Нео Фициал. “Ядерная война 19-го века, глазами писателей и поэтов того времени”

Если мы чего-то не видим, то это вовсе не значит, что этого нет и никогда не было.

Когда я поднимаю вопрос о ядерной войне в XIX веке, скептики сразу возражают: «если бы, что-то подобное было, то такое грандиозное событие, непременно оставило бы след в литературе, остались бы какие-то упоминания в произведениях, а раз в произведениях писателей и поэтов XIX века ничего нет, то и не было ничего». Тут важно понять, что если мы чего-то не видим, то это вовсе не значит, что этого нет и никогда не было. Всё дело в том, что упоминания о катаклизме XIX века, на самом деле присутствуют в произведениях многих авторов той поры, и более того, они в открытом доступе, и каждый из нас много раз их читал, но не обращал внимания.

Но прежде чем мы начнём читать ещё со школы всем известные литературные произведения, хочу напомнить, что по данным официальной истории:

  • В июне 1804 введена предварительная цензура: запрещалось печатать, распространять и продавать что-либо без рассмотрения и одобрения цензурных органов.
  • В 1811 г. – создаётся Министерство полиции, в числе полномочий которого, «цензурный контроль» то есть надзор за цензурным комитетом и уже пропущенными к печати и распространению изданиями, таким образом, цензура стала двойной.

А теперь друзья, представьте такую ситуацию, Вы молодой писатель или поэт, у Вас получаются прекрасные повести, рассказы или стихи. Вы живёте летом в деревне у реки, и Вас окружают прекрасные виды природы. Вдохновлённые этими пейзажами, Вы пишите рассказ о них, надеясь рассказать всему миру, о красоте родных просторов. Написав очередной рассказ, Вы приезжаете в книжное издательство, а там главный редактор, прочитал, восхитился, возможно, даже прослезился, а потом и говорит:

«Замечательный рассказ, мой друг, но понимаете, это не формат, сейчас нужно, что-то жизненное, что бы касалось современности, была замешана любовь и детективная история. Вот такое будут читать. А Вашу природу ни кто не купит. Поэтому мы не можем опубликовать Вашу работу, ведь за неё ни кто не заплатит».

И Вы, зная, что Вам нужно платить кредит/ипотеку, кормить и одевать семью а ещё у Вас грандиозные планы на лето, идёте и пишите рассказ, за который издательство гарантированно Вам заплатит, надеясь, что однажды в будущем, Вы накопите денег и издадите книгу про природу на свои кровные, а пока Вам приходится писать то, что пользуется спросом. Представили эту ситуацию? А теперь просто соотнесите её с XIX веком, добавьте двойную цензуру, и Вы получите ответ, почему не всё так просто с литературой в XIX веке.

Если провести комплексный анализ произведений писателей, поэтов и философов того времени, то вырисовывается интересная закономерность:

  • в период с 1825, по 1855 годы, основным вопросом, проходящим красной нитью в русской литературе, является вопрос «кто мы?» и «что с нами происходит?»;
  • в период 1855-1861 годы — основная тема – «кто виноват?»;
  • в период 1861-1881 годов — основной вопрос – «что делать?».

Есть перечень поэтов так называемой пушкинской поры, из 25 известных фамилий 15 человек умерли в период 30-40-х годов XIX века. Те, кто выжил и скончался позже, в 50-70-х годах, оказывается, в 30-40-х были за границей. Странное совпадение, не правда ли? Друзья, если решите всё сами перепроверить, то покопайтесь в биографиях авторов, потому что они менее подвержены искажениям.

А далее мы будем читать выдержки из знакомых всем произведений и, предвосхищая ваши вопросы, скажу наперёд: да все приведённые далее произведения, я прочитал сам, и большую часть за прошедший год. Впрочем, эти произведения читали многие из вас, ещё в школе.

В целях сокращения размеров статьи, официальная информация, доступна кликом по имени-фамилии автора, а полный текст цитируемого произведения, кликом по его названию. И так, давайте начнём искать закладки писателей и поэтов прошлого, оставленные ими в своих произведениях:

Алекса́ндр Ива́нович Ге́рцен


«Легенда»

«Другу моему Диомиду»

Александр Николаевич Островский

«Праздничный сон — до обеда» эта пьеса ещё называется «Картины из московской жизни», написана в январе 1857 года:

“Красавина: Да, говорят еще, какая-то комета ли, планида ли идет; так ученые в митроскоп смотрели на небо и рассчитали по цифрам, в который день и в котором часу она на землю сядет.
Ничкина: Разве можно знать Божью планиду!

*(планидой в то время называли комету).

Александр Сергеевич Пушкин

Так же не мог обойти эту тему стороной, и у него, пожалуй, больше всего таких цитат. Он много пишет, не только о ядерной войне, но и о системе в которой живет человек после этой войны, об этом много намеков, завуалировано, конечно, из-за цензуры.

Ни сколько не сомневаюсь, что Пушкина все читали, но хоть кто-то задал себе вопрос, а зачем человеку из высшего общества, писать свои сочинения на языке простых людей? Ведь высшее общество того времени разговаривало в быту на французском языке и письма писали так же на французском. Друзья, просто подумайте, для кого Пушкин писал свои стихи и прозу именно на русском языке, если согласно официальной истории, 90 процентов населения Российской Империи были неграмотные крестьяне? Кто-то задумался, каков был тираж его книг, в те времена и какова была их стоимость? Какую выгоду мог получить изначально богатый Пушкин от продажи своих стихов? Поэтому предлагаю ещё раз перечитать произведения великого поэта, хотя бы те, что перечислены здесь. Друзья, читайте между строк и подумайте о прозвучавших только что вопросах, и возможно, вы откроете новые горизонты нашей реальности.

Кстати, если помните «Сказку о мертвой царевне и о семи богатырях», то описание спящей царевны и хрустального гроба, в котором она ждала царевича, и описание находки на озере Берчикюль в Кемеровской области, названной «Тисульской принцессой», они идентичны, с той лишь разницей, что сказка Пушкина написана столетием раньше. А сейчас, в качестве информации для размышления, хочу привести вам стихотворение Пушкина, которое называется «Баратынскому из Бессарабии», написано в 1822 году:

«Сия пустынная страна
Священна для души поэта:
Она Державиным воспета
И славой русскою полна.
Еще доныне тень Назона
Дунайских ищет берегов;
Она летит на сладкий зов
Питомцев Муз и Аполлона,
И с нею часто при луне
Брожу вдоль берега крутого;
Но, друг, обнять милее мне
В тебе Овидия живого».

И ещё отрывок из стихотворения, которое называется «Герой», написано в 1830 году:

«…Тогда ль, как рать героя плещет
Перед громадой пирамид,
Иль, как Москва пустынно блещет,
Его приемля, — и молчит?..
…Одров я вижу длинный строй,
Лежит на каждом труп живой,
Клейменный мощною чумою,
Царицею болезней… он,
Не бранной смертью окружен,
Нахмурясь ходит меж одрами
И хладно руку жмет чуме
И в погибающем уме
Рождает бодрость… Небесами
Клянусь: кто жизнию своей
Играл пред сумрачным недугом,
Чтоб ободрить угасший взор,
Клянусь, тот будет небу другом,
Каков бы ни был приговор
Земли слепой…»

Следующий отрывок из стихотворения: «Зимнее утро», год издания по официальной истории 1830:

“Скользя по утреннему снегу,
Друг милый, предадимся бегу
Нетерпеливого коня
И навестим поля пустые,
Леса, недавно столь густые,
И берег, милый для меня.”

Вот тут сам просится вопрос: леса недавно густые, потому что просто зима и нет листьев, или деревьев поубавилось? Или лесов вообще не стало, а остались поля пустые?

«Евгений Онегин»:

“В тот год осенняя погода
Стояла долго на дворе,
Зимы ждала, ждала природа.
Снег выпал только в январе”

Каждый из нас сам прекрасно видит, что творится с погодой. Читая строки Пушкина, невольно вспоминаются дожди на Новый Год, уже в наше время. И в наше время, это называют «глобальным потеплением». Но если задуматься, то эти строки Пушкина, так же говорят о смене климата. А что это за смена климата и каким образом она связана с нашей темой, подробно рассказывается в другой статье. Ссылка на неё здесь.

«Я видел Азии бесплодные пределы»

Алексе́й Степа́нович Хомяко́в

«Полное собрание сочинений» том 8 стр. 91 Написано, ориентировочно в 1840-1841 годах.
Письмо супруге, Екатерине Михайловне Хомяковой:

“Вообразите, что въ Туле хлебъ продается 6 рубл. пудъ. Ужасно! А поля все до сихъ поръ черныя. Алексей почти весь доходъ употребилъ на кормление крестьянъ.”

Валерий Яковлевич Брюсов

«Разорённый Киев», написано в 1898 году:

“Четыре дня мы шли опустошённой степью.
И вот открылось нам раздолие Днепра,
Где с ним сливается Десна, его сестра…
Кто не дивится там его великолепью!

Но было нам в тот день не до земных красот!
Спешили в Киев мы — разграбленный, пустынный,
Чтоб лобызать хоть прах от церкви Десятинной,
Чтоб плакать на камнях от Золотых ворот!

Всю ночь бродили мы, отчаяньем объяты,
Среди развалин тех, рыдая о былом;
Мы утром все в слезах пошли своим путём…
Ещё спустя три дня открылись нам Карпаты.”

Джордж Ноэль Гордон Байрон

«Тьма» написано в 1816 году. Перевод – Иван Сергеевич Тургенев. Друзья, это произведение нужно обязательно читать полностью, здесь же приведу только выдержки:

“Я видел сон… Не всё в нём было сном.
Погасло солнце светлое, и звёзды
Скиталися без цели, без лучей
В пространстве вечном; льдистая земля
Носилась слепо в воздухе безлунном.
Час утра наставал и проходил,
Но дня не приводил он за собою…”

“…Перед огнями жил народ; престолы,
Дворцы царей венчанных, шалаши,
Жилища всех имеющих жилища –
В костры слагались… города горели…”

“…Счастливы были жители тех стран,
Где факелы вулканов пламенели…
Весь мир одной надеждой робкой жил…
Зажгли леса; но с каждым часом гас
И падал обгорелый лес; деревья
Внезапно с грозным треском обрушались…”

“…Снова вспыхнула война,
Погасшая на время…
…Страшный голод
Терзал людей…
И быстро гибли люди…”

“И мир был пуст;
Тот многолюдный мир, могучий мир
Был мёртвой массой, без травы, деревьев
Без жизни, времени, людей, движенья…
То хаос смерти был.”

Евдокия Петровна Ростопчина

«Вид Москвы», стихотворение написано 27 июня 1840 года:

“О! как пуста, о! как мертва
Первопрестольная Москва!..
Ее напрасно украшают,
Ее напрасно наряжают…
Огромных зданий стройный вид,
Фонтаны, выдумка Востока,
Везде чугун, везде гранит,
Сады, мосты, объем широкий
Несметных улиц,- все блестит
Изящной роскошью, все ново,
Все жизни ждет, для ней готово…
Но жизни нет!.. Она мертва,
Первопрестольная Москва!…”

Иван Андреевич Крылов

«К другу моему», это стихотворение написано в 1793 году:

“…А я, мой друг, держусь той веры,
Что это лишь одни химеры.
Не так легко поправить мир!
Скорей воскреснув новый Кир
Иль Александр, без меры смелый,
Чтоб расширить свои пределы,
Объявят всем звездам войну
И приступом возьмут Луну…”

“Теперь, мой друг, во все вплетаюсь
И нужным быть везде хочу;
То к Западу с войной лечу,
То важной мыслью занимаюсь
Европу миром подарить,
Иль свет по-новому делить,…”

Иван Фёдорович Афремов

(нет фото)

«Историческое обозрение Тульской губернии», издание 1850 года:

“…1827 и 1829 годы были самые неблагоприятные для оружейного производства: большие наводнения Упы два раза прорывали старую верхнюю заводскую плотину, и завод без действия стоял по целому году. …”

“…-От подземных сил огня, известные землетрясения были:
первое, 14-го октября 1802 года, в 2 часа по полудни, продолжавшееся около 3 минут так, что везде качались здания и со столов падала посуда ; а в Калуге, Лихвине и Козельске сами собою звонили колокола;
второе, 11-го января 1838-го года, в половине 10-го часа вечера, землетрясение это продолжалось около минуты, и в оба раза направление имели они от юга на север. …”

Если наводнение в Туле, ещё как то можно объяснить, то землетрясение в Туле, никакими официальными версиями, объяснить невозможно. Тула находится вне сейсмоактивной зоны, причём так далеко, что даже отголоски самых ближайших землетрясений, приходят настолько слабыми, что их улавливают только приборы. А здесь звонят колокола, качаются здания и падает посуда. Само собой, что взрыв огненного шара над Тулой в 1830 году, про который рассказывается в этой статье, и который зафиксирован в архивах, многими скептиками был назван взрывом метеорита, а эти землетрясения с ним ни как не связаны, а видимо просто проснулся вулкан.

Константин Дмитриевич Бальмонт

«Предание», стихотворение 1899 года:

“В глухие дни Бориса Годунова,
Во мгле Российской пасмурной страны,
Толпы людей скиталися без крова,
И по ночам всходило две луны.

Два солнца по утрам светило с неба,
С свирепостью на дольный мир смотря.
И вопль протяжный: «Хлеба! Хлеба! Хлеба!»
Из тьмы лесов стремился до царя.

На улицах иссохшие скелеты
Щипали жадно чахлую траву,
Как скот,— озверены и неодеты,
И сны осуществлялись наяву.

Гроба, отяжелевшие от гнили,
Живым давали смрадный адский хлеб,
Во рту у мертвых сено находили,
И каждый дом был сумрачный вертеп.

От бурь и вихрей башни низвергались,
И небеса, таясь меж туч тройных,
Внезапно красным светом озарялись,
Являя битву воинств неземных.

Невиданные птицы прилетали,
Орлы парили с криком над Москвой,
На перекрестках, молча, старцы ждали,
Качая поседевшей головой.

Среди людей блуждали смерть и злоба,
Узрев комету, дрогнула земля.
И в эти дни Димитрий встал из гроба,
В Отрепьева свой дух переселя.”

«Смертью — смерть», написано в 1899 году. Выше, мы уже читали выдержки из стихотворения лорда Байрона «Тьма», и вот Бальмонт, в 1899 году, написал своё стихотворение на эту тему. Оно длинное, поэтому приведу лишь некоторые куплеты:

«Мне грезилась безмерная страна,
Которая была когда-то Раем;
Она судьбой нам всем была дана,
Мы все ее, хотя отчасти, знаем,
Но та страна проклятью предана.

Ее концы, незримые вначале,
Как стены обозначилися мне,
И видел я, как, полные печали,
Дрожанья звезд в небесной вышине,
Свой смысл поняв, навеки отзвучали…»

«…Но мир Земли и сочетаний звездных,
С роскошеством дымящихся огней,
Достойным балаганов затрапезных,
Все делался угрюмей и тесней,
Бросая тень от стен до стен железных.

Стеснилося дыхание у всех,
Но многие еще просвета ждали
И, стоя в склепе дедовских утех,
Друг друга в чадном дыме не видали,
И с уст иных срывался дикий смех…»

«…Все было серно-иссиня-желто.
Я развернул мерцающие звенья,
И, Мир порвав, сам вспыхнул,— но за то,
Горя и задыхаясь от мученья,
Я умертвил ужасное Ничто…»

Максимилиа́н Алекса́ндрович Воло́шин

Стихотворение «Звездная корона», 1909 год:

“…В мирах любви неверные кометы,
Сквозь горних сфер мерцающий стожар –
Клубы огня, мятущийся пожар,
Вселенских бурь блуждающие светы…”
“…Гробницы Солнц! Миров погибших Урна!
И труп Луны и мертвый лик Сатурна –
Запомнит мозг и сердце затаит:
В крушеньях звезд рождалась жизнь и крепла,
Но дух устал от свеянного пепла, –
В нас тлеет боль внежизненных обид!…”
“…В мирах любви, — неверные кометы, –
Закрыт нам путь проверенных орбит!
Явь наших снов земля не исстребит, –
Полночных Солнц к себе нас манят светы…”

Михаи́л Юрьевич Лермонтов

Башилов А.А. очень большой чиновник, в наше время почти забытый, фигура странная и неоднозначная. В 1830 году, был председателем комиссии по борьбе с эпидемией холеры при генерал-губернаторе Москвы. Он сильно поучаствовал в написании истории и докладов на эту тему. Так вот, в 1831 году, Лермонтов написал стихотворение, которое так и называется «Башилову»:

“Вы старшина собранья, верно,
Так я прошу вас объявить,
Могу ль я здесь нелицемерно
В глаза всем правду говорить?
Авось, авось займёт нас делом
Иль хоть забавит новый год,
Когда один в собранье целом
Ему навстречу не солжёт;
Итак, я вас не поздравляю;
Что год сей даст вам — знает бог.
Зато минувший, уверяю,
Отмстил за вас как только мог!”

Никола́й Алексе́евич Некра́сов

«Крестьянские дети» («Мужичок с ноготок»), 1861 год:

“Откуда дровишки? — «Из лесу, вестимо;
Отец, слышишь, рубит, а я отвожу».
(В лесу раздавался топор дровосека.)”

Тут хочу отметить такой момент, что события в данном стихотворении разворачиваются во второй половине XIX века. Пилы уже были изобретены, и небыли дефицитом. Но так как лес молодой и деревья тонкие, поэтому удобнее их рубить топором. Мало кто знает, но у этого стихотворения есть продолжение, и оканчивается оно так:

«…Всё, всё настоящее русское было,
С клеймом нелюдимой, мертвящей зимы.
Что русской душе так мучительно мило,
Что русские мысли вселяет в умы,
Те честные мысли, которым нет воли,
Которым нет смерти — дави не дави,
В которых так много и злобы и боли,
В которых так много любви!»

Пётр Ива́нович Кёппен

предисловие в книге «Города и селения Тульской губернии в 1857 году»:

“Зная, что мы не имеем ещё полного списка заселённых в России мест, я уже в двадцатых годах обращал на это внимание начальствующих лиц, но, к сожалению, тогдашнее моё ходатайство осталось без последствий. Потом я тщетно пытался приобрести показания хотя бы об одних сёлах, в которых находятся приходские церкви. Только о посадах и местечках мне удалось, в сороковых годах, собрать сведения, частью при поездках моих по России, частью же по сношениям Академии Наук с начальниками губерний. Эти сведения Министерством Внутренних Дел, были положены в основание при составлении сколько можно полного списка городским поселениям в России. …”

Фёдор Ива́нович Тю́тчев

«Русская география», издание 1848 или 1849 год:

“Москва, и град Петров, и Константинов град —
Вот царства русского заветные столицы…
Но где предел ему? и где его границы —
На север, на восток, на юг и на закат?
Грядущим временам их судьбы обличат…
Семь внутренних морей и семь великих рек…
От Нила до Невы, от Эльбы до Китая,
От Волги по Евфрат, от Ганга до Дуная…
Вот царство русское… и не прейдет вовек,
Как то провидел Дух и Даниил предрек.”

Стихотворение «На новый 1816 год». Заметьте друзья, это стихотворение написано в начале так называемого «года без лета», при этом какая-то уж очень не новогодняя история получилась:

«А ты, сын роскоши! о смертный сладострастный,
Беспечна жизнь твоя средь праздности и нег
Спокойно катится!.. Но ты забыл, несчастный:
Мы все должны узреть Коцита грозный брег!..
Возвышенный твой сан, льстецы твои и злато
От смерти не спасут! Ужель ты не видал,
Сколь часто гром огнекрылатый
Разит чело высоких скал?..»

Что это за гром огнекрылатый? Уж не метафора ли, крылатых ракет? Ещё одно его стихотворение:

«Последний катаклизм», написано в 1829 году:

«Когда пробьет последний час природы,
Состав частей разрушится земных:
Всё зримое опять покроют воды,
И божий лик изобразится в них!»

Джо́зеф Мэ́ллорд Уи́льям Тёрнер

Это художник.

The Burning of the Houses of Parliament

Друзья, предлагаю Вам лично посмотреть на его работы и обратите внимание, как серия работ, выполненных в 1830 годах, кардинально отличается от его работ конца 18-го века. Здесь ссылка, на его картины.

Владимир Галактионович Короленко

«В дурном обществе», повесть написана в 1885 году, в сокращённом варианте она называется «Дети подземелья» и должна быть известна всем, кто учился в школе в советское время. Настоятельно рекомендую внимательно прочитать эту повесть всем без исключения, даже тем, кто думает, что читал её ранее, так как в ней очень много символизма и подсказок. Сейчас пересказывать содержание не стану, потому как его нужно прочувствовать, что бы понять, отмечу лишь некоторые моменты, на которые нам указывает в этой повести автор.

Местечко Княж-Городок, где живет один из главных героев – мальчик Вася, окружали пруды. На одном из них был остров, на острове — старый замок. Место действия повести описано совершенно точно с города, где Короленко учился, начиная с третьего класса реальной гимназии, имеется в виду город Ровно, Украина. Прообразом старого замка, где проживали городские нищие, послужил дворец князей Любомирских, владевшими Ровно с 1723 года. Во времена детства Короленко (а родился он, напомню, в 1853 году) замок уже был заброшен и служил пристанищем для бездомных и бродяг.
В начале XX века дворец был разобран, в настоящее время на этом месте располагается гидропарк и стадион. Так вот, польский княжеский род Любомирских, восходящий к началу XVI века, известен как один из наиболее богатых, влиятельных и могущественных домов Великого княжества Литовского, Речи Посполитой, Польши и Европы. Могущество и влияние Любомирских было подчас даже больше, чем власть короля. Понятное дело, что после того, как эти земли отошли от Речи Посполитой к Российской Империи, польские князья бросили замок, однако странно то, что среди новых владельцев этих земель, не нашлось желающих забрать замок себе. Так, например, Наполеон, объявив себя императором, не погнушался занять замок Бурбонов. В Ровно, конечно не королевский замок, но учитывая богатство и влияние княжеского рода Любомирских, о шикарности их замка, нетрудно было бы догадаться, однако, замок, если это вообще был замок, оказался брошен и там, жили нищие. В этом свете, слова одного и героев, что «серый камень высосал из его сестры жизнь», обретают совершенно иной смысл.

Одним словом друзья, прочтите сами, и лучше полную версию, уверяю вас – не пожалеете. Ссылка на полную версию здесь, на сокращённую версию здесь. Кстати, в 1983 году, Одесской киностудией снята экранизация повести «Дети подземелья» и называется «Среди серых камней». Однако, если хотите проникнуться духом того времени, и читать между строк, то рекомендую всё же лично прочитать полную версию, которая называется «В дурном обществе».

Николай Семёнович Лесков

«Левша», сказ о тульском косом левше и о стальной блохе, 1881 год.

Данное произведение, думаю, знают все, так как его проходят в школах, и повествует оно о тульском умельце, который подковал механическую блоху по просьбе императора, чтоб переплюнуть заморских умельцев, и сделал это без «мелкоскопа». У современников Лескова, это произведение вызвало бурю критики, причём, как среди так называемых «левых», так «правых» и даже «центристов».
А ведь мало кто знает, что этим произведением, Лесков высмеял, навязываемую тогда новую историю, где красивейшие дворцы строили крестьяне в лаптях. Как в то время, так и сейчас, мало кто видит, что это пародия!

Владимир Фёдорович Одоевский

«4338-й год: Петербургские письма», утопический роман, написанный в 1835 году.

По общему мнению литераторов, Владимир Одоевский, первым предсказал появление современных блогов и Интернета. В своём романе, он описывает мир, где «между знакомыми домами устроены магнетические телеграфы, посредством которых живущие на далёком расстоянии общаются друг с другом», широко представлен жизненный уклад, якобы, далёкого будущего. Есть описание магнитных ванн, управления климатом, воздушных и космических путешествий, в частности освоения Луны, телефона и ксерокопирования.

Согласно расчётам реальных учёных-современников Одоевского, комета Биела, в будущем должна встретиться с Землей. Действие романа, проходит в 4338 году, за год до предполагаемого столкновения:

«ПИСЬМО 1-е: Пишу к тебе несколько слов, любезный друг, с границы Северного Царства. До сих пор поездка моя была благополучно; мы с быстротою молнии пролетели сквозь Гималайский туннель, но в Каспийском туннеле были остановлены неожиданным препятствием: ты, верно, слышал об огромном аеролите, недавно пролетевшем чрез южное полушарие; этот аеролит упал невдалеке от Каспийского туннеля и засыпал дорогу. Мы должны были выйти из электрохода и с смирением пробираться просто пешком между грудами метеорического железа; в это время на море была буря; седой Каспий ревел над нашими головами и каждую минуту, кажется, готов был на нас рухнуться; действительно, если бы аеролит упал несколькими саженями далее, то туннель бы непременно прорвался и сердитое море отомстило бы человеку его дерзкую смелость…»

Князь Одоевский, объясняя, почему он отошел от литераторства, в 1861 году в письме композитору Владимиру Кашперову, писал:

«В России еще нет ни отдельного пространства, ни отдельного времени для искусств… В такие эпохи отказываться от скучного, сухого дела для труда более привлекательного, было бы до некоторой степени эгоизмом, особливо теперь, когда Россия зажила новою жизнию, когда кипит в ней сильное, благодетельное движение, когда все отрасли общественной жизни, словно раскрытые рты, требуют здоровой разумной пищи — а между тем безлюдье большое, одними идеями не накормишь…»

(В. Ф. Одоевский «Музыкально-литературное наследие», Москва: Музгиз, – 195, – с.517.)

И вот возникают вопросы: А куда девалось «пространство» для искусства? Что произошло? После чего вдруг Россия зажила «новой жизнию»? Почему отрасли в упадке? «А между тем БЕЗЛЮДЬЕ большое» – что случилось с населением? И почему нет пропитания?
В статье же к двухтомнику Одоевского написано: «Конкретное дело, ПРАКТИЧЕСКИЕ начинания, становятся для Одоевского центральной задачей. И потому он упорно именовал себя не литератором, а ХИМИКОМ и МЕХАНИКОМ».

Иван Александрович Гончаров

«Обломов», роман, написанный в период с 1847 по 1859 год. Впервые был издан в 1859 году.

В главе «Сон Обломова», главный герой вспоминает своё детство, где в самом начале идёт описание родного края:

«Не наказывал господь той стороны ни египетскими, ни простыми язвами. Никто из жителей не видал и не помнит никаких страшных небесных знамений, ни шаров огненных, ни внезапной темноты; не водится там ядовитых гадов; саранча не залетает туда; нет ни львов рыкающих, ни тигров ревущих, ни даже медведей и волков, потому что нет лесов».

Довольно интересный момент — очень подробно перечисляется то, чего не было, не забыв упомянуть при этом огненный шар и отсутствующий лес. Друзья, обратите внимание на эту главу, особенно её начало.

Следующее его произведение — «Фрегат Паллада», это книга очерков Ивана Александровича Гончарова, составленная на основе путевых заметок, которые написаны во время экспедиции на военном парусном корабле в 1852—1855 годах. Гончаров, входил в штатный состав фрегата в качестве личного секретаря главы морской экспедиции вице-адмирала Евфимия Васильевича Путятина. Читаем главу «Обратный путь через Сибирь», написанную в 1854 году. Раздел «Усть-Маи, Алданская Слобода, 3-го сентября»:

«Сегодня, возвращаясь с прогулки, мы встретили молодую крестьянскую девушку, очень недурную собой, но с болезненной бледностью на лице. Она шла в пустую, вновь строящуюся избу. “Здравствуй! ты нездорова?”- спросили мы. “Была нездорова, голова с месяц болела, теперь здорова”, – бойко отвечала она. “Здесь места привольные, только работай, не ленись, сказала она, – рожь славная родится, особенно озимая, конопля; и скотине хорошо – все. Вина нет, мужик не пьёт; мы славно здесь поправились, а пришли без гроша. Теперь у нас корова с теленком, лошадь; понемногу заводимся. Вот новую-то избу хотим под станцию отдать”».

Заметьте, у поселенцев в Сибири, у молодой девушки, целый месяц болела голова.

Лев Николаевич Толстой

«Война и мир», роман написан в период с 1863 по 1870 год:

«Пьер, только глядя на небо, не чувствовал оскорбительной низости всего земного в сравнении с высотою, на которой находилась его душа. При въезде на Арбатскую площадь огромное пространство звездного темного неба открылось глазам Пьера. Почти в середине этого неба над Пречистенским бульваром, окруженная, обсыпанная со всех сторон звездами, но отличаясь от всех близостью к земле, белым светом и длинным, поднятым кверху хвостом, стояла огромная яркая комета 1812-го года, та самая комета, которая предвещала, как говорили, всякие ужасы и конец света».

Вполне возможно, что в 1812 году, комета на самом деле прилетала, однако Толстой не мог этого знать наверняка, и уж тем более, не мог быть свидетелем кометы, так как сам родился только в 1828 году, а роман «Война и Мир», повторюсь, написан в период с 1863 по 1870 год. То есть Толстой руководствовался существовавшим в то время описанием кометы, а если точнее, чьим-то объяснением, что это была именно комета.

О том, что роман «Война и мир», написан Толстым на заказ, говорили уже многие, и на нашем сайте, мы так же разбирали этот вопрос в статье «Ясная Поляна и тайна “Зелёной палочки”», ссылка на неё здесь. Вполне очевидно, что понимание многими людьми образа огненного шара, летящего в небе, как всего лишь комета или метеорит, это понимание взято именно из этого произведения Льва Николаевича.

Жюль Верн

«20 тысяч лье под водой», первое издание в 1869 году.

В наше время, подводный аппарат, с экипажем на борту, не считается чем-то сказочным. Однако, для второй половины 19-го века, описание подобного аппарата, могло быть преподнесено только как фантастика и не иначе. Причём, принципы перемещения подводного аппарата в этой книге, вовсе не сказочные, а ответствуют современным представлениям и нормам: погружение, шлюзование, всплытие. Всё это даёт нам понять, что в книге описана либо современная подводная лодка, либо излагается техническое оснащение ушедшей цивилизации.

Ги де Мопассан

«Мать уродов», дата написания 1883 год.

Небольшой рассказ, повествующий о женщине, которая нарочно производит на свет детей-калек, отвратительных и страшных, и продает их в цирки уродцев. Очередной литературный заказ властей, так как нужно было как-то объяснить появление большого количества физически неполноценных людей в XVIII-XIX веках. И официальная версия звучала однозначно — уродов делают специально. Кстати, если кто не знает, как сложилась судьба самого Ги де Мопассана, то полюбопытствуйте, есть очень значимые события.

Друзья, а теперь предлагаю Вам прочитать один отрывок, сразу из двух произведений.

Михаил Ломоносов

«Ода на день восшествия на Всероссийский престол Ея Величества Государыни Императрицы Елисаветы Петровны, Самодержицы Всероссийския», от 1746 года и

Михаил Лермонтов

«Корсар», от 1828 года:

«…Нам в оном ужасе казалось,
Что море в ярости своей
С пределами небес сражалось,
Земля стенала от зыбей,
Что вихри в вихри ударялись,
И тучи с тучами спирались,
И устремлялся гром на гром…».

Да, этот отрывок присутствует в обоих произведениях разных авторов, с разницей в сто лет! Официально это сходство объясняется, конечно, не заимствованием, а тем, что эти поэты брали только наиболее общие черты каждого явления природы, все частное, особенное – считалось случайным, необязательным и, по их мнению, могло только спутать читателя, отвлечь от главной идеи стихотворения.

На это нелепое объяснение, я могу лишь развести руками и возразить, что при всём богатстве русского языка, его синонимов эпитетов и литературных форм, сказать то же самое, другими словами, конечно, было нельзя, поэтому они оба написали слово в слово.

А вот ещё одно стихотворение Ломоносова, так сказать думайте сами, решайте сами:
«Вечернее размышление о божием величестве при случае великого северного сияния», написано в 1743 году:

«…Что зыблет ясный ночью луч?
Что тонкий пламень в твердь разит?
Как молния без грозных туч
Стремится от земли в зенит?
Как может быть, чтоб мерзлый пар
Среди зимы рождал пожар?…»

Перси Биш Шелли

«Озимандия», сонет, впервые опубликованный в 1818 году, перевод Николая Минского:

«Навстречу путник мне из древней шел земли
И молвил: средь песков – минувших дней руина –
Стоят две каменных ноги от исполина,
Лежит разбитый лик во прахе невдали.
Сурово сжатый рот, усмешка гордой власти,
Твердит, как глубоко ваятель понял страсти,
Что пережить могли солгавший им язык,
Служившую им длань и сердце – их родник.
А вкруг подножия слова видны в граните:
“Я – Озимандия, великий царь царей.
Взгляните на мои деянья и дрожите!”
Кругом нет ничего. Истлевший мавзолей
Пустыней окружен. Гуляет ветер свободный
И стелются пески, безбрежны и бесплодны».

Александр Ипполитович Дмитриев-Мамонов

«Пугачевщина в Сибири», очерк по документам экспедиции генерала Деколонга, издан в Москве, в 1898 году:

1. Страница 129, второй абзац сверху – вопрос, почему и чем выжжена территория южного Поволжья, Астрахани и современного западного Казахстана (военные действия?).

2. Страница 133, второй абзац сверху – вопрос от чего очищают дом Московский князя Голицына? (мусор, “культурный слой”?)

Друзья, в книге много дат, цитат, ссылок на официальные документы и других интересных фактов, если читать между строк, можно узреть многое.

Владимир Алексеевич Гиляровский

«Москва и москвичи», в одном из эпизодов, Гиляровский спустился в коллектор реки Неглинки:

«Точно из могилы, из темноты, доносится голос Феди: “Знаю барин, по людям ходим”».

Тут собственно, без комментариев.

Сергей Васильевич Максимов

«Нечистая, неведомая и крестная сила», в главе «Царь-огонь» описан пожар 1839 года в Костромской губернии, очевидцем которого писатель являлся:

«Это было поистине нечто потрясающее. Потускнело солнце на безоблачном небе в знойную июльскую пору, называемою верхушкою лета, и в самый полдень стало так темно, что надо было зажигать огни. Прозрачный воздух превратился в закопчённое стекло, сквозь которое яркий диск жгучего светила казался кружком, вырезанном из красной фольги, дозволявшим безопасно смотреть на себя: не преломляются лучи, не льётся животворный свет и не исходит живительная теплота. То был год страшных местных пожаров… Народ говорил “Идёт кровавый дождь”».

Тут хочу сделать замечание, что некоторые породы глины, при растворении в воде, дают именно красный цвет. То есть автор почти напрямую говорит о глиняном дожде.

И так друзья, как видим, даже в классической литературе имеются подсказки, причём их очень много, а перечисленное здесь, только малая часть. Возможно, вы знаете и другие цитаты, у уже озвученных авторов, или у других, не упомянутых сегодня, если так, то пишите в комментариях, что за цитата, кто написал и в каком году, потому что я уверен, что таких подсказок с их стороны, было гораздо больше. И вообще, друзья, читайте классиков, но теперь уже с другим взглядом, между строк, и тогда вам откроется второе дыхание и новые горизонты нашей реальности.
Очень хочется верить, что, в приведённых выше цитатах отражается просто буйная фантазия авторов и не более того. Но если задуматься: а вдруг это не фантазия, вдруг они пытались докричаться до своего читателя, или хотя бы намекнуть о чём то? Одно я знаю точно: нам в пору серьёзно задуматься, ведь кто не знает прошлого, тот не имеет будущего.

За сим я с Вами не прощаюсь, впереди всё самое интересное. Благодарю вас друзья, за то, что дочитали до конца, всего вам доброго, до скорой встречи!

Оставить ответ

Авторизация
*
*
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Генерация пароля