его описал ирландский писатель XII века Снорри Стурлусон, а совсем недавно поисками его археологических остатков занимался Тур Хейердал. Риттер указывает на атрибуты «страны Солнца: на восточной, азиатской стороне Понта легенда называет царем Ээта, сына бога Солнца Гелиоса и хранителя Золотого Руна. Его внимание привлекло название таинственного города Корокондама, по сообщению Страбона, расположенного на берегу Таманского залива. В наши дни найдены археологические свидетельства существования этого города, основная часть которого ушла под воду. Однако немецкого географа заинтересовало само название города с его чисто индийским звучанием: конда-город, Кор – солнце, ма – мать или богиня-мать. Вместе получалось «Город Солнца» (почти как идеальный город Кампанеллы), точнее, – «город-матерь» (по-гречески метрополис) Солнца. Корень «Кор» различим в названии реки Кура в Колхиде. В эпосе «Махабхарата» «сыновья Куру» по смыслу означают «дети Солнца»[…].

Bildnis: Brust halb rechts. Photo Fayer-Wien 1927. Bildnis Album zur Beethoven-Zentenar Feier. Wien, März 1927.
Pb 580.555-F, S. 81. Pf 3.699:C(1).

В 1943 году было опубликовано исследование австрийского ученого П. Кречмера «Индийцы на Кубани». Независимо от Риттера, но опираясь на те же источники, он пришел к подобным же выводам; кроме того, он установил, что арии (аррихи, горные арии) еще долгое время обитали в Крыму. Сегодня к этому можно добавить целый список племен, в названии которых звучит корень «ар» – арианы, аримаспы, гогарены, дандарии и т. д.

В 80–90-е годы систематические исследования по индоарике Северного Причерноморья проводил выдающийся отечественный ученый-лингвист, академик Олег Николаевич Трубачев. Опираясь на идеи предшественников о Северопричерноморской прародине индоариев, Трубачев существенно расширил и поставил на научную основу то, что носило у них умозрительный и догадочный характер. Действительно, внимательное чтение античных источников позволяет обнаружить немало упоминаний об индийцах: горы Синд, синды, которых Гесихий Александрийский (около V в. до н.э.) определяет как «народ индийский»; о племенах «внутренней Индии» пишет позднеантичный автор Феодорит (IV–V вв. н.э.), называя далее жителей этого края «индийцами». Епископ Евсевий (IV в. н.э.), перечисляя «племена от Иафета» (в современном понимании – индоевропейские народы) и их области с юго-востока на северо-запад, упоминает их в следующем порядке: «…Галатия, Колхида, Индия, Ахея, Боспорина (т.е. Боспорское царство), Меотия (к востоку от Азова, с родственным индийцам населением)».

В эпоху, освещаемую античными источниками, народы индоиранской культурно-языковой общности – скифы, сарматы, савроматы – играли преобладающую роль в Северном Причерноморье. Однако, как убедительно показали исследования О.Н. Трубачева, здесь сохранились изолированные островки носителей индоарийских языков. Это, прежде всего, синды («индийская народность» по выражению греческого писателя), меоты, жившие в Приазовье, и оттесненные индоиранскими народностями в горный Крым тавры[…].

Страбон в «Географии» связывает рассказ о потопе с одним из древнейших народов Сев. Причерноморья и Крыма – киммерийцами. Речь идет об их вынужденном переселении на север, в приазовские степи. Но просвещенный Страбон считает долгом не верить в то, что не поддается рациональному объяснению. «Что касается кимвров (как называет он киммерийцев), то одни рассказы о них неточны, а другие – совершенно невероятны. Ведь нельзя считать причиной превращения их в кочевников и разбойников то обстоятельство, что они были изгнаны из своих жилищ сильным наводнением, когда жили на полуострове… Похоже на выдумку и утверждение, что когда-то здесь произошло сильное наводнение…»

Покидая затопленные земли, люди уносили с собой не только имущество, но и богов. Так, тот же Страбон приводит замечательное свидетельство о миграции на Запад богини (разумеется, вслед за почитателями), культ которой происходил из Таврики! Это богиня Артемида, почитавшаяся таврами как Дева (просто Богиня – таков смысл ее имени на праиндоевропейском).

Изображение богини Девы – Артемиды на серебряной монете,  отчеканеной в Херсонесе Таврическом в 3 в до н.э.. Кстати, корона в виде башни характерна и для изображений Кибелы. На обратной стороне монеты изображена лань – священное животное Артемиды

Культ скифской Артемиды-Дианы-Девы отличался рядом особенностей, которые подробно описал античный географ: «Налево от дороги, если идти из Арикии, находится святилище Артемиды, которое называют «рощей Артемиды». Святилище Арикийской Артемиды, как говорят, точное воспроизведение храма Артемиды Таврополос; действительно, в ее священных обрядах преобладают начала варварское и скифское. Так, например, жрецом ее выбирают только беглого раба, своей рукой убившего прежнего жреца. Поэтому жрец всегда опоясан мечом, ожидая нападения и готовый защищаться. Святилище стоит в священной роще, перед ним – озеро, похожее на море, а вокруг возвышается сплошной чрезвычайно высокий гребень гор, охватывающий святилище и водоем в полой и глубокой котловине».

Эта теракотовая пластинка найдена в Херсонесе и это божество считается таврским прообразом богини Девы (Парфенос) Херсонеса

Культ Артемиды Таврической сохранялся и на территории Малой Азии. Описание Страбона помогает представить, как он мог выглядеть в Таврике. Согласно античным свидетельствам, изгнанные скифами остатки киммерийцев удалились в Малую Азию и обосновались на полуострове, где позднее был построен город Синоп. Страбон, которому они известны под именем энеты, указывает на их перемещение под водительством Антенора в Адриатику. Здесь они известны как венеты-мореплаватели, облюбовавшие архипелаг островов неподалеку от побережья, который не хуже, чем крепостные стены, обеспечивал защиту от вражеских нападений. Однако, думается, не только соображения безопасности руководили их выбором. Своеобразные прерывисто – круговые очертания островов, окруженных морскими рукавами-каналами, слабо и отдаленно напоминают описание трехкольцевой столицы Платоновой Атлантиды, и это также выдает память о прародине… «В этих трех предварительных этапах уже раскрывается будущая судьба народа, – замечает французский исследователь древних народов Причерноморья Моро де Жоннес. – Рожденные на небольшом архипелаге Меотиды, среди малых островков, разделенных узкими каналами, киммерийские переселенцы ищут подобное же месторасположение на противоположном берегу Черного моря.

Позднее эта ветвь, отделившаяся от скифо-ливийского массива, обустраивается на побережье Иллирии, на островках посреди лагун, где однажды возникнет Венеция». Вероятно, многие народы (кимвры, кельты, галлы, галаты, галинды, гелоны, галичане, голядь) являются потомками киммерийцев. Античные авторы отождествляли с киммерийцами кимвров[…].

В 1823 году остров Фидониси (он же Змеиный), – древнюю Левку, посетил капитан-лейтенант Черноморского флота Критский, который снял подробный план острова с расположением руин, позднее изданный. В 1841 году экспедиция Н.Н. Мурзакевича, отправившаяся для изучения руин от имени Одесского императорского общества истории и древностей, нашла на месте остатков храма лишь груды камней. Оказывается, подрядчик, взявшийся за постройку маяка, попросту использовал древние камни. Остались лишь отдельные куски, как с грустью пишет Мурзакевич, «убедительно свидетельствующие об изяществе бывшего храма». Тем не менее последующие раскопки дали немало ценного: вотивные дары (украшения, сосуды, надписи со славословиями Ахиллу), а также множество монет, свидетельствующих о популярности храма – из Афин, а также из всех колоний черноморского побережья[…]

Источник: Фадеева Т.М. Сакральные древности Крыма. Мифы, легенды, символы, имена и их отражение в искусстве. –М.: Прогресс-Традиция, 2017.

Подпишитесь на наш телеграм-канал https://t.me/history_eco

Публикация на Тelegra.ph1

Публикация на Тelegra.ph2

  • Т.М. Фадеева,затонувшая працивилизация Крыма

Leave a reply

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля